Боевые и торговые суда викингов

Боевые и торговые суда викингов имели две небольшие приподнятые палубы, на носу и на корме. Между ними была палуба, обшитая неплотно прикрепленными досками, которые поднимались для упрощения укладки тюков, постоянно необходимой в суровую погоду. Во время стоянки на якоре или в гавани главная палуба накрывалась большим тентом, прикрепленным на разборном, легком шпангоуте корпуса, чтобы защитить команду от непогоды.

В саге «Сварфдела» описывается 12 кораблей, стоящих на якоре: «Все покрытые черными тентами. Из-под тентов пробивался свет, где сидели люди и пили». Щиты членов команды обычно вешались вдоль планшир, хотя современные специалисты часто утверждают, что это делалось только «в особых случаях», а во время гребли было невозможно. Однако это мнение основывается только на примере гокстадского корабля, на котором щиты были привязаны ремнями к деревянной рейке так, что действительно закрывали весла. На осебергском судне они были расположены в прорезях шпангоута и прикреплены с наружной стороны планшира таким образом, что совсем не мешали гребле. Это совпадает и со свидетельством саг, которые отмечают, что щиты иногда крепились так на судах, участвующих в сражении. Например, в «Битве на фьорде Гафрс» описывается, что планширы «блестели начищенными щитами», а в «Сражении на реке Нисса» в 1062 г. «воины сделали укрепление из щитов, навешанных вдоль планшир». На готландских наскальных рисунках щиты также изображены расположенными таким образом на парусных кораблях.

Голова викинга, вырезанная на осебергском корабле IX в. Как и на всех сохранившихся изображениях, викинг с усами и бородой.

Голова викинга, вырезанная на осебергском корабле IX в. Как и на всех сохранившихся изображениях, викинг с усами и бородой.

Невероятно, но ни в одном из кораблей викингов не было найдено никаких следов существования самих скамеек для гребцов, чаще всего предполагают, что их роль выполняли личные сундуки матросов (сундуки с осебергского судна были подходящего размера для сидения).

Хотя некоторые документы утверждают, что моряки хранили свои вещи не в сундуках, а в кожаных мешках (hudfat), которые служили также и спальными мешками, так что этот вопрос решить не так уж и просто. В одном из военных кораблей, найденных под Скулделевым, в качестве сидений, вероятно, могли использоваться поперечные балки. В то же время один эксперт предположил, что гребцы вообще стояли. Сами весла обычно в среднем составляли 16-17 футов в длину, на гокстадском же судне они были от 17 футов до 19 футов 2 дюймов. На веслах обычно было по одному человеку, но во время сражения могло быть и трое, чтобы защитить гребца от вражеских метательных снарядов и обеспечить смену. «Длинный змей» Олафа Тригвассона в одной из битв 1000 г якобы имел до 8 человек па «полместа» (т.е. на каждом весле), не считая остальных 30 бойцов. В сумме выходит 574 члена экипажа, поэтому более вероятно, что 8 человек было па «место », а не на «полместа», и команда состояла из 302 моряков.

Для походов в открытое морс использовались огромные квадратные паруса. Они появились на скандинавских судах самое позднее в VIII веке, и это, несомненно, было одним из тех технологических новшеств, которые способствовали расцвету цивилизации викингов. В 1893 г. «Викинг», точная реконструкция гокстадского корабля, пересек Атлантический океан. Он развивает скорость до 11 узлов под парусом и всего за 28 дней дошел из Бергена до Ньюфаундленда. Паруса самих викингов, вероятно, были сделаны из шерсти, хотя некоторые эксперты утверждают, что они были льняные. Орнаментальные узоры, изображенные на готландских наскальных рисунках, возможно, отображают то, как при помощи кожаных ремней и канатов пытались сохранить форму шерстяных парусов. Эти рисунки также показывают принцип действия канатов рифа, прикрепленных к нижней части паруса. Он, несомненно, ничем не отличался от принципа Действия, используемого на северо-норвежских рыбачьих лодках вплоть до XIX века. При натяжении каната зарифлялась парусина, образуя складки, и таким образом убирался парус.

В сагах описываются паруса викингов с синими, красными, зелеными и 6eлыми полосками с клетками. Остатки парусов с гокстадского судна были белыми с красными полосками. Мачта была, скорее, всего в два раза короче длины самого судна, поэтому когда во время битвы ее спускали, она даже не задевала бимсов на корме. Целиком не было найдено пи одной мачты.

На корме по правому борту (рулевому борту) находилось большое весло со съемной рукояткой, которое служило в качестве руля. На носу и корме обычно вырезались головы и хвосты животных, в частности, драконов («змей»). Этот североевропейский обычай относится еще к I-II векам, что подтверждается норвежскими наскальными рисунками. По таким золоченым головам обычно давали названия кораблям, например: «Длинный змей», «Бизон», «Журавль», «Человеческая голова». По исландскому закону, во время похода на новую землю нужно было сначала перевезти фигуру головы с корабля, чтобы прогнать духов, покровительствующих острову. Этот обычай, возможно, был распространен по всей Скандинавии, так как даже гобелен из Бойе изображает флотилию норманнов, идущую по морю, с фигурами голов, а причалившую в Англии — уже без них.

Корабль IX в., найденный в Гокстаде, Вестфольд, Норвегия. Был раскопан в 1880 г. в кургане размером 162 фута в ширину и 16 футов в высоту. Сохранился за счет голубой глины.

Корабль IX в., найденный в Гокстаде, Вестфольд, Норвегия. Был раскопан в 1880 г. в кургане размером 162 фута в ширину и 16 футов в высоту. Сохранился за счет голубой глины.

            

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *