Организация русской пехоты

Оцените статью!

В 1725 г. полки армейской пехоты имели по два (в ряде случаев — три) батальона в составе четырех рот, по 141 человеку в каждой (включая офицеров). Кроме того, в роте имелось 54 денщика, считавшихся нестроевыми. Московский, Киевский, Нарвский и Ингерманландский полки были трехбатальонными. В полку имелось по две трехфунтовых легких пушки. Одним из первых нововведений Миниха было увеличение легкой полковой артиллерии: число 3-фунтовых орудий в полках возросло с двух до четырех. В 1731 г. перед началом кампаний против турок расформировали пять гренадерских полков, лучших солдат линейных рот перевели в гренадеры, и каждому армейскому пехотному полку добавили по две гренадерских роты. В соответствии с наставлениями Петра I, численность этих рот довели до 200 человек.

После воцарения Елизаветы Петровны и отставки Миниха организация пехотных полков изменилась. Опыт войны со Швецией заставил Военную коллегию добавить по третьему батальону в каждый пехотный полк, в результате численность регулярной армии возросла со 170 до 270 тысяч человек. Реорганизация продолжалась и после начала Семилетней войны: численность полка возросла до 1728 мушкетеров, сведенных в три батальона четырехротного состава. Каждая рота делилась на четыре взвода, в каждом взводе — по две артели, или отделения. Артель являлась самой мелкой хозяйственной единицей российской армии. Следует иметь в виду, что приведенные здесь цифры относятся к штатному составу: потери вследствие дезертирства, выделение солдат для заготовки продуктов и охраны, не говоря уж о болезнях и боевых потерях, существенно снижали численность полка. Роты в пехотных полках нумеровались с 1-й по 12-ю, 1-й и 2-й номера носили гренадерские роты.

Когда в 1757 г. Апраксин начал наступление в Восточной Пруссии, недостаток личного состава в армии заставил его отослать третьи батальоны полков. С этого времени и до конца войны третьи батальоны должны были выполнять роль запасных, в которых проводилась подготовка и обучение пополнений, высылавшихся по мере необходимости в действующие батальоны полка. Эта временная мера в ноябре 1757 г. была закреплена приказом Военной коллегии, и в результате действующие полки реально стали двухбатальонными. Хотя каждый полк формально имел по две гренадерских роты, с 1731 г. одна из них, как правило, выделялась для формирования сводных гренадерских батальонов.

В 1756 г. эти роты сводились во временные гренадерские полки, получившие номера с 1-го по 4-й. В каждом полку имелось по два батальона пятиротного состава, но в 1757 г. количество рот в батальоне сократили до четырех, а две высвободившихся роты образовали депо, или запасной батальон сводного полка. Роты нумеровались с 1-й по 10-ю.

Артиллерия пехотного полка состояла из четырех легких 3-фунтовых орудий, а после того, как в январе 1757 г. было образовано Артиллерийское установление, в армии появились шуваловские «секретные гаубицы». После сражения при Цорндорфе (1758) об этих орудиях сложилось противоречивое мнение, но тем не менее в каждом полку по два 3-фунтовых орудия заменили шуваловскими гаубицами. Кроме того, каждому полку, по крайней мере по штатам, добавили восемь легких (шестифунтовых) мортир, которые составили полковую артиллерийскую батарею. Перевозить эти мортиры полагалось попарно на лафетах полковых орудий, но после 1759 г. упоминаний о применении подобных орудий не встречается — можно предположить, что употреблять их в бою перестали.

Артиллерийское подразделение, приданное каждому полку, включало одного унтер-офицера, 30 артиллеристов и «матросов» (помощников артиллеристов): на одно орудие приходилось 6—7 человек. В размещенном в Ливонии Обсервационном корпусе полки имели по четыре батальона, из трех мушкетерских и одной гренадерской роты каждый. По одному из этих батальонов было оставлено в Ливонии, когда Обсервационный корпус был направлен на фронт. Когда в 1759 г. Корпус слили с армией, все роты полков, кроме одной гренадерской, перевели в мушкетерские, а по одному батальону каждого полка перевели в артиллерийские. В результате бывшие полки корпуса получили ту же структурную организацию, что и стандартные армейские пехотные полки.

Три гвардейских полка, основанных еще Петром, отличались по своему составу от армейской пехоты. Лейб-гвардии Преображенский полк имел четырехбатальонный состав (по четыре роты в батальоне, 210 человек в роте), а кроме того бомбардирскую (107 чел.) и гренадерскую (200 чел.) роты. Лейб-гвардии Семеновский и Измайловский полки были трехбатальонными, а бомбардирские роты в них заменены на артиллерийские. На протяжении всей войны полковая артиллерия гвардии состояла из восьми 3-фунтовых орудий (в Преображенском полку — двенадцати). Кроме того, для торжественных церемоний в Санкт-Петербурге отряжалась Лейб-кампания, исполнявшая обязанности эскорта при императрице. Общая численность гвардии в Петербурге и его окрестностях превышала 7000 человек — существенная сила, которая могла быть использована в борьбе за власть, что и случилось при восшествии на престол императрицы Екатерины II.

Следует добавить, что армия не имела постоянной организационной структуры выше полкового уровня. Полки сводились в бригады и дивизии по прихоти армейского командования. Иногда формировались «летучие колонны», или корволаны — армейские соединения, способные к более быстрым передвижениям, чем остальная часть войск. Обычный полковой обоз в составе как минимум 160 пароконных повозок существенно замедлял продвижение всех регулярных частей.

Великая княгиня Екатерина и великий князь Петр
Великая княгиня Екатерина и великий князь Петр находились в Санкт-Петербурге в период царствования императрицы Елизаветы и унаследовали трон после ее смерти в 1762 г. Попытки Петра III ввести в русской армии модель прусского полка были кратковременны и потому не успешны, а созданные воинские части реального боевого значения не имели и в войне участия не принимали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *