Византийское вооружение

Византия всегда испытывала нехватку железа, потому в VI столетии производство вооружения или, по крайней мере, металлических доспехов стало государственной монополией. Специальные оружейные цеха — армаментоны (Armamenton — арсеналы), были расположены во всех крупнейших городах, как, например, в Александрии, Антиохии (Antioch) и Дамаске. Мечи, возможно, ковались не только на таких арсеналах, но и в частных кузницах, особенно, если речь идет об охотничьем оружии. Ну а луки изготавливались практически повсеместно. Более того, провинции Сирия, Палестина и Аравия, возможно, были главными областями по производству луков в римский и византийский периоды. Тот факт, что в Византии постоянно не хватало оружия и брони, обусловил организованный сбор оружия на полях сражений после побед над Сасанидами, оружие которых ценилось особенно высоко. Распределение оружия и доспехов строго регламентировалось. Византийский солдат сталкивался с проблемой вооружения уже при вербовке. Его ставили перед фактом, что треть из выделенного на него довольствия идет на обмундирование, треть на оружие и лишь треть выделяется ему для других нужд. Оружие и доспехи, утраченные в сражении, компенсировались государством, но это не относилось к вооружению, брошенному при отступлении.

Византийский воин

Наиболее реалистичное изображение ранней византийской брони на блюде, именуемом "Isola Rizza Dish". Оно найдено в Северной Италии и датируется концом VI или началом VII столетий. Наездник носит украшенный пером сегментный шлем и короткий пластинчатый панцирь, на лошади он едет без стремян.

Несмотря на то, что только элитарные дворцовые части и телохранители имели выделяющееся обмундирование, воины многих подразделений имели отличительную экипировку и могли быть распознаны по внешнему виду. Влияние «вражеской» персидской моды становится заметным среди греческой знати в Сирии, начиная с III столетия нашей эры. Столетием позже тюркское влияние авар проявляется в одежде византийской конницы. Украшение луков и другие мелкие элементы декора подтверждают сильное аварское влияние. Офицеры носили скарамангион (scaramangion — военный кафтан), но такие же кафтаны носили и конники-персы. Кандидаты (Candidati -гвардейцы) были экипированы в маниаконы (maniakion — армейский плащ) с тремя застежками на груди. Этот вид плащей был отличительной особенностью знати и мог носиться с богато украшенным поясом. В этом элементе византийский пехотный костюм отразил германское влияние готов.

«Стратегикон» дает много сведений о византийском оружии начала VII века. Конница была вооружена длинными мечами — спатионами (spathion) аварского или сасанидского происхождения. Они также использовали легкое деревянное копье (kontarion) и лук (toxarion) с 40 стрелами в колчане, повешенном у седла или на поясе. Чехол для лука мог крепиться к седлу в персидском стиле или вешаться на пояс в центрально-азиатском кочевом стиле. Тяжелый пехотинец скаутат имел более короткий меч (Spathion Erouliskion) в дополнение к короткому копью или дротикам. Византийские легкие солдаты несли маленький щит, лук за спиной, колчан со стрелами (thekanon), повешенный у пояса на перевязи через плечо, и, возможно, комплект коротких дротиков (solenarion) для метания на близкие дистанции. Могли они также в качестве основного оружия иметь метательные копья (berutta) или пращи.

«Стратегикон» приводит список использовавшейся в Византии брони. Для конницы обычно доспех состоял из забы или ло-рики (zaba или lorikion — два вида кольчужного хауберка) с кольчужным капюшоном (skaplion) или шлемом, имевшим спереди кольчужную защиту горла (peritrachelion). Шлем было относительно тяжелым, украшенным перьями или гребнем, с нащечны-ми пластинами. Некоторые византийские кавалеристы также носили страггулион (straggulion) — многослойное шерстяное кашне, защищающее шею, скопированное у их противников — авар. Что касается наручей, то только отборные части букелариев экипировались в хиероманики (cheiromanika -наручный доспех). Лучшая пехота — скаутаты, также была защищена длинными кольчугами и шлемами, но, в отличие от всадников, имела еще и поножи — доспехи для ног (periknemides). Но большая часть византийской пехоты никакой брони не имела, используя только легкие шлемы сасанидской формы и прикрываясь большими щитами.

Малоизвестный источник 615 г. описывает одну из лорик как «трехслойную забу» весом 25 кг. Использовались и более легкие пластинчатые доспехи или кольчужно-пластинчатые, но они были гораздо менее популярны, чем в последующие века. В случаях нехватки металлической брони византийцы применяли подбитую кожу, фетр или стеганую холстину. Вероятно именно такой была легкая лорика (lorikion alusidoton) -кожаный панцирь, возможно, с элементами кольчуги и пластинчатой брони. Упоминающийся в свидетельствах кентоуклон (Kentouklon) был формой стеганой «мягкой» брони для коня и всадника, в то время как другая конная броня кабадион (kabadion) была полностью стеганой, но большей частью использовалась для церемониальных нужд. Другой характерный византийский стеганый доспех — камелаукион (kamelaukion) представлял собой стеганый капюшон, носившийся поверх шлема и выполнявшийся в той же технике, что и подбивка шлема эпилорикон (epilorikon).

В IV столетии «четырехрогое седло», обычно ассоциируемое с римской конницей, было заменено более современным седлом с поднятыми передней и задней луками. Это трудно объяснимый факт, поскольку, если стремена еще не были изобретены, подобная форма седла обеспечивала всаднику гораздо менее устойчивое положение! В принципе, стремена не упоминаются в византийских описаниях или настенной росписи в течение еще трех столетий. Но загадка остается загадкой. Для конных схол очень важно было обеспечить уверенную посадку воина в седле, а они переходят от проверенного и весьма удачного «четырехрогого римского седла» к гораздо менее удобному с приподнятыми луками. Возможно, византийцы заимствовали подобные седла у центрально-азиатских конников, но они все были лучниками и не сражались копьем и мечом. Если так, то переход к новым седлам знаменует смещение целевого назначения конницы, которая на Среднем Востоке теперь рассматривается в большей степени как конные лучники. Это в какой-то степени объясняет широкое внедрение в византийской сирийской коннице сасанидского лука и отказ от «рогатых седел». К слову, стремена (Skalia) упоминаются в «Стратегиконе», однако здесь они рассматриваются только как принадлежность медицинского персонала для помощи раненным воинам. Есть намеки на применение стремян в учебных схолах и во время дальних междугородних переходов.

              

Добавить комментарий