Русская армия после Петра Великого

К моменту смерти Петра Великого в 1725 г. русская армия состояла из 2 гвардейских и 5 гренадерских полков, 49 полков армейской пехоты, 49 гарнизонных пехотных полков, 30 драгунских и 4 гарнизонных драгунских полков, а также довольно значительных инженерных и артиллерийских частей. Русская армия, располагавшая 240 000 солдатами и офицерами, в военное время могла быть увеличена (по крайней мере, теоретически) еще на 100 000 за счет казачьих, калмыцких и других иррегулярных конных формирований. Это была крупнейшая военная сила в Европе.

После окончания Северной войны со Швецией в 1721 г. Петр намеревался расширить южные границы империи, захватив регион между Каспийским и Черным морями. Каспийские силы1 располагали 9 полками, составленными из подразделений, выделенных из 18 линейных и 2 гренадерских полков основных сил армии. Периодически к ним высылались свежие подкрепления, и к 1734 г., когда эти провинции окончательно отошли к России, они превратились в крупнейшее воинское соединение XVIII в. Британский посол при дворе императрицы Анны Иоанновны сообщал: «Трудно вообразить, сколько офицеров и солдат погибло в этой жаркой стране. Майор, служивший в этих войсках, уверял меня, что он и еще 26 офицеров были посланы туда три года назад, и через два года все, исключая его самого, умерли» (Rondeau, 1730).

Подсчитано, что с 1722 по 1734 г. в прикаспийских районах только от болезней скончалось 130 тысяч русских солдат — в результате введенная Петром I система рекрутских наборов едва не рухнула от перегрузки. Только после того, как в 1734 г. армию отвели из этих гиблых мест, она смогла восстановить свою численность петровских времен, В определенном отношении можно сказать, что каспийская кампания оказала такое же влияние на численность и ресурсы русской армии, что и вторжение в Афганистан 150 годами позже.

Мушкетер и сержант армейского пехотного полка, 1759 г. Сержант справа держит ротный значок вместо полагающейся ему алебарды; солдат вооружен стандартным русским ружьем периода Семилетней войны - копией австрийского ружья.

Мушкетер и сержант армейского пехотного полка, 1759 г. Сержант справа держит ротный значок вместо полагающейся ему алебарды; солдат вооружен стандартным русским ружьем периода Семилетней войны – копией австрийского ружья.

Гвардейские полки
Таково было состояние армии, которую унаследовала императрица Екатерина I, a в 1727 г. — внук Петра Великого — Петр II. Но для наследников Петра был важен и еще один военный фактор. Преображенский и Семеновский полки Лейб-гвардии, созданные Петром I в качестве основы армии нового типа и имевшие наибольший боевой опыт, в ходе Северной войны использовались в качестве «пожарной команды», которую перебрасывали с одного участка на другой. Но в последние годы царствования императора эти полки по преимуществу пребывали не на полях сражений, а в столице, Санкт-Петербурге, а гвардейские офицеры стали играть заметную роль во дворцовой политике и интригах. Даже солдаты гвардии участвовали в дворцовой жизни, поскольку большую часть из них составляли молодые дворяне, а не бывшие крестьяне, как в армейских полках.

Всего в столице и ее окрестностях дислоцировалось около 30 000 войск: помимо гвардии это были Санкт-Петербургский, Нарвский, Ингерманландский и 1-й Московский пехотные полки, Белозерский и Нарвский драгунские, Лейб-регимент, конная драбантская рота и 4 милиционных полка. Эта сила могла, а в некоторых случаях и желала вмешиваться в жизнь государства, особенно если ее интересы не учитывались при дворе. Войска находились в ведении князя Меншикова, фаворита Петра I и генералиссимуса. При поддержке императрицы Екатерины I военное и политическое влияние Меншикова за несколько месяцев до коронации молодого Государя возросло до огромных размеров. В сентябре 1727 г. князь Меншиков на основании одного из выдвинутых против него обвинений был отстранен от власти, схвачен и отправлен в ссылку. Опасаясь возможного военного мятежа, Петр II незадолго до своей смерти в 1730 г. перевел двор в Москву.

В результате дворцовых интриг место императрицы заняла племянница Петра I Анна Иоанновна, герцогиня Курляндская, но ее власть при этом оказалась сильно ограниченной. При поддержке гвардейцев-преображенцев Анна Иоанновна организовала дворцовый переворот, сместив представителей родовой аристократии, пытавшихся ее контролировать, и снова получила самодержавную власть. В качестве награды всем солдатам гренадерской роты Лейб-гвардии Преображенского полка даровалось потомственное дворянство — поддержка армии была обеспечена.

Однако для укрепления собственной безопасности на троне Анна Иоанновна учредила третий гвардейский полк — Измайловский — большая часть офицерских должностей в котором была замещена немцами, которым она могла всецело доверять.

            

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *