Константинополь, кольцо осады сомкнулось

Византийцы были теперь ограничены в пределах Константинополя, и греческий придворный Сфрантзес описал, как Константин стремился максимально усилить защиту города: «Император приказал, чтобы трибуны осуществили перепись своих общин и сделали точную запись количества аристократов, простых граждан и духовенства, способных защищать стены, и какое оружие имелось у каждого из перечисленных защитников. Все трибуны справились с этим заданием и принесли свои списки императору. Император сказал мне: «Задача для вас несложна, поскольку вы квалифицированы в счете и также знаете, как сохранить результаты в тайне». Результат, однако, оказался настолько низким, что Константин велел Сфрантзесу его не разглашать.

Стены Константинополя

Сохранившаяся часть двойных сухопутных стен Константинополя, к северу от Золотых Ворот, откуда начинается спуск к долине Ликос, которая была направлением главного удара турок.

Архиепископ Леонард с Хиоса добавляет, что «большая часть греков была мирными людьми, и об использовании щитов, копий, луков и мечей знали скорее теоретически, не имея никаких практических навыков. Большинство горожан имело шлемы и доспехи из металла и кожи, они были готовы сражаться мечами и копьями. Тех, кто умел стрелять из лука или арбалета, было явно недостаточно для защиты стен. Около 1 000 человек византийцы выделили в оперативный резерв, который можно было перебросить на наиболее угрожающее направление.

Позиции защитников в бухте Золотого Рога с военной точки зрения выглядела достаточно прочной. Здесь собралось немало иностранных кораблей, включая мощные итальянские суда с опытными командами, искавшими убежище в Константинополе на из пути домой из Черного моря. Из всей этой эскадры 26 кораблей могли быть классифицированы как военные: пять из Генуи, пять из Венеции, три из контролируемого Венецией острова Крит, по одному из Анконы, Испании и Франции, и приблизительно десять византийских.

2 апреля 1453 г. перегораживающая цепь был протянута поперек Золотого Рога. Один конец громадной цепи был прикреплен к башне Евгения под Акрополем, другой — к одной из башен морских стен Перы ; на воде цепь поддерживали деревянные плоты. Установка заграждения была поручена генуэзскому инженеру Бартоломео Солиго. Генуэзские власти в Галате решили оставаться нейтральными, но некоторые генуэзцы на лодках пересекали Золотой Рог, чтобы помочь защитить Константинополь (тогда как другие шпионили в пользу турков). Венецианцы, жившие в городе, не имели другого выбора, кроме как бороться под командованием венецианского бальи, Джиромо Минотто. Император Константин XI попросил Минотто поднять на стенах свои знамена, чтобы показать туркам, что они будут воевать не только с Византией, но и с Венецией. Ключи четырех жизненно важных ворот были вручены венецианцам, в то время как защита собственного Влахернсокого императорского дворца была поручена непосредственно бальи. Венецианец Филиппс Контарини командовал защитой стены от Пигийских (ныне Силиврийски) до Золотых ворот. Стены вдоль берега моря охранялись значительно меньшим числом людей. Джакопо Контарини должен был защищать район Студиона. Венецианские и генуэзские моряки под командованием Габриеле Тревизано защищали большую часть стен по берегу Золотого Рога. Альвизе Диело командовал кораблями в Золотом Роге, в то время как отряд, защищающий цепь, находился под командой Жуана Венерио. Джустиниани Лонго командовал большим отрядом примерно в 2 000 греков и итальянцев на центральном участке сухопутных стен, который правильно считали наиболее угрожающим направлением.

Стены вокруг Влахернского дворца не имели рвов. Вначале моряки с большой венецианской галеры из Таны поспешно предложили их открыть, но критически оценив объем работ, отказались от этой идеи. На море против слабой морской артиллерии весьма эффективным способом защиты было вывешивание за борт кожаных шкур и мешков с шерстью. Венецианцы попробовали использовать этот прием и на стенах Константинополя. Но эти «экраны» не смогли поглотить удары пушечных ядер современной артиллерии Мехмеда, и от них отказались. Каждая башня от Золотых до Харисейских ворот была укомплектована лучниками, поддержанными арбалетчиками или стрелками из пищалей, и Лука Нотарес поместил некоторое количество передвижных орудий в резерв в квартале Петрион.

23 марта 1453 г. султан Мехмед с главными оттоманскими силами прибыл из Эдирне и разместился приблизительно в 4 км от Константинополя. Более поздний источник утверждает, что главный оттоманский лагерь находился с другой стороны Золотого Рога, это возможно был лагерь саперов, чернорабочих и вспомогательных войск. Артиллерия уже находилась на позициях, распределенная в 14 или 15 батарей вдоль сухопутных стен. Три батареи стояли перед Влахернским дворцом и включали одно из гигантских орудий Урбана, вероятно, вторую по величине пушку, имевшую название «Василиск». Две батареи стояли перед Харисийскими (ныне Адрианопольскими) воротами, еще две нигде не упомянутые батареи, возможно стояли перед Золотыми воротами. Дополнительные батареи меньших орудий были рядом или между батареями тяжелых пушек. Считается, что у турок было 69 орудий в 15 батареях. Зная судьбу Константинополя, перечислим артиллерию у ворот Святого Романа в конце осады: четыре маленьких орудия, четыре средние пушки, плюс одно тяжелое и одно свертяжелое орудие. Самая большая пушка стреляла ядрами, имевшими массу около 550 кг, вторая по величине – более чем 360 кг, остальные – от 230 до 90 кг. Они были поддержаны примерно дюжиной мощных камнеметных требушетов, которые были установлены и готовы к применению 11 апреля.

Папа Николай Vбыл искренне огорчен и озабочен многократными отсрочками в оказании помощи Константинополю. Потому он отправил в конце марта в Константинополь на трех генуэзских кораблях закупленное им продовольствие и оружие, но корабли были задержаны штормовыми ветрами у острова Хиос. Венецианцы реагировали медленней: только 11 мая Лоредано направился в Константинополь. Несколькими днями позже пришли новости о начале осады, вызвавшие определенную панику среди христиан. Еще трем военным кораблям приказали присоединиться к Лоредано в Тенедосе. В течение осады Константинополя венгерский воевода Януш Хуньяди успешно продолжал кампанию у черноморского побережья на фланге оттоманских турок, но это ничем не помогло византийцам.

              

Добавить комментарий