Греческие кони

Ездить на греческих конях было непростым делом. Хотя греческая конница не всегда хорошо показывала себя на поле боя, это не означает, что каждый отдельный всадник был плохим наездником. Барельеф на фризе Парфенона говорит, что кони были некастрированные и неподкованные. Всадники не пользовались ни седлами, ни стременами. Уздечка с мундштуком – кельтское изобретение – получила распространение в греко-латинском мире лишь в III веке до н.э. Греки дополнили мундштук трензелем, который пропускался под нижней челюстью, что позволило значительно повысить управляемость животного.

Найденные кости позволяют оценить рост греческих лошадей в 1,1 – 1,45 м в холке при среднем их росте в 1,34 м. То есть средний рост греческих лошадей на 21 см ниже кавалерийских лошадей начала XX века.

Венгерский ученый Бёкёни установил, что привнесение скифских кровей при Филиппе и персидских кровей при Александре значительно улучшили породу греческой лошади. Из текста римского конспектатора Юстина мы узнаем, что в 339 году до н.э. Филипп разбил скифов и взял много трофеев, в том числе 20 000 породистых кобыл, которых отправил в Македонию с целью разведения.

Луцилий, римский сатирик II века до н.э., описывает кампанских лошадей, горячих и смелых, хотя и лишенных выносливости иберийских лошадей. Луканские лошади, внешне не отличимые от кампанских, встречаются на росписях в гробницах. Эти лошади с высокой походкой и величавой осанкой, но поздние римские авторы называли луканских лошадей мелкими и безобразными на вид и масть, хотя и способных к тяжелому труду. Наконец, Варрон сообщает, что упомянутые породы названы по местности, откуда они происходят.

Как уже говорилось, в греческом обществе коневодство было делом богатой правящей элиты. Аристотель отмечает бытовавшее в его время мнение, что царские сыновья должны обучаться «искусству верховой езды и искусству ведения войны».

Интересно отметить, что по свидетельству Ксенофонта некоторые теряли деньги из-за владения лошадьми, а другие напротив, получали благодаря лошадям доход. Сам Ксенофонт отмечает, что однажды ему удалось продать боевого коня за 1250 драхм. Известно, что в Афинах в IV веке до н.э. цена боевого коня колебалась между 100 и 700 драхм, в среднем 500 драхм. Для сравнения следует сказать, что дневной заработок рабочего на постройке общественных зданий в Афинах составлял одну драхму.

Наездники участвуют в троянской игре

Ксенофонт называет афинские конные игры словом anthippasia. Эти игры представляли собой учебные бой. Две стороны, каждая составленная из конницы пяти трибр, играли роль отступающих и преследующих. По-видимому, стороны время от времени менялись местами. Победа присуждалась стороне, действующей наиболее слаженно.
Эта иллюстрация основывается на двухстороннем мраморном рельефе, поставленном одной из победивших триб. Рельеф датируется началом IV века до н.э. Он дает превосходное представление о том, что собой представляли конные игры. Сомкнутый строй всадников ожидает команду начать атаку. Командир трибы – phylsrchos – находится на краю строя. Это опытный воин, у него внушительная борода, тогда как остальные воины в шенеренге – безусая молодежь. Всадники одеты в туники до колен. Головы не покрыты, ноги босы. У каждого наездника один дротик, офицер дополнительно вооружен кописом. У командира также сапоги и шлем-пилос.
Ксенофонт дает рекомендации, как повысить пользу от анфиппасии. По звуку трубы обе стороны должны атаковать друг друга в галопе и проехать через линию противника. Этот маневр следует повторить три раза, каждый раз ускоряя ход. Ксенофонт, сам опытный воин, считал, что предложенный им вариант анфиппасии не только более зрелищен, но и лучше готовит воинов к проведению атаки настоящего противника.
Возможно, идеи Ксенофонта имели параллель в романском мире. В Риме проводились Троянские игры (Iusus Troiae). Цезарь возродил их проведение. Название игр было взято по имени города, считавшегося предшественником Рима. Вергилий (в «Энеиде») возводит Троянские игры к поминальной тризне Энея по своему умершему отцу. Это был учебный бой, проводимый двумя группами молодых всадников. Одна группа состояла из совсем молодых юношей, другая – из юношей постарше, все выбирались из патрицианских семей Рима. По команде оба отряда атаковали друг друга, держа копья наперевес, затем расходились, разворачивались и атаковали друг друга снова, то есть совсем так, как советовал Ксенофонт.
Эта игра была довольно опасной для участников. Падение с лошади часто означало перелом руки или ноги. Знаменитый греческий врач Гален был хорошо знаком с последствиями падений с лошади, включая травмы груди, почек и половых органов. «Если лошадь оступается, всадник может упасть и разбиться насмерть» («Увещевание о медицине», гл. 101).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *