Полковой хирург, денщики, трубачи, ротные клерки

Полковой хирург и полковой госпиталь
Полковой хирург занимался внутренним устройством госпиталя. В казармах помещение для больных обеспечивалось Казарменным департаментом. При расквартировании хирург должен был разыскать подходящий для госпиталя дом и сообщить о его арендной плате Генерал-инспектору госпиталей. Когда полк становился лагерем, госпиталю предоставлялась отдельная палатка, располагавшаяся в сухом месте. Для помощи ему в медицинских обязанностях, хирургу разрешалось нанимать медбрата с оплатой один шиллинг в день, больничного сержанта – шесть пенсов в день и санитара – четыре пенса в день. При необходимости у госпиталя выставлялся часовой, в чьи обязанности входило предотвращать попадание любого вида спиртного к больным, а также не разрешать никому входить внутрь, за исключением хирурга, сержанта, санитара, медбрата или офицеров полка, и не позволять пациентам выходить оттуда. Любые азартные игры в госпитале были запрещены.

Рядовой кавалерист лейб-гвардии

Рядовой кавалерист лейб-гвардии, увековеченный в рисунке сэра Керра Портера, выполнившего очень много изображений войск Королевского дома. Данный рисунок дает хорошее представление об униформе тяжелой кавалерии периода 1798-1800 гг. Особенно четко показаны обшлага.

Ежедневный рапорт о болезнях и несчастных случаях подавался непосредственно командиру полка, после того как хирург получал сведения от дежурного сержанта об имени госпитализированного солдата, его подразделении и болезни. Существовал также еженедельный рапорт, в который добавлялась информация о состоянии пациента и о сроке его излечения, плюс заключительное сообщение, имеющее только три колонки: «Изменения по сравнению с прошлым отчетом», « Поступившие», «Выписанные или умершие».

Денщики
Каждому офицеру позволялось держать денщика. В этом качестве не разрешалось использовать драгун первой линии, берейтеров или рекрутов. Денщик не мог носить другую прическу, кроме как в полковом стиле, но не имел права при исполнении обязанностей слуги надевать полковую униформу. Офицер, держащий его на службе, должен был обеспечить его обычным мундиром отличающегося от полкового цвета и круглой шляпой. Денщик освобождался от всех караульных обязанностей и других ежедневных нарядов в части, но должен был платить другим солдатам за присмотр за его лошадью и ее сбруей. Денщик выбирался из собственной части офицера.

Трубачи
Эти солдаты, под руководством главного трубача, должны были самым тщательным образом заботиться о своих инструментах. Они должны были быть превосходными наездниками и ездить на энергичных и понятливых лошадях. Их обучали умению играть все сигналы на любом аллюре. При лагерном расположении их них выделялись дежурные трубачи, которые должны были пунктуально производить различные сигналы согласно приказу, полученному от главного трубача.

Ротные клерки
Эти младшие капралы (Chosen Man) помогали ротным квартирмейстерам. Например, каждый месяц они составляли для передачи адъютанту полка список личного состава части, имевшего разрешение снимать собственное жилье. Казначей оплачивал расходы на квартиру согласно утвержденному списку, по которому отчитывался по инстанции. Клерки, служившие в полковом штабе, должны были готовить ежемесячную сводную отчетность их частей, списки личного состава и ведомость всего денежного довольствия. В походных условиях готовилась та же самая отчетность, но если в постоянных пунктах дислокации она сдавалась 24-го числа каждого месяца, то в последнем случае двумя днями позже. Каждый список личного состава содержал информацию относительно солдат, находящихся в строю, в увольнении, снимающих жилье, завербовавшихся на службу, дезертиров, умерших, а также о лошадях – здоровых, больных и павших.

Возраст офицерского состава
В 1813 г. в 7-м гвардейском драгунском полку имелось два майора возрастом 40 и 41 год, с выслугой лет соответственно 24 и 21 год. Самый молодой из капитанов был в возрасте 25 лет, а вообще они находились в возрасте между 30 и 41 годом с выслугой от 15 до 20 лет. Двое из лейтенантов были, хотя это звучит невероятно, 49 и 58 лет с выслугой 24 и 40 лет соответственно. Корнеты были в среднем около 22 лет со средним сроком службы четыре года. Казначей был 44 лет с выслугой 25 лет; адъютант – 33 года с выслугой 20 лет; полковой хирург – 56 лет, проведя в армии 38 лет; ветеринарный врач – 38 лет, имея за спиной только 12 армейских лет. Квартирмейстер был самым пожилым, имея возраст 61 год с выслугой 30 лет. Адъютант был сущим ребенком 13 лет, когда он поступил в армию; вызывает также удивление казначей, попавший в строй в 19; и просто изумляет полковой хирург, поступивший в армию в 18 лет и продержавшийся там в течение 38 лет!

Рост драгунов
Анализ ежегодного инспекторского сообщения по 2-му гвардейскому драгунскому полку за 1813 г. показывает, что один сержант и два рядовых кавалериста имели рост 6 футов 2 дюйма или выше. Три сержанта, один капрал и девять рядовых имели, по крайней мере, 6 футов, в то время как два квартирмейстера, 14 сержантов, пять капралов и 98 рядовых были ростом между 5 футами 10 дюймами и 5 футами 11 дюймами. Из остальных:
15 сержантов, девять капралов и 91 рядовой – 5 футов 9 дюймов;
13 сержантов 12 капралов, один трубач и 147 рядовых – 5 футов 8 дюймов;
6 сержантов, семь капралов, два трубача и 166 рядовых – 5 футов 7 дюймов;
один сержант, три капрала, два трубача и 139 рядовых – 5 футов 6 дюймов;
один сержант, три капрала, два трубача и 56 рядовых – 5 футов 5 дюймов.
Трое трубачей и шестнадцать рядовых были ниже 5 футов 5 дюймов роста. Для сравнения, в то же самое время, 12 барабанщиков и 78 рядовых 2-го батальона 42 (Royal Heighland, Королевский Хайлендерский или «Черная стража») пехотного полка были ростом ниже 5 футов 5 дюймов, а 15 сержантов, 14 капралов и 128 рядовых были ростом 5 футов 7 дюймов и ниже.

образец офицерского повседневного мундира периода Ватерлоо.

Королевский конно-гвардейский полк («Синие»): образец офицерского повседневного мундира периода Ватерлоо. Обратите внимание на синий воротник с алыми клапанами с золотым галуном, а также на алые обшлага, имеющие только по две золотых петлицы с пуговицей на каждом. Белый кант виден на верхнем и переднем краях воротника, и далее вниз по борту мундира. Простые белые фалды симметрично завернуты назад. На плоских золотых пуговицах вытиснена корона над вензелем RHG. Обратите внимание на пуговицы, обтянутые синей тканью. Другой такой мундир, принадлежавший сэру Р. Хиллу и теперь хранящийся в Музее Гвардейской кавалерии в Виндзоре, имеет десять пуговиц по фронту и в дополнение тонкий белый кант по верхнему краю обшлагов. Этот образец имеет заметно более длинные полы. Джон Молло в своей работе «Униформа Ватерлоо. Британская кавалерия» называет его «сюртук-колет» (frock-collet).

            

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *