Падение Константинополя — удар для христианского мира

Завоевание Константинополя сократило торговлю итальянцев через Дарданеллы и Босфор с Крымом. Уже 28 ноября 1453 г. генуэзский консул в Каффе сообщил, что чрезвычайные меры будут необходимы, если его колония полностью опустеет, ибо скоро произойдет существенная миграция из всех генуэзских колоний Черного моря. Много армян переселилось на Украину или в Польшу, некоторые итальянские ремесленники отправились в православную Москву. И так постепенно примерно за 20 последующих лет все генуэзские владения за Босфором перешли к татарам и туркам.

Статуя Орландо

Статуя Орландо, выполненная Бонино в 1413 году, была символом силы и независимости торговой республики Дубровник. Это также прекрасная иллюстрация брони в итальянском стиле, популярной стреди военной элиты восточных Балкан и Константинополя.

Воздействие падения Константинополя на византийский мир было, конечно, катастрофическим. Многие православные христиане обвиняли в этом византийскую военную знать. Переход в ислам среди грекоговорящего населения никогда не был таким массовым, как среди славян и албанцев, но зато стал вполне обычным в среде византийской аристократии. Смена веры стала обычными явлением даже среди духовенства, чья вера была поколеблена тем, что многие считали «божественным наказанием». Вскоре после падения Константинополя многие из византийских аристократов бежали из города; некоторые – в крошечный принципат Теодора Мангоупа в Крыму, некоторые – в православный Трапезунд, другие – в Морею. Последняя, правда, находилась в состоянии непрерывных беспорядков между греками и албанцами, которые выливались в бесконечную цепь восстаний против деспотов.

В октябре 1454 г. Мехмед II послал своего военачальника Турахан-бея, чтобы помочь деспотам Фоме и Деметриосу навести порядок в их деспотии, но как только турки убыли, гражданская война вспыхнула с прежней силой. Долго такие беспорядки в вассальном государстве Оттоманская империя терпеть была не намерена, и в 1460 г. деспотия Морея была, наконец, включена непосредственно в империю, столица Мистра пала ровно семью годами позже Константинополя, 29 мая 1460 г.

За исключением венецианских анклавов, захватить которые турки были пока еще не в силах, все остальные латинские колонии, фактории и форпосты на территории Греции также стали турецкими. Захваченные Афины получили особые привилегии, что было обусловлено глубоким уважением Мехмеда II к древнегреческой цивилизации. Некоторые из генуэзских форпостов в Эгейском море продержались несколько дольше. Айнос оставался под правлением семьи Гаттилузи. Паламадес Гаттилузи стал править островом Имрос, в то время как остров Лемнос был передан Дорино I Гаттилузи, который управлял им под оттоманским сюзеренитетом, выплачивая ежегодную дань. В 1460 г. Айнос был отдан Деметриосу, утвержденному содеспоту Мореи. Семейство Гаттилузи управляло Лесбосом под оттоманским сюзеренитетом до 1462 г., в то время как генуэзская Маона или «торговая коммуна» удерживала остров Хиос до 14566 г., когда султан вручил его герцогу Джозефу Наси из Наксоса.

После падения Константинополя ряд военных походов подтвердили оттоманское доминирование на Балканах. Хотя столкновения с Венгрией закончились поражением турок у стен Белграда в 1456. На юге Скандербег (по-турецки Iskander Beg) продолжал воевать с турками в Албании до 1468 г. Валахия все более подпадала под турецкое владычество, и даже Молдавия после 1456 г. стала данником султана. На следующий года Стефан Большой взошел на трон Молдавии и еще много лет боролся с Оттоманской империей, сражаясь за доминирование в Валахии.

Западная Европа восприняла завоевание Константинополя турками как сильнейший удар. Гуманисты эпохи Возрождения были потрясены тем, что Греция теперь находится под турецким правлением. Ученый Эней Сильвио Пикколомини (с 1458 г. – римский папа Пий II) написал: «Это вторая смерть для Гомера и Платона… Мухаммед уже господствует среди нас. Теперь уже турки нависают над нашими головами». Даже при том, что некоторые авторы указывали, что турки были хорошими и честными людьми, устрашающая пропаганда вела к созданию популярного образа – «ужасный турок». Однако большинство европейцев все еще чувствовали себя в безопасности позади мощного католического королевства Венгрии, а судьба православного христианства была расценена как божье наказание за их слабость и грех. И только в начале XVI столетия, когда Венгрия распалась, остальная часть Европы в полной мере почувствовала опасность с Востока.

Добавить комментарий