Константинополь готовится к осаде

Перед лицом этих откровенных приготовлений император Константин сосредоточил в Константинополе запасы продовольствия, вина и даже … веялки и мельницы. Одновременно император приказал перевезти в город и людей из отдаленных деревень. Был учрежден специальный фонд для непредвиденных расходов, в который вложили средства не только государство, но также церкви, монастыри и частные граждане. В течение зимы 1452-53 гг. император послал суда в Эгейское море, чтобы закупать продовольствие и вооружение. Одно особенно большое судно было задержано встречными ветрами у острова Хиос и не смогло вернуться назад до начала осады. В течение зимы защита Константинополя была улучшена, стены отремонтированы, а серебро, взятое из церквей и монастырей , пошло на оплату наемных отрядов.

Миланская броня

Миланская броня с раскрашенным шлемом саладом (salet), выкованная в середине XV века.

Многие горожане придерживались мнения, что в этот раз только Бог и Богородица смогут спасти Константинополь, но именно с церковью-то и возникли проблемы. Верующие считали, что было безумием для императора пытаться наладить контакт с западноевропейскими католиками. Пока что вся Европа ограничивалась теплыми словами поддержки. Еще один из осколков былой Византийской империи – Трапезунд, был озабочен собственными проблемами. В октябре 1452 г. Мехмед вторгся в Пелопоннес и начал боевые действия против деспотов, братьев Константина Деметриоса и Фомы, чтобы те не могли прийти на помощь столице. В ходе этих действий византийские отряды под Леондарионом захватили старшего оттоманского военачальника, Ахмад-бея, но это не могло изменить того факта, что никакая помощь для Константинополя из Греции не прибудет. Остальные латинские анклавы в Греции были слишком слабы, чтобы сделать что-либо. Аналогичная ситуация складывалась и на Балканах, где деспот Сербии Георгий поддерживал своего оттоманского повелителя. Согласно византийскому хроникеру Георгию Сфрантзесе, известный военный венгерский лидер, незаконный сын короля, воевода Янош Корвин Хуньяди потребовал за помощь Константинополю Месемврию или Селимврию. Сфрантзеса также утверждал, что эгейский остров Лемнос передавался королю Альфонсо Арагонскому , чтобы использовать его как передовую военно-морскую базу для помощи Константинополю. Впрочем, ни одно из этих предложений так и не реализовалось. Нечего было ожидать помощи и с Востока: турецкие правители в Анатолии были или дружественны к оттоманским туркам, или напуганы ими.

После потопления в Босфоре галеры капитана Риццо венецианцы были заинтересованы в защите своих торговых путей к Черному морю. Вице-адмирал Габриэле Тревизано был послан в Константинополь, где его суда и команды в случае необходимости должны были помочь защитить город. Сенат также решил вооружить два транспорта для перевозки 400 солдат каждый и сопроводить их 15 галерами, чтобы доставить 8 апреля подкрепления в Константинополь. Венецианские власти на острове Крит направили два военных корабля к Негропонте, передав их под командование Заккария Гриони, недавно прибывшего из византийской столицы. Были осуществлены изменения в военном руководстве Византии, флот Константинополя перешел под командование адмирала Джакомо Лоредано, который уже был в пути на восток и теперь приказал галерам, которыми командует Альвизо Лонго, ждать его в Модоне. Понимая опасность промедления, Лонго приказал своим кораблям двигаться в Константинополь и перейти до прибытия Джакомо Лоредано пока под командование венецианского бальи (местного консула) Минотто. Корабль Альвизо Лонго прибыл из Венеции 19 апреля, в то время как главные венецианские силы, собиравшиеся в Эгейском море, пришли слишком поздно, чтобы помочь Константинополю. Следует помнить, что в те годы требовался по крайней мере месяц для того, чтобы сообщение из Константинополя достигло Венеции через Негропонте и Корфу.

Тем временем, венецианцы в Константинополе должны были решить, что делать. Бальи Джироломо Минотто убедил Тревизано остаться под его командой. Минотто уже командовал другими венецианскими торговцами, капитанами, командами и солдатами, находившимися в городе, включая Джакомо Коко, капитана судна, прорвавшегося 25 ноября из Трапезунда под огнем мимо Румели-Хисар. В декабре Минотто организовал встречу своего совета с императором Константином, который убеждал венецианцев остаться и помочь в обороне города. Было решено, что никакому судну не позволительно уходить без разрешения бальи, но 26 февраля 1453 года шесть судов под общим командованием Пьетро Даванцо не подчинились распоряжениям Минотто и сбежали, имея около 700 человек на борту.

В то время, как само существование Византии висело на волоске, римский папа расценил затруднительное положение Константинополя как хорошую возможность убедить греческую православную церковь объединиться с римско-католической. В византийскую столицу на венецианской галере был послан кардинал Исидор, прибывший в ноябре 1452 г. Он привез некоторое количество лучников и стрелков из пищалей из Неаполя и завербовал большой отряд на Хиосе, где к нему присоединился архиепископ Леонард. В Константинополе привезенные кардиналом Исидором 200 солдат были расценены как авангард большой армии, которая спасет город. 12 декабря в древнем храме Святой Софии была проведена униатская служба, на которую согласились лидеры православной церкви. К сожалению, большинство рядового православного духовенства и прихожан отрицательно отнеслись к сближению с католиками, и произошли массовые беспорядки во главе с монахом по имени Георгий Схоларий. Он впоследствии стал первым православным патриархом, назначенным султаном Мехмедом.

В ноябре 1452 г. Генуя, основной конкурент Венеции, решила послать в Византию свой воинский контингент: в январе 1453 г. Джованни Джустиниани Лонго прибыл в Золотой Рог с отрядом из 700 человек, 400 из которых были завербованы им в Генуе, а 300 – на островах Хиос и Родос. Византийский хроникер Дука описал их как «два огромных судна, которые привезли много превосходного оружия и хорошо вооруженных юных генуэзских солдат, полных военной страстью». Репутация Лонго была столь высока, что Константин поставил его во главе всех наземных сил Византии в чине протостратора (protostrator – маршал) и обещал ему остров Лемнос в награду в случае успеха кампании.

              

Добавить комментарий