Позиционные сражения Столетней войны - Civilization War - Цивилизация и война

Позиционные сражения Столетней войны

Оцените статью!

В середине XIV века уровень развития артиллерии еще не давал осаждающей стороне полную гарантию успеха. Осажденные вели ответный огонь. Поскольку англичане по-прежнему доминировали в открытом бою, французский король приказал провести инспекцию всех крепостей, что и было сделано в период с 1358 по 1367 год.

Самыми простыми укреплениями были фортифицированные церкви, особенно многочисленные на юге и западе страны. Немногим сложнее были fortalesium или укрепленные деревни, hostal или valat или укрепленные усадьбы, а также pals, представлявшие собой кольцо из стен и построек, окружавшее поселение. В XV веке пользовались несколько иной терминологией. Под словом castrum понимали укрепления разного рода, от собственно замков до укрепленных церквей и усадеб. Термином repayrium обозначали поселение, расположенное за естественными укреплениями. Tirrus или tor – это башни различной конструкции. Bastida – новая деревня или город, которым не нужны укрепления. Dongo – южное диалектное слово, означающее донжон. Borgada – укрепленный город или большая деревня. Mota – вероятно означало место, окруженное рвом.

Рыцари Христовы, роспись Яна ван Эйка, 1435 г. Детали доспехов и конской упряжи очень хорошо прописаны. Доспехи представляют собой смешение германского и французского стиля.
Рыцари Христовы, роспись Яна ван Эйка, 1435 г. Детали доспехов и конской упряжи очень хорошо прописаны. Доспехи представляют собой смешение германского и французского стиля.

Укрепленные города были наиболее важными элементами обороны. Хотя городское население периодически сокращалось из-за эпидемии чумы, потери быстро восполнялись за счет крестьян, перебирающихся в город. Города сотрудничали друг с другом в вопросах обороны, распределяя стратегические ресурсы и делясь полученными сведениями. Города выставляли вокруг себя наблюдателей, которые в случае появления противника подавали сигнал: разводили дымный костер, били в колокол, поднимали флаг и т.п. Деревни также сотрудничали между собой, хотя и в меньших масштабах. Феодалы тоже не стеснялись делиться имевшейся информацией с соседними городами. Главной целью этих мероприятий было проследить за деятельностью отрядов противника, а также решить, что выгоднее: обороняться или откупиться. Сведения о численности и планах противника были очень точны, в чем можно убедиться, анализируя сохранившиеся до наших дней отчеты того времени.

Важным делом было поддерживать городские укрепления в рабочем состоянии. Хотя это было очень дорогим делом, укрепления были важны не только сами по себе. Роль играла также их репутация «неприступных», какую можно было создать только с помощью непрерывных фортификационных работ. С появлением королевского указа строительство укреплений приобрело законное основание. Города выкупили в свою пользу необходимую землю. Владельцы снесенных домов и выкорчеванных виноградников получали компенсацию за счет дополнительного налога (festage). Для строительства использовались местные материалы и живая сила, но руководили работами приглашаемые специалисты. Укрепления ко всему прочему должны были быть красивы, так как это повышало статус города.

Высшая французская знать отвечала за модернизацию укреплений. Например, в их ведении входило сооружение достаточно прочных городских ворот. Они также достраивали собственные замки, которые служили их престижу. Например, герцог де Берри не только усилил свой замок под Бурбон-л`Аршамбо массивными башнями, но также возвел новый великолепный парадный зал. Для знати одним из способов поднять свой статус, было увеличить потребление.

Некоторые подробности это процесса описаны в текстах Кристины де Писан, написанных около 1408 года. Она писала, что гарнизон в 200 человек нуждается в 24 arbaletes a tillole (малых арбалетов), шести arbaletes a tour, 24 arbaletes a croc, 20 луках или трех espringals, 37.200 арбалетных болтах, 72 копьях, двух bricoles (возможно, небольшие катапульты) и двух couillars (возможно, другая разновидность камнеметных машин). Кроме того, в арсенале должны быть 12 cannons perriers с годовым боекомплектом в 200 каменных ядер, 400 tampons, 1000-1500 фунтов пороху и 3000 фунтов свинца для пуль.

Де Писан также сообщает необходимые материальные средства и людские резервы для проведения успешной осады, 600 плотников, 600 помощников плотников, 2000 саперов, 330 различных арбалетов, 300 луков, 262.000 арбалетных болтов и стрел, 400 боевых топоров, четыре engine volants (возможно, камнеметные машины или приспособления для штурма стены), четыре couillars, 1000 камней, 128 пушек, 1170 каменных ядер, 5000 фунтов свинца для пуль, и 30.000 фунтов пороху. Подготовить такую армию было делом не только дорогим, но и длительным. Вряд ли мобильные армии могли решиться на сколько-нибудь серьезную осаду.

В июле 1415 года небольшой замок Монтейу был приведен в состояние боевой готовности. Гарнизон из 32 солдат усилили за счет местных ополченцев. Ополченцам раздали доспехи и оружие из арсенала. Все получили бацинеты, сервельеры и маленькие щиты. Панцирей не досталось никому. Все, за исключением одного, вооружились мечами. Некоторые вооружились арбалетами, другие получили genetarieres – легкие дротики. Около двенадцати стационарных арбалетов стояло на стенах замка. В замке имелся донжон, в котором проживал командир гарнизона. Нижний двор был огорожен деревянной стеной с барбаканом. Вокруг замка был расчищен сухой ров, перед входом в донжон воздвигли бастион. Деревянная стена нижнего двора усиливалась тремя башнями, имевшими сверху крышу из каменных плиток. В каждой стояла маленькая пушка. Самая большая башня одновременно служила воротами. Senechal приказал соорудить вдоль верхнего края стены дополнительный деревянный парапет, а ворота прикрыли дополнительной стеной, которая не давала возможности быстро подогнать к воротам нагруженную соломой телегу, с помощью которой обычно вызывался пожар на воротах. Внутри двора были сооружены деревянные платформы (guerites), фланкирующие двор. В замке также имелось еще несколько зданий, в которых гарнизон жил во время осады, а также хранились запасы пищи.

Подобную предусмотрительность проявляли и при ведении осады. Организуя длительную осаду, французы возводили вокруг осажденной крепости bastide – линию укреплений, обращенную к осажденным. Иногда эти укрепления были деревянными, иногда каменными. Часто в их состав включали уже взятые укрепления противника. В длительных осадах участвовала крупная армия. Когда в 1406 году французы осадили Кале, их армия насчитывала 3400 воинов, 710 плотников, строящих осадные машины, 1860 саперов, копающих траншеи и подкопы, 322 погонщика в обозе и 49 канониров. Канониры обслуживали 16 пушек из Буржа, три из Утрехта, а также еще ряд орудий из других голландских городов: Лимбурга, Брюсселя и Лувэ. Боекомплект для пушек составлял 2750 каменных ядер и более 20.000 фунтов пороха.

Несмотря на то, что эффективность артиллерии постоянно росла, на протяжении XIV века по прежнему использовались старые метательные машины. Большой trebuchet перевезли из Ла-Реола под Бержерак, осажденный французами в 1377 году. Мощные арбалеты ставились на вершинах башен. Об этом есть по крайней мере одно письменное свидетельство – текст, подписанный Гуго де Кардеяком.

Сцена осады города
К середине XV века миниатюры во французских манускриптах испытывают влияние фламандского ренессанса, хотя сохранили прежний средневековый дух. Сцена осады города. Видна большая казнозарядная пушка с запасными замками, установленная на лафет. Рядом стоит двуствольная пушка. Подобного типа пушки применялись в конце Столетней войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *