Русские военные кампании против Турции

Помимо непродолжительной кампании в Польше, в результате которой был восстановлен полузависимый статус этой страны, Миних получил возможность испытать храбрость своей армии в боях против турок. Он рассматривал конфликт как шанс предоставить войскам возможность упражняться во владении оружием и разработал полномасштабный план боевых операций, который надлежало провести в четыре этапа — на каждый отводилось по году Наступление на Крымский полуостров должно было поддерживаться вспомогательными операциями против расположенных на флангах турецких войск крепостей Азов и Очаков. После этого следовало развернуть военные действия в Молдавии, что должно было привести к освобождению от турецкого владычества православного населения. Представляют интерес многие аспекты этой кампании, поскольку они повлияли на тактику русской армии и на развитие системы обеспечения войск во время Семилетней войны.

В 1736 г., в самом начале кампании, полковник В.В. Фермор опубликовал «Диспозицию для военных приготовлений и продвижений при генеральном сражении против турок» — руководство, во многом основывавшееся на военной доктрине Миниха: «Атака наполняет солдата отвагою, а неприятеля заставляет уважать атакующего». Эти кампании во многом напоминали войны XIX в., когда войска колониальных держав вели боевые действия против неприятеля, существенно отстававшего в технической оснащенности. Армия чаще всего передвигалась строем в виде большого каре с укрытыми в центре обозом и артиллерийским поездом. Армию Миниха сопровождало сравнительно небольшое количество казаков, которое не могло в должной мере обеспечить разведку и наблюдение, и в результате противник обладал существенным преимуществом в легкой кавалерии. Это преимущество в определенной мере нейтрализовалось за счет использования опыта армии петровского периода: каждый батальон русской пехоты имел на вооружении определенное количество пик, которые на походе перевозились в обозе. Дополнительная защита от конницы обеспечивалась быстрой установкой «рогаток», которые выдвигались вперед при угрозе нападения. Первейшей задачей в негостеприимных степях Украины оказалось снабжение войск; при этом большое внимание уделялось использованию речных путей подвоза. Вблизи берегов Днепра, Буга и Дона было устроено несколько укрепленных складов, но в ряде случаев армии пришлось совершать марши по вражеской территории. Армию Миниха сопровождал обоз из более чем 30 тысяч повозок, который крайне замедлял продвижение, но зато обеспечивал полную независимость от линий снабжения и коммуникаций. Этот метод тылового обеспечения был применен и в ходе кампаний Семилетней войны, что принесло русской армии репутацию медлительной и неповоротливой.

Кампания 1736 г. принесла русской армии Перекоп — крепость, защищавшую подходы к Крыму, и город-крепость Азов в устье Дона. В 1737 г. был покорен Крым и захвачен Очаков — главная цель Миниха на начальном этапе войны. На следующий год болезни и примененная турками тактика «выжженной земли» заставили русские войска отойти в Молдавию и отказаться от удерживания Очакова. В ходе более удачной кампании 1739 г. армия Миниха продолжила наступление через северную Молдавию, но тут заключение мира между Австрией (союзницей России) и Турцией положило конец активным военным действиям. На основании заключенного в 1740 г. договора значительная часть захваченных Минихом территорий была возвращена Турции, но Россия удержала за собой Азов. Британский наблюдатель сообщал, что «хотя русские и не понесли в сражениях больших потерь, следует заметить, что они потеряли много людей умерших от перенапряжения, нехватки воды, переходов в бесплодных пустынях и от чумы» (Cook, 1770).

Императрица Анна скончалась в 1740 г., и при поддержке Преображенского полка на престол вступила великая княжна Елизавета, дочь Петра Великого. Поддерживая недовольство советниками-«немцами» Анны Иоанновны, новая императрица отправила Миниха и других придворных под арест, а затем в ссылку. На самом деле, императрице Елизавете следовало бы быть благодарной генерал-фельдмаршалу Миниху за его реформы, преобразовавшие русскую армию в преддверии войны с Пруссией.

Гренадер армейского гренадерского полка, 1756—1762. Гренадер входит в состав сводного гренадерского полка, на налобнике его митры — герб его родного пехотного полка, в данном случае Ингерманландского.

Гренадер армейского гренадерского полка, 1756—1762.
Гренадер входит в состав сводного гренадерского полка, на налобнике его митры — герб его родного пехотного полка, в данном случае Ингерманландского.

            

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *