Крепость Румели-Хисар

Тем временем, император Константин направил срочные просьбы о помощи в разные страны и крупным военным лидерам. 14 февраля 1452 г. венецианский сенат ответил обещаниями осуществить военные поставки. Хотя некоторые из венецианских сенаторов уже расценили Византию потерянную страну и высказались за улучшение отношений с оттоманскими турками. Кандарли Халиль по-прежнему считал войну с Константинополем нецелесообразной, но, испытывая такие противоречивые чувства, он предпринял политические шаги, чтобы блокировать обращения Константина за помощью, возобновляя различные соглашения с Венецией, Венгрией и вассальными государствами Сербией и Валахией.

Крепость Румели-Хисар

Крепость Румели-Хисар была построена султаном Мехмедом II в 1452 г. на европейском берегу Босфора. Своими большими орудиями она могла перекрывать пролив между Черным морем и Константинополем.

В 1451 г. Мехмед отдал распоряжение собирать материалы и строителей для постройки крепости Румели-Хисар. Это был уже не политический, а реальный практический шаг к войне, люди в церквях и на улицах Константинополя говорили: « Вот они – дни Антихриста. Это – конец города». Император Константин обратился с жалобой к султану, что тот не спросил у него разрешения строить замок на византийских землях, но Мехмед ответил, что область эта была необитаема, что Константину ничего не принадлежит вне стен Константинополя.

Чтобы строить Румели-Хисар, Мехмеду II был необходим флот, достаточно мощный, чтобы предотвратить внешнее вмешательство, пока шло возведение стен. Внезапное появление оттоманского флота из 6 военных галер, 18 галионов меньшего размера и 16 транспортных судов от Галлиполи, застало христиан врасплох. Постройка крепости началась в апреле 1452 г. в самом узком месте Босфора, где пролив имел ширину всего 88 метров. 500 рабочих закончили большую треугольную крепость к 31 августа 1452 г. Работа прошла почти без инцидентов. Имелись ссоры между оттоманскими солдатами и местными византийскими крестьянами, главным образом, по поставке зерна, поскольку император Константин хотел, чтобы все доступное продовольствие было запасено в Константинополе, а не продавалось за деньги туркам. Несколько евнухов, служивших в гареме султана, подошли слишком близко к Константинополю и были арестованы, но отпросились, поскольку их головы могли пострадать, если они не вернутся к своим обязанностям вовремя.

Турки называли крепость Румели-Хисар «Bogaz kesen», греки – «Laimokopia»; оба этих названия означают одно и то же – « нож у горла (пролива)». В крепости был размещен гарнизон в 400 человек под командованием Фируз-бея, чьей обязанностью стало накладывать пошлину на все суда, проходящие через пролив. Те, которые отказывались платить, подвергались обстрелу и могли быть потоплены орудиями крепости. По свидетельствам, самое большое орудие стреляло ядрами массой в 270 кг, хотя сохранившиеся пушечные ядра в Румели-Хисар имеют массу не более 200 кг.

После постройки Румели-Хисар султан Мехмед возвратился в Эдирне, а оттоманский флот под командованием Балтоглу Сулейман-бея ушел неделей позже. В течение осени 1452 г. турецкие отряды из румелийских провинций разбили лагерь рядом с отборными дворцовыми полками у стен Эдирне. По всей стране оружейники трудились с полной отдачей сил, в то время как султан изучал самые последние идеи с Востока и Запада. На первых порах одним из его советников был известный итальянский ученый, путешественник и собиратель древностей, Кириако Пацциколи, более известный как Кириако из Анконы. Среди других привлеченных экспертов Махмеда II был венгерский пушечный мастер по имени Урбан, который сначала предложил свои услуги Византии, но император не смог предоставить ему соответствующие условия для работы и оплату. Когда Урбана спросили, может ли он сделать орудие, способное сломать стены Константинополя, Урбан ответил «да», хотя признавал, что сам он в большей степени производитель пушек, а не артиллерист. После этого ответа венгр немедленно был нанят султаном Мехмедом II. Урбан не мог квалифицированно осуществить пристрелку для орудий и разработку артиллерийских таблиц для пушек в Румели-Хисар. Но Мехмед II полагал, что главное сейчас – это отлить пушки, а пристрелку можно будет выполнить и позже.

На изготовление орудий для Румели-Хисар ушло два месяца, и 10 ноября они открыли огонь по паре венецианских судов, возвращавшихся из Черного моря. Итальянские команды были сильно испуганы, но благополучно достигли Константинополя. Оттоманские артиллеристы пристреляли свои пушки, и 25 ноября потопили венецианское судно, которым командовал Антонио Риццо (так традиционно пишется его фамилия в русскоязычной литературе, по-итальянски он Antonio Erizzo). Капитан Риццо и его команда были захвачены в плен и доставлены в Дидимотихон, где в это время находился султан. Мехмед приказал немедленно обезглавить всю команду, Риццо же посадить на кол, а труп его выставить у дороги. После этого Мехмед приказал Урбану сделать орудие вдвое больших размеров, чем предыдущие, способное вести огонь ядрами массой более 450 кг. Работоспособность новой пушки была проверена около нового дворца султана. Пробный выстрел послал массивное каменное ядро более чем на милю.

              

Добавить комментарий