Спартанская конница

Оцените статью!

Вслед за победой под Пилосом в 425 п до н.э. афиняне организовали в этом городе и на о. Кифера свои базы. В ответ на эту военную угрозу лакедемоняне решили, вопреки своей прежней практике, создать собственную конницу из400 всадников и подразделения стрелков из лука (Фукидид, IV, 55, 2). Это решение — неплохое с точки зрения военной целесообразности — сильно напрягло финансы государства, которое только что ввело режим экономии. Ксенофонт (Греческая история, VI, 4,11) сообщает, что при Левктрах (371 до н.э.) лаконская конница выглядела весьма бледно, поскольку конями обладали только самые богатые люди государства. Всадники получали коней и оружие только по вступлении в войско, и в битву им приходилось вступать практически без подготовки. Кроме того, в конницу попадали менее развитые физически и менее амбициозные люди.

Лаконская бронзовая статуэтка воина из Олимпии. Щитки на шлеме, закрывающие щеки, имеют необычную форму.
Лаконская бронзовая статуэтка воина из Олимпии. Щитки на шлеме, закрывающие щеки, имеют необычную форму.

Таким образом, проблема обеспечения войска лошадьми решалась за счет мобилизации лошадей, которые принадлежали богатым гражданам — как периэкам, так и спартиатам. Людей для нового рода войск набирали среди тех, кто по своим физическим данным не подходил для службы в пехоте. Плутарх на этот счет приводит одну забавную историю (Моралии, 210 F, 234 Е). Один хромой лакедемонянин , отправляясь на войну, попросил себе лошадь. Услышав его просьбу Агесилай, который и сам был хромым, воскликнул: «Разве ты не понимаешь, что война требует от людей не бега, а стойкости?» Если этот анекдот имеет под собой исторические основания, то он является подтверждением слов Ксенофонта.

Если мы серьезно отнесемся к двум анекдотам, донесенным до нас Плутархом (Моралии, 234 F, 241 Е), то нам придется признать, что недостаток людской силы вынуждал записывать в пехоту и хромых.

В первом анекдоте хромой человек отправляется на войну и подвергается за это осмеянию со стороны каких-то людей. В ответ на насмешки он говорит, что на войне требуется стоять в строю, а не бегать от неприятеля. Во втором рассказывается, как мать, провожая на битву своего хромого сына, говорит: «Сын мой, пусть каждый шаг напоминает тебе о твоем мужестве». Понятно, что второй анекдот дублирует первый, снимая все сомнения в его подлинности.

Убедившись в неэффективности своей конницы, лакедемоняне обратились к услугам наемников. Ксенофонт (Гиппарх, 9, 4) сообщает, что слава к лакедемонской коннице пришла одновременно с приходом в нее наемников. Вероятно, он имеет в виду всадников, которых Агесилай набрал в Азии в 396-395 гг. до н.э. Первый год азиатского похода Агесилая показал, что войско, несмотря на сильную пехоту, очень страдает от нехватки вспомогательных отрядов, особенно конных. Без конницы лакедемоняне не могли успешно действовать против персов в открытом поле. Тогда царь обязал всех богатых жителей азиатских городов отдать в войско верховых лошадей. Чтобы личный состав свежеиспеченной конницы соответствовал высоким спартанским стандартам, он объявил, что каждый, кто даст войску коня, оружие и подготовленного всадника, будет освобожден от обязанности лично нести военную службу И вместо того чтобы попытаться избежать призыва, богачи принялись лихорадочно искать себе замену (Ксенофонт, Греческая история. III, 4, 15).

Получив в следующем году приказ вернуться в Европу, Агесилай был вынужден пройти через территории враждебно настроенных фессалийпев. Преследуемое фессатийской конницей, считавшейся тогда лучшей в Греции, его войско остановилось в священной роще. Агесилай сумел одолеть своих противников при помощи собственной кавалерии, прекратив тем самым преследование с их стороны.

После этого он воздвиг трофей, весьма гордясь своим подвигом. Ведь враг, кичившийся своим искусством в верховой езде, был разбит кавалерией, которую он, Агесилай, создал самолично (Ксенофонт, Агесилай, 2, 5). Наемная конница стала с тех пор характерной чертой лакедемонской армии. Во время беотийского похода 377-376 гг. до н.э. под командой Агесилаз) находилось не менее 1500 всадников (Диолор, XV, 32, I).

Первоначальные 400 всадников могли быть разбиты на 4 лоха. Когда войско было переформировано в 6 м о р , конница достигла размеров в 600 всадников. Они были разделены на 6 мор, каждой из которых командовал гиппармост {hipparmostes). Таким образом, каждая из мор в действительности представляла из себя нечто вроде «дивизии», имеющей в своем составе собственное кавалерийское подразделение.

Конная мора была разделена на 2 улама (oulamos — буквально «толпа») по 50 человек. В свою очередь, улам делился на 10 полурядов — пятерок-пемпад (pempas). Командовали пятерками пемпадархи. Две пятерки именовались декады (dekas). Командовали ими декадархи. После битвы при Левктрах уламы и пемпы сохранились, но в пемпы отныне стали входить по 6 человек.

В 392 г. до н.э. во время битвы у Длинных стен Коринфа лаконский гиппармост Пасимах, увидев, что сикионскую пехоту сильно теснят аргосцы, вместе с несколькими всадниками схватил сикионские щиты и стал сражаться пешим, стремясь удержать строй. Сикионцы, подражая лаконским гоплитам, изображали на щитах первую букву названия своего города (сигма). По преданию Пасимах воскликнул: «Во имя Кастора и Полидевка, аргивяне, эти сигмы вас одурачат.» Думая, что перед ними сикионцы, а не лакедемоняне, аргосцы бесстрашно бросились вперед и убили Пасимаха и большинство его людей (Ксенофонт, Греческая история, ГУ, 4, 10). Этот случай показывает, что лаконская конница не отличалась по своей экипировке ни от сикионской, ни от лаконской пехоты, иначе аргивяне заметили бы, что перед ними не сикионцы.

Обломок известняковой плиты с изображением всадника (вероятно, фрагмент надгробия). Стиль изображения отличается от стиля аттических мастеров. Плита была вмурована в стену небольшого дома, расположенного в Акрополе Афин и снесенного в начале XX в. Вероятно, обломок попал в Афины в качестве корабельного балласта в начале Нового времени. Мрамор имеет серо-голубой оттенок. Подобного мрамора нет ни в Аттике, ни на островах, зато он встречается в Лаконике. Таким образом, возможно, рельеф был создан лакедемонским мастером.
Обломок известняковой плиты с изображением всадника (вероятно, фрагмент надгробия). Стиль изображения отличается от стиля аттических мастеров. Плита была вмурована в стену небольшого дома, расположенного в Акрополе Афин и снесенного в начале XX в. Вероятно, обломок попал в Афины в качестве корабельного балласта в начале Нового времени. Мрамор имеет серо-голубой оттенок. Подобного мрамора нет ни в Аттике, ни на островах, зато он встречается в Лаконике. Таким образом, возможно, рельеф был создан лакедемонским мастером.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *