Константинополь под властью турок

Выкупы и казни

5 июня, немного раньше, чем он услышал ужасные новости , римский папа наконец согласился выплатить венецианскому сенату 14 000 дукатов, чтобы нанять команду на пять галер в течение четырех месяцев. Венецианские галеры были уже на пути к Константинополю, ожидая у Хиоса подходящего ветра. Там они услышали о падении Константинополя от нескольких бежавших их города генуэзских судов. Венецианский флот под командованием адмирала Джакомо Лоредано, получив эти новости, остановился в Негропонте. В это время в Константинополе венецианские бальи Джироломо Минотто и его сыновья были казнены.

Харисийские ворота

Харисийские ворота (теперь называемые Edirne Kapi), были восстановлены в первоначальном виде. Для турков этот объект архитектуры имел еще и значительную историческую ценность, ибо именно через эти ворота султан Мехмед II осуществил церемониальный вход в Константинополь.

Главными врагами турок были униаты, поэтому султан счел себя обязанным показать свое расположение к православной партии. Как уже говорилось, Мехмед милостиво назначил Луку Нотараса главой гражданской администрации города. Но эта милость длилась недолго. На следующий день султан праздновал победу. Во время пира турки позабыли о предписаниях своего пророка: вино лилось рекой. В припадке пьяного гнева султан велел казнить Нотараса и его сыновьей. Головы казненных принесли к Мехмеду, а он велел положить их на стол (бежать удалось только младшему сыну Луки Нотараса, который вскоре присоединился к его сестрам в Италии). Этот дикий пир был наглядным доказательством свершившийся перемены. Константинополь теперь уже был Азией, а не Европой.

18 июня Мехмед покинул Константинополь, чтобы 21 числа вернуться назад в Эдирне. Кандрарли Халиль был заключен в тюрьму на основании слухов о его заговоре с византийцами и казнен 40 днями позже, после передачи управляющему Гаттилузи прибрежного анклава Айнос, другими словами, в конце августа или в начале сентября. Знатные византийские и итальянские пленники были переведены в Эдирне. Заганос-паша тем временем получал выкупы за 47 именитых итальянских пленников от 1 000 до 2 000 дукатов за каждого. Например, Джакопо Контарини принес ему 7 000 дукатов. Все 29 венецианских дворян были выкуплены в течение года. Согласно сообщению венецианского сената, в ходе осады погибли 40 дворян и более 500 венецианских граждан неблагородного происхождения. Венеция проявила заботу о своих соплеменниках, сена т утвердил пенсии для семейств, у которых кто-либо погиб в Константинополе, многим выплатили компенсации за утраченную собственность . В то же самое время сенат был информирован, что погибший император Константин задолжал Венеции 17 163 гиперпир.

Империя многих культур

Завоевание Константинополя Оттоманской империей оказало огромное влияние на все стороны жизни этого города, от культуры до политики, от экономики и до военных вопросов. Вопросы войны с сопредельными христианскими государствами скоро отвлекли оттоманского султана от борьбы с католиками и униатами. Со временем султан Мехмед II сконцентрировал свое внимание на реконструкции своей новой столицы. Стены были восстановлены. Константинополь повторно населен греками-христианами, турками-мусульманами и другим людом. Некоторые были поощрены налоговыми привилегиями, но многие просто заселяли в значительной мере опустевший город. Быстрый прирост населения вел к нехватке продовольствия, которое, в свою очередь, обусловило экспансию на зерно производящие северные берега Черного моря.

Естественно, что завоевание города сопровождалось существенной архитектурной перестройкой. Был построен новый дворец, замечательная больница с помещениями для студентов и медицинского персонала, большой культурный комплекс, две казармы для янычар и литейный оружейный завод возле Галаты. Султан Мехмед хотел сделать Константинополь центром многих религий – мусульман, христиан и евреев. Это великое имперское желание создавало перекресток, где встречались и смешивались культуры Востока и Запада, Европы и Азии. Новый оттоманский Константинополь, переименованный турками в Стамбул, процветал до трагического расцвета национализма XIX столетия. В результате в начале XX века произошло повсеместное разделение поселений. Правда, Галата по ту сторону Золотого Рога осталась западноевропейской в населении и культуре. Только несколькими годами позже завоевания, турецкий историк Турсун-бей написал: «Насколько любопытен это Стамбул. За одну медную монету можно быстро попасть из Румелии во Францию», при этом подразумевалась дешевая поездка на пароме, позволяющая переехать из космополитического Стамбула во все еще европеизированную итальянскую Галату.

Султан Мехмед II был объявлен кайсаром (Qaysar) или цезарем, законным наследником Римской и Византийской империй, власть которого должна была распространяться далеко за пределы существующей границы Оттоманской империи. Это широко обсуждалось не только турецкими и мусульманскими подданными султана, но также и греческими учеными. Например, грек Георгий Трапезундский в 1466 г. написал Мехмеду: «Никто не сомневается, что Вы – римский император. Ведь юридически правитель столицы империи – император, а Константинополь – столица Римской империи».

              

Добавить комментарий