Экипировка и внешний облик тарентской конницы

По-видимому, к концу III века до н.э. термин «тарентская конница» стал означать не национальность а тактику ведения боевых действий. К сожалению, на этот счет есть только косвенные указания. В описании Диодором левого фланга армии Антигона под Паретакенами говорится о тарентцах, как сторонниках тактики засад. По словам Диодора, Антигон поставил на левом фланге «свою легкую конницу, которая должна была избегать близкого фронтального боя, но вести сражение по принципу ударил-и-убежал».

Ливий, описывая последнюю войну между Филопименом и Набисом, говорит, что тарентийцы находились в авангарде ахейской армии, у каждого было по две лошади и они также избегали ближнего боя. Филоимен, сам бывший по преимуществу конным воином, повел тарентцев в бой, овладел высотой, господствовавшей над ручьем, где ахейцы брали воду. Ливий подчеркивает сложный характер местности, где происходили описываемые им события. На следующее утро, когда на берегах упомянутого ручья начались боевые действия, тарентцы воспользовались своей излюбленной тактикой нанесения ударов и отступления. Противник, по словам Ливия, «использовал ту же тактику и был вооружен подобным образом».

В войне между Спартой и Ахейским союзом тарентская конница участвовала с обеих сторон. Одно из сражений произошло здесь, у аркадского города Мантинея (207 г. до н.э.). Вид на долину с северо-востока, со стороны хребта Турла.

В войне между Спартой и Ахейским союзом тарентская конница участвовала с обеих сторон. Одно из сражений произошло здесь, у аркадского города Мантинея (207 г. до н.э.). Вид на долину с северо-востока, со стороны хребта Турла.

Из описания следует, что тарентский стиль ведения боя с использованием дротиков получил широкую популярность. Что касается наличия у каждого тарентца двух лошадей, то эта информация вызывает вопросы. Диодор пишет о воинах с двумя лошадьми, говоря о сражении при Паретакенами, и добавляет, что кажды в бою пользовался обоими животными. С другой стороны две лошади на воина в походе трудно содержать, не говоря уже о том, что это баснословно дорого. Позднее несколько запасных лошадей имели при себе гунны, но евразийские степи давали возможность разведения огромного количества лошадей.

Греческий историк Арриан различает «настоящих тарентцев» и «легких тарентцев». В первом случае конница вооружена дротиками, которыми всадники забрасывают противника издалека, скача при этом по кругу. Во втором случае всадники вооружались одним дротиком и мечом, который пускали в ход во время ближнего боя. Таким образом, в первом случае речь идет именно о тарентской коннице, а во втором – о ее имитации. Возможно, классификация Арриана отражает развитие конной тактики с течением времени, когда легкая конница из простых метателей дротиков развилась в конницу, способную при необходимости вступить в ближний бой с противником.

Арриан написал свое «Искусство тактики» по прямому указанию императора Адриана, известного своей любовью ко всему греческому, а также заядлого охотника и наездника. В 131-137 года н.э. Арриан служил правителем приграничной провинции Каппадокия. На протяжении всего текста своей работы автор демонстрирует собственную заинтересованность в изучении старых боевых построений, уделяя одинаковое внимание построению, как пехоты, так и конницы. Целью Арриана было привить конницу к современной ему армии, давно конницу утратившей. Причиной тому была угроза со стороны мобильных степных кочевников – аланов.

Арриан пользовался текстами греческого тактика Асклепиодота, но наиболее сильно на Арриана повлиял Ксенофонт. Хотя два основных труда Ксенофонта – «Искусство верховой езды» и «О командовании конницей» – касаются реалий афинской конницы IV века до н.э., Ксенофонт приводит великолепные наблюдения о лошадях, верховой езде, организации и командовании конными отрядами, которые не устаревают со временем. Поэтому мы с полным основанием можем отнести слова Ксенофонта не только к афинской коннице, но также и к коннице Тарента.

Апулийский краснофигурный кувшин, 325-330 гг. до н.э.

Апулийский краснофигурный кувшин, 325-330 гг. до н.э. Молодой воин держит копье. Шлем-пилос и мускульный панцирь подвешены к стропилам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *