Тактика английской кавалерии

Оцените статью!

Оман указывает, что во времена Мальборо и Фридриха Великого кавалерия обычно использовалась в двух линиях, действующих по флангам пехотных соединений. С этих позиций она атаковала вражескую конницу, после чего наносила удар по оставшимся незащищенными флангам пехоты.

Наполеон предпочел использовать свою кавалерию как ударную силу, нацеленную как на центр вражеской линии, так и на ее фланги. Он продемонстрировал успешность такого типа нападения, выполнявшегося слаженно и неудержимо, во многих сражениях – при Аустерлице, Маренго, Эйлау, Бородино, Дрездене и других. Французские командующие нацеливали свои удары на слабые пункты позиций противника, например, в места развертывания пехоты из колонн в линию, или там, где она не перестраивалась из линии в оборонительное каре, или, лучше всего, когда она могла быть застигнута врасплох, маршируя в колоннах. Однако, Оман напоминает нам, что только в двух случаях, при Альбуэра и Фуэнтес д`Оноро, такая тактика была успешной против британской пехоты.

Фортескью добавляет, что Веллингтон мало использовал свою конницу и что у него было немного, если таковые вообще были, достойных кавалерийских командиров. Фортескью рассматривал как соответствующего своему посту только Стэплтона Коттона; он, как и Оман, указывает на безрассудные и опрометчивые атаки, которые приводили к серьезным и ненужным потерям. В общей официальный приказ по армии (General Order), выпущенный после Ватерлоо, Веллингтон включил меморандум по тактическому управлению конницей, который, вероятно, был основан на его боевом опыте как на Полуострове, так и при Ватерлоо. Оман цитирует его в следующем виде:

«Инструкции командующим офицерам кавалерийских бригад Оккупационной армии»

  1. Резерв должен всегда сохраняться, для развития успеха или для прикрытия неудачной атаки. Такой резерв должен составлять не менее половины общей численности кавалерии, а иногда может доходить до двух третей от нее.
  2. Обычно силы кавалерии должны формироваться в три линии; первая и вторая линии должны быть развернуты, резервная линия может быть в колонне, но таким образом, чтобы ее можно было перестроить в линию.
  3. Вторая линия должна находиться на расстоянии от 400 до 500 ярдов, резервная линия – на таком же расстоянии от второй, если кавалерия собирается действовать против кавалерии. Это не слишком большое расстояние, чтобы вторая линия не успела развить успех, достигнутый передовой линией, и не слишком малое, чтобы предотвратить дезорганизацию поддерживающей второй линии при прохождении остатков разбитой передовой линии между ее интервалами.
  4. Когда, однако, кавалерия атакует пехоту, вторая линия должна находиться на расстоянии только 200 ярдов позади первой, чтобы иметь возможность без задержки напасть на противника, который израсходовал свой оборонительный ресурс против первой линии и не в состоянии быстро подготовиться к отражению повторного удара.
  5. Когда первая линия проводит свою атаку галопом, силы поддержки должны продвигаться только шагом, чтобы не подпирать передовые части и тем более не смешиваться с ними в начале боя. Боевой порядок в поддерживающих силах должен твердо сохраняться – находясь в замешательстве, они будут бесполезными, когда потребуются для прикрытия остановленной перовой линии.

Сравните инструкции Веллингтона с отчетом майора Де Ланса Эванса из Королевского штабного корпуса сэру Уильяму Понсонби, описывающим последствия удара 2-й (Соединенной) кавалерийской бригады при Ватерлоо:

«…остатки вражеских сил бежали как стадо баранов поперек долины – полностью благодаря драгунам. Фактически они забирались так далеко, что это привело к потере управления. Бригадный генерал, его штаб и все офицеры в пределах видимости пытались сделать все возможное, чтобы перестроить ряды; но беспомощность врага вызывала слишком большое искушение у драгун, и все усилия были напрасны… Я галопом помчался назад к сэру Уильяму. Драгуны все еще находились в том же беспорядке, громя рассеявшуюся пехоту… Французские уланы в правильном порядке продолжали продвигаться к нашему левому флангу. Если бы только мы смогли собрать сотню кавалеристов, нам удалось бы организованно отступить и спасти многих; но мы никак не могли добиться этого и оказались также беспомощны против их нападения, как их пехота была беспомощна против нашего.. Каждый понимал, чему это приведет. Те, чьи лошади были лучше или менее утомлены, сумели уйти. Некоторые попытались вернуться назад, к нашим позициям, обойдя французских улан слева. Все они попали во вражеские руки. Другие бросились прямо назад, среди них и я… Именно в это время и была потеряна почти вся бригада. «Серые», Королевские и Иннискиллингские драгуны почти полностью истощили свои силы, а их лошади были вымотаны. Уланы Жакино и 3-й и 4-й конно-егерские полки были свежими, хорошо организованными и превосходящими в численности…»

Английские кавалеристы
Английские кавалеристы

В течение 1811-1812 гг. в войска начали поступать каски, чтобы заменить старые треуголки и шапки; также стали вводиться тканные пояса. Было санкционировано введение нового мундира. Он застегивался впереди с помощью петель и крючков и имел повсюду, кроме воротника, широкий галун – золотой или серебряный для офицеров и из желтой или белой камвольной ткани для сержантов и рядовых. Широкий галун имел посередине полоску (train) прикладного цвета, которую пересекали горизонтальные перемычки из тонких полосок ткани так, что это походило на многозвенную цепочку. Два ряда такого галуна шли по бортам мундира и аналогичный галун проходил по краям отворотов прикладного цвета.

Гвардейские драгуны отличались наличием алых клапанов по краям воротника, имеющих ту же самую ширину, что и галун на бортах мундира; у них также имелись обшлага прикладного цвета в стиле «краг» (gauntlet), которые были окаймлены галуном по верхней и задней кромке. Полы этого нового мундира были очень короткими: 9,5 дюймов от талии до нижнего края и только 6,5 дюймов ширины в самом низу. Отвороты начинались спереди от талии и затем загибались далее книзу настолько, чтобы они лишь касались седла при посадке верхом. У офицеров имелся золотой или серебряный орнамент в виде розеток в местах схождения фалд, и золотые или серебряные плетеные шнуры на плечах мундиров. Сержанты и рядовые имели погоны прикладного цвета, отделанные галуном. Драгунские полки не имели клапанов на своих воротниках, а галун с бортов мундира переходил на воротник и достигал его верхнего края. У них были заостренные обшлага, окаймленные галуном. Впоследствии алые клапаны, которые отличали гвардейских драгунов, были отменены, и с того времени стало трудно дифференцировать гвардейских драгунов от армейских, особенно при наличии перчаток с крагами. В боевой обстановке каски, мундиры и пояса носились с серыми кавалерийскими брюками с двойным лампасом алого или прикладного цвета, проходившем вдоль внешних швов.

1.Кавалерист, 1-й (Короля) гвардейский драгунский полк, 1812-1813 гг.

На картине Гамильтон-Смита, изображающей рядового кавалериста 1-го гвардейского драгунского полка показана униформа, описанная выше, с белыми бриджами и ботфортами, которую носили в местах постоянной дислокации. Пояс желтый с двумя синими полосами. Перед седлом приторочена красная накидка, свернутая и укрытая коричневым водонепроницаемым чехлом. Позади седла – цилиндрический красный седельный чемодан с инициалами «KGD» на торцах. Конская сбруя включает синий чепрак и покрышки седельных кобур, окаймленные двойной полосой желтого галуна. В заднем углу чепрака располагалась эмблема, состоящая из королевского вензеля, короны над ним и инициалов «KGD» под ним, окруженная желтой вышивкой. Украшение седельных кобур не просматривается, но оно было аналогичным. Обратите внимание, что хотя Гамильтон-Смит показывает каску второго образца с черным конским хвостом, на рисунке Дайтона у кавалериста того же самого полка показана каска первого образца с длинным гребнем («гусеницей») из синей и красной шерсти. Гребень раскрашен полосами поперек «гусеницы».

2. Офицер, 5-й (Принцессы Шарлотты Уэльской) гвардейский драгунский полк, 1812 г.

Фигура показывает офицера 5-го гвардейского драгунского полка в старой униформе (по работе Т. Годдарда «Военный костюм Европы в 1812 г.»); в ней имеется несколько интересных особенностей. Например, обратите внимание на воротник, окаймленный повсюду золотым кантом; на стиль обшлагов с вырезом, золотой петлицей и пуговицей; на расположение золотых петлиц на рукавах выше обшлагов.

3. Кавалерист, 3-й (Собственный Короля) драгунский полк, 1812 г.

Фигура выполнена по рисунку Денниса Дайтона и демонстрирует каску первого образца, введенную в марте 1812 г., которая по каким-то причинам оказалась неудовлетворительной. В данном случае шерстяной гребень украшен четырьмя малиновыми полосами; медный козырек без какой-либо отделки, но имеет оригинальную форму с изгибом посередине. Рядовой носит серые кавалерийские брюки с двойным алым лампасом вдоль наружных швов; его черная ташка носится на двух ремешках и ничем не украшена.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *