Греческая конница в бою

Оцените статью!

Греческая конница, также как и конница из Тарента, не могла атаковать целый строй гоплитов. Но конница могла успешно действовать на флангах и в тылу, а также прикрывать свои фланги и тыл от действий конницы противника. Конница также могла беспокоить пехоту на марше, а также бороться с фуражирными командами противника. Греческая конница также могла действовать против легковооруженной пехоты. Ценна конница была и в разведке, патрулировании, организации сторожевых застав. Конница также могла формировать боевое охранение основных сил.

Филипп и Александр резко изменили ситуацию, применив совершенно новые методы ведения войны. Они предпочитали использовать комбинированные силы, которые должны были полностью расстроить боевой порядок противника, а затем уничтожить его в ходе преследования, став предтечами идей, высказанных позднее Клаузевицем. Македонская фаланга, вооруженная сариссами длиной 12 локтей (5,4м) сдерживала противника, а крупные отряды конницы наносили решающие удары в слабые точки. Тактическая схема была достаточно проста. Одна часть войска оказывала сопротивление, а другая вызывала крушение и последующий прорыв.

Действительно, конница Александра Македонского составляла ударную силу его армии. Ядро конницы состояло из небольшой группы македонских вождей, которые были компаньонами царя. Конница разделялась на тактические отряды (ilai), формировавшиеся по территориальному признаку. Солдаты воспитывались в духе верности командиру и сплоченности в рамках илы. Психологически и физически македонцы имело превосходство над противником, не привыкшим вступать в ближний бой.

Построенная клинком македонская конница прорывала строй противника. Подобное построение также позволяло конному отряду быстро изменить направление движения, что было особенно важно при поиске слабого участка во вражеском строе. Клин мог проникнуть в любой, самый узкий промежуток, а затем расширить разрыв. В таком виде конница превратилась в настоящий боевой род войск, пригодный не только к проведению стычек.

Все греческие армии применяли боевое построение, завещанное им Александром и его отцом, полагаясь поначалу на городское ополчение, а потом на наемников, в том числе и из Тарента. Учитывая издержки содержания конницы, способной вести бой, доля конницы в армиях неуклонно сокращалась. Если у Александра конница составляла пятую часть армии, то к концу III века до н.э. доля конницы сократилась до восьмой части. Например, при Ипсе, где состоялась крупнейшая в истории битва между наследниками Александра, общая численность армий составила 155 тыс. человек, тогда ка доля конницы составила только 20 500 человек. При этом изменилась и роль конницы. Если при Александре конница решала исход боя, то теперь в обязанности конницы входило только обеспечить , чтобы фаланга могла наступать без помех. Если при Паретакенами (317 г. до н.э.) конница искала слабый участок в строе противника, то позднее сражения решались противостоянием двух фаланг, как было под Селласией (222 г. до н.э.) и Рафией (217 г. до н.э.)

Вооруженная сариссами фаланга вигрывала бой, ведя медленное наступление. Для обслуживания фаланги требовалась помощь легкой конницы. Фаланга была практически неуязвима с фронта, тогда как оставалась беззащитна с флангов и с тыла, особенно с правого фланга, не прикрытого щитами. Тарентская конница в таких условиях занималась обеспечением флангов. Кроме того, тарентцы могли выдвигаться вперед и атаковать противника издалека, пытаясь подорвать его боевой дух до начала основного сражения. Под Газой (312 г. до н.э.) тарентская конница участвовала в безнадежной атаке левого фланга армии Деметрия. Под Мантинейей (207 г. до н.э.) Филопимен поставил тарентцев перед своим фронтом.

Наступательные действия конницы против пехоты встречались значительно реже, чем оборонительные. Военный историк Джон Киган отмечает, что «конь в нормальных условихя не может галопом бежать на препятствие, через которое не может перепрыгнуть или видеть через него. Он не может перепрыгнуть или посмотреть через строй воинов… Поэтому конница оказывает больше психологическое, нежели физическое воздействие». Другими словами, конница не может атаковать и рассеять пехотный строй грубой силой. Остается лишь надежда на то, что пехота дрогнет и побежит, прежде чем конница прикоснется к ней. Под Гераклеей Пирр добил римлян конной атакой, когда те дрогнули под нажимом пехоты и боевых слонов. Подобный прием применил и Селевк под Ипсом. Он воспользвался отсутствием у противника конницы. Конница Селевка постоянно кружила вокруг фаланги Антигона, имитируя атаку то с одного направления, то с другого, пока гоплиты не дрогнули и не начали дезертировать. Так решился исход боя и судьба Антигона.

Бегущего противника было принято преследовать и резать. В таком преследовании особенно эффективна была конница. Тарентская конница вообще идеально подходила для этой роли. Для армий, состоящих в основном из наемников, было очень дорого вести регулярные сражения. Гораздо дешевле было загнать противника в безвыходное положение и заставить капитулировать без боя.

На сухой равнине в районе Габиена тарентцы Антигона сумели захватить обоз противника, чем спровоцировали дезертирство армии Евмения. Важно помнить, что в этот период почти все армии состояли из наемников, а городское ополчение практически отсутствовало. Поэтому боевой дух армий определялся исключительно материальными соображениями. В обозе находилось все имущество наемника. Филипп боролся с обозами. Он запретил иметь в обозе повозки, резко сократил число разрешенных слуг и запретил присутствовать в армии женщинам. Но наследники Александра снова разрешили присутствовать в обозе женщинам, детям и рабам. В обозе хранились все трофеи наемников, захваченные в ходе многолетней службы. Поэтому защита обоза становилась главной задачей полководца. Евмений вполне мог победить в сражении, но его «серебряные щиты» (argyraspides) согласились выдать своего полководца в обмен на захваченное у них имущество.

Ветераны-аргираспиды начали службу еще при Филиппе. Поэтому к 316 г. до н.э. им всем уже было шестьдесят лет и больше. Под Габиеном аргираспиды провели лобовую атаку в плотном строю, опрокинув стоявшую напротив их фалангу Антигона, а затем провернули вправо, и сохраняя строй, атаковали остатки армии противника. Но небольшой отряд тарентской конницы смог переломить ход сражения. Под прикрытием поднявшейся до небес пыли они успешно обошли армию Евмения и атаковали обоз. Антигон немедленно воспользовался ситуацией. В результате его казна стала насчитывать 45 тыс. талантов, а его армия достигла 80 тыс. человек. Он провозгласил себя правителем Азии. Так тарентцы изменили ход одного из важнейших сражений за наследство Александра Македонского.

Конница в целом неэффективна против пехоты, сохраняющей строй. Но против пехоты, строй рассыпавшей, конница превращается в страшное оружие. Тарентцы не умели проводить ударные атаки и совершали только стычки, вели разведку, рассеивали легкую пехоту противника и действовали против охранения противника.

Под Габиеном тарентцы Антигона захватили обоз противника. Фаланга Евмения ощетинилась копьями и прикрылась серебряными щитами. Но Антигон начал переговоры с наемниками и подкупил их, заставив выдать Евмения.
В целом наемники были лучше подготовлены, чем горожане-ополченцы, что давало им большую тактическую гибкость и большую устойчивость к панике. Но наемник с трудом мог удержаться от легких денег. На иллюстрации тарентская конница, ворвавшаяся в обоз противника, режет оказавшихся здесь солдат противника.

Наездники разметали все дротики, а теперь взялись за мечи. На изображениях того времени отчетливо видно, что кописом наносили рубящие удары сверху вниз, целясь в голову или плечо. Гиппократ в труде «О ранах головы» сообщает, что ранения, полученные пехотинцами от конницы опаснее, нежели ранения, полученные в поединке между пехотинцами. Конница не жалеет никого, даже женщин и детей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *