Роль конницы Тарента в греческих войнах

Вернемся снова во времени, к победам Александра Македонского, которые позднее дали его многочисленным товарищам возможность обзавестись собственными государствами. Фантастический успех Александра Македонского привел к массовому распространению греческой культуры и языка по всему Средиземноморью. После смерти Александра в 323 году до н.э. началась война между его наследниками: Антигоном Одноглазым, Евмением Каирдским, Кассандром, Птолемеем, Лисимахом и Селевком. Настало время суровых командиров и и собственных армий.

Это время благоприятствовало для того, чтобы тарентская конница заявила о себе. И заявка была сделана в 317 году до н.э., когда 2200 конных воинов под командованием Пифона Медийского, «пришедшие с ним из-за моря, отобранные за умение устраивать засады и преданность» (Диодор). Пифон воевал на стороне Антиона Одноглазого на левом фланге под Паретакенами (современный Исфахан в Иране). Еще одна сотня тарентийцев образовывала боевое охранение на правом, наступательном фланге. В начале следующего года две сотни тарентийцев входили в состав передового отряда гвардии Антигона.

Рельеф, изображающий гоплита и всадника. Надгробье (390-380 гг. до н.э)

Рельеф, изображающий гоплита и всадника. Надгробье (390-380 гг. до н.э), откуда взят этот рельеф, находилось под Ксанфосом в Ликии. Это была гробница местного правителя, который активно использовал у себя на службе греческих наемников.

Через четыре года тарентская конница снова заявляет о себе, на этот раз в сражении под Газой на стороне пылкого сына Антигона – Деметрия Полиоркета, то есть «берущего города». Тарентцы численностью около сотни человек действовали в составе трех тактических подразделений («ил» – «ilia»), действуя на левом, наступающем фланге армии. Тарентцы позднее снова вигурируют в летописях, не только в составе армий эллинистического востока, но и в самой Греции, хотя всегда они немногочисленны. Возникает также подозрение, что тарентийцами называли любой отряд наемной конницы, действующий в соответствующей манере.

По мере нарастания упадка городского ополчения в Греции, все более заметную роль начинают играть профессиональные наемники. Например, когда Пирр прибыл в Тарент, он немедленно озаботился сбором денег для армии. По свидетельству Плутарха, все развлекательные и спортивные мероприятия были отменены, праздники и общественные мероприятия отложены, а среди жителей города начался набор в армию. Некоторые жители оказались настолько недовольны происходящим, что покинули город. Плутарх пишет: «они оказались настолько незнакомы с дисциплиной, что приняли за рабство возможность жить так, как привыкли».

Тарент погряз в неге и роскоши, но среди его горожан еще оставались люди, способные участвовать в войне, причем не только защищая родной город, но и участвуя в заморских походах. В Афинах обнаружен ряд надписей на камнях, упоминавших Tarantinoi, состоявших на службе в афинской армии. Во II веке до н.э. в тесейских играх – местных соревнованиях, проводимых десятью афинскими трибами, – тарентийцы упоминаются в связи со скачками с факелами. Возможно, такое соревнование афиняне скопировали у тарентских наемников, квартировавших в Афинах ранее. Полиен упоминает тарентцев в связи с одним из двух осад (307 и 279-295 гг. до н.э.). Кроме того, тарентцы присутствовали в Афинах в годы тирании Лахара (300-295 гг. до н.э.). Также известна надпись, говорящая о трофеях, пожертвованных тарентцами, хотя о противнике и воине в этой надписи не упоминается. По всей вероятности, надпись эта сделана в III веке до н.э. Также известна надпись, датированная 280 годом до н.э., сделанная контингентом тарентцев в честь своего афинского командира.

Примерно за 85 лет до этого Ксенофонт советовал своим согражданам нанять 200 наемников, чтобы создать кавалерийский отряд и повысить боеспособность армии. В качестве примера Ксенофонт приводит спартанцев, которые первыми стали усиливать свою конницу за счет иностранных наемников. Примечательно, что совет Ксенофонта основывается на его личном опыте, точнее на примере Агесилая Анатолийского, создавшего эффективный конный отряд. Репутация спартанской конницы к тому времени находилась ниже всякой критики после катастрофического поражения при Левктрах. Афиняне, которые уже были знакомы с тарентцами, прислушались к советам Ксенофонта, который считался первым экспертом в вопросах конного дела.

Роспись на стене гробницы (около 350 г. до н.э). Щит всадника имеет бронзовый обод и центральную рукоятку. Аттический шлем с гребнем, бронзовый круглый нагрудник и поножи. Всадник вооружен колющим копьем и кописом:

Роспись на стене гробницы (около 350 г. до н.э)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *