Веллингтон

Веллингтон полагал, что британская кавалерия по специальным качествам уступала французской, хотя как это ни парадоксально, он также говорил, что один британский эскадрон может сражаться против двух вражеских. Его основной заботой было то, что хотя английская конница отличалась храбростью и решительностью, она испытывала недостаток дисциплины, что неизменно проявлялось при попытках собраться и перестроиться после нанесения первого удара. Причиной этого, без сомнения, была посредственность офицерского состава, среди которого лорд Пэйджет (Paget), 2-й граф Аксбридж (Uxbridge), являлся почти единственным исключением. Между другими, только Ле Маршан (Le Marchant) обещал многое, но его смерть при Саламанке не дала возможность по-настоящему оценить его качества. Неспособность целых полков сохранять адекватный резерв и повторяющиеся неудачи сбора и перестроения частей после первого удара оставались главными пороками. Французы часто имели возможность с помощью резервов проводить эффективные контратаки, причиняя ненужные потери и ликвидируя любые преимущества, полученные при первоначальном нападении.

Этот недостаток выучки был продемонстрирован в 1812 г. при Макилла (Maquilla), где генерал-майор Слей не смог удержать контроль над своими полками – несмотря на приказы, они на полном карьере умчались далеко вперед и рассеялись. Как следствие, 3-й гвардейский драгунский и 1-й (Королевский) драгунские полки были обращены в бегство, понеся тяжелые потери, преследуемые превосходящими силами вражеской резервной кавалерии, захватившей множество пленных. Веллингтон никогда не простил Слейду эту катастрофу.

Однако, имелись и положительные примеры. Британская кавалерия участвовала во многих очень успешных операциях, начиная от Сахагуна в 1808г до Бенавенте, Фуэнтес д`Оноро, Эсейя и Саламанки в 1812 г. Превосходные действия драгунских полков из Королевского Германского Легиона (King`s German Legion) под командованием фон Бока описаны более подробно на странице, посвященной контингенту этого Легиона.

При Ватерлоо, хотя кавалерия в общем показала себя великолепно, отдельные ошибки, которые Веллингтон уже подчеркивал, повторялись неоднократно. Гвардейская кавалерия, 1-й (Королевский) драгунский полк, «Шотландские серые» и Иннискиллингские драгуны разбили значительную часть пехоты д`Эрлона; но затем, увлекшись галопом, бросив удила, бессмысленно возбужденные своим яростным ударом, они неорганизованно бросились вверх по склону в попытке атаковать уже артиллерийские батареи и резервы французов. Напрасно Аксбридж приказывал трубить отступление; большинство всадников не сумело остановиться; в результате несколько прекрасных полков понесли большие потери от пехоты Башлю (Bachelu) и улан Мартике (Martique). Несмотря на полную победу, Веллингтон был так рассержен этим недостатком управления, что позже написал свою «Инструкцию командующим офицерам кавалерийских бригад в Оккупационной армии», где в текст был включен классический сценарий: что он намеревался сделать и что фактически произошло.

Английские кавалеристы

Английские кавалеристы

1. Кавалерист, Королевский конно-гвардейский полк, Фландрия, 1794 г.
Это реконструкция униформы, которую носили рядовые кавалеристы Королевской конной гвардии в начале кампании 1794 г. во Фландрии. Четыре роты служили там под командованием герцога Йоркского; их кирасы были получены перед отправкой на континент. С большей долей уверенности можно говорить, что это были старые панцири, которые использовались полком в течение предыдущих кампаний в Германии и Нидерландах. Согласно «Истории полка» Пака, очень быстро выяснилось, что они «гораздо более обременительны, чем удобны»; быстро ржавевшие во влажных условиях фландрского театра военных действий, они были сданы на хранение в тыловой склад и в конечном счете возвращены в Великобританию. Детали в виде простой черной шляпы с черным султаном, имевшим красную вершину, синего мундира с алым прикладным цветом и узким галуном, золотым или металлического цвета, и подсумка на поясной портупее приведены по картине Джорджа Морланда и современному рисунку фламандского художника из собрания Лоусона. Обратите внимание, как носили ремешок для фляги.

В июле 1796 г. королевский ордер определил, что тяжелая кавалерия должна получить короткополые мундиры, более удобные для посадки в седле в конном строю. Мундиры должны были быть однобортными, застегнутыми до талии, закрывающими жилет. Новая форма имела воротник, обшлага, погоны и отвороты прикладного цвета и красные «крыльца», которые окаймлялись галуном и усиливались металлическими пластинами, чтобы противостоять сабельным ударам. Мундиры украшались прямоугольными петлицами из белой камвольной ткани; спереди воротника имелись две подобные петлицы (те, что справа, с пуговицами); также петлицы размещались на обшлагах и рукавах, на фалдах и сзади на талии. Погоны были также окаймлены белым галуном. У драгунов были круглые обшлага, а гвардейских драгунов – обшлага с зубчатым краем; но это различие едва заметно на рисунках и портретах, к тому же они обычно закрывались крагами перчаток. Гамильтон-Смит показывает гвардейских драгун продолжающими Носить лацканы прикладного цвета и в 1800 г., но драгунов – уже в мундирах, описанных выше. Вероятно, что в переходный период некоторые полки получили новую форму раньше, чем другие.

2. Сержант, 2-й (Королевы) гвардейский драгунский полк, 1799 г.
Сержанты 2-го драгунского гвардейского полка стали носить две черных (то есть прикладного цвета) шеврона на правом рукаве, в то время как капралы получили один подобный шеврон, а главные сержанты – три. Сержантам по королевскому ордеру 1798 г. полагались в качестве дальнейших отличий золотые или серебряные пуговичные петлицы и ношение на поясе малинового шарфа и крученого шелка, который во 2-м гвардейском драгунском полку дважды обертывался вокруг талии и завязывался впереди, причем его концы свешивались вниз до середины бедра. В случае выполнения своих обязанностей в пешем строю сержанты надевали длинные гамаши из черной шерсти; свои палаши они носили на плечевой перевязи (то есть у них были скрещивающиеся ремни) далее они были вооружены кремневым ружьем (firelock) и штыком, который прикреплялся к ружью одновременно с рядовыми. У сержантов имелись белые перчатки и они носили полковые трости.

3. Кавалерист, 2-й (Королевский Северо-Британский) драгунский полк – «Шотландские серые», 1807 г.
Здесь показан рядовой кавалерист 2-го драгунского полка в мундире, описанном выше, но в меховой шапке, которая являлась полковым различием; он изображен по акварели кисти Гамильтон-Смита, датированной 1807 годом. Картина свидетельствует о наличии синих отворотов и петлиц на фалдах, красной накидке, свернутой в рулон и навьюченной впереди седла, коричневого мягкого седельного чемодана овальной формы позади, а также чепрака из коричневого меха на седле. Недоуздок (heagstall), уздечка и поводья – бледного желтовато-коричневого (pale fawn) цвета; грива лошади украшалась алыми ленточками и розетками.

            

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *