Византийские и мусульманские контингенты

Несмотря на то, что византийская армия была намного больше, чем армия арабско-мусульманских захватчиков, реальные силы, которые мог выставить Ираклий на поле боя, были значительно меньше византийских армий предыдущего столетия. Накануне мусульманского вторжения, вероятно, 10-20 тысяч отборных войск находилось вблизи столицы Константинополя, во-вторых, 25 тысяч солдат было в Египте, еще 5000-10000 — в Африке, 5000-10000 — в Византийской Италии, 8000-10000 на Балканах, 5000 на средиземноморских островах, 12000 было расквартировано в Армении (при этом только 5000-8000 из этого числа можно было перебросить на другой театр военных действий), 1000-2000 — в Исаврии и Киликии, 8000 — в Верхней Месопотамии, 5000 — в северной Сирии, плюс 5000 — в Палестине и Аравии. К этим численностям можно было добавить около 6000 арабов-союзников филархов.

Формально император имел возможность выставить против мусульман, как минимум 50000 солдат неарабского происхождения, но все равно половину из них пришлось бы оставить в гарнизонах или на защите коммуникаций в районе военных действий. Впрочем, и эта цифра была завышенной, поскольку Империя просто не могла оплатить все эти отряды. Фактически в VI-VII столетиях византийские экспедиционные силы никогда не превышали 20-30 тысяч солдат — конница и пехота. Большие гарнизоны расположились от около 1500 воинов в Антиохии к несколько сотен в Шаклисе (Chalcis, ныне Киннасрин [Qinnasrin]) и 200-300 мобильных солдат в Цезарии Маритима (или Кейсария). Чаще всего гарнизоны состояли из ста или двухсот воинов, часто ассимилированных среди местного населения.

Верблюды и воины

Верблюды и охотники изображены на этом резном барельефе VI-VII столетий из Египта, носящего название «Работы по месяцам года». Верблюд был главным ездовым животным ранних мусульманских арабских армий. (Коптский музей, Каир)

Первые мусульманские завоевания осуществлялись относительно небольшими группами отборных воинов, а не массовыми миграциями родов и племен. Хотя теоретически в воине могла участвовать вся мужская половина населения, являвшаяся автоматически военнообязанной. Термин джаяш (Jaysn) как раз и означает такой полный призыв, переводится как «народная армия». Верность своему роду (по-арабски «асабия» — «Asabiya) была очень сильным стимулом для арабов, обеспечивая высокий моральный дух арабских мусульманских воинов в ходе ранних кампаний. Однако аравийские племена имели весьма ограниченные человеческие ресурсы, и только их большая подвижность и боевые качества могли компенсировать недостаточную численность.

Большинство воинов из аравийских городов и оазисов сражались как пехота, строя свою тактику в защитном ключе — «от обороны». С возникновением ислама именно пехотинцы получили высший военный статус, а не кочевая конница бедуинов, чей переход в ислам часто был лишь внешним и ситуационным. Потому в первые годы исламских завоеваний об арабских всадниках известно очень немного. Впрочем, на границах Ирака еще до этого правители арабов-лахмидов зависели от поддержки сасанидской персидской асавиры (asawira -профессиональной конницы) и по возможности посылали туда своих воинов вместо службы в родовой пехоте. Сасаниды часто использовали конницу, также посылая аса-виров поддержать своих арабских союзников в Ямаме (Yamama — северо-восток современной Саудовской Аравии), Омане и Йемене. Отряд в 800 асавиров пробил себе путь в Йемен в середине VI столетия, и потомки сасанидских конников все еще находились там, когда воины пророка Мухаммеда завоевали страну. Известно, что как конные отряды союзников они в тяжелых боях отстаивали идеи ислама в ходе Войн Ридда и, вероятно, в ходе последовавших больших арабо-мусульманских завоеваний.

Местные армии юга Аравийского полуострова были организованы в другой форме, чем армии севера. Здесь существовала полностью развитая государственная структура с правителями и асфарами (ashraf- дворянство), включавших каилсов (qails — «родоплеменной герцог»), отвечавших за правопорядок. В этом их поддерживали наследственные классы администраторов и воинов. Йеменская военная система обеспечивала призыв большого количества воинов, в основном перевозимой на верблюдах пехоты. Йеменские пехотинцы сыграли существенную роль в завоевании Византийской Сирии.

Первые арабские армии включали не только мусульман. Арабы-христиане сражались за ислам против Сасанидов в Ираке, в то время как первым мусульманским захватчикам византийской территории, возможно, помогли арабские племена, исповедовавшие еврейскую религию, проживавшие на землях, которые сейчас являются южной Иорданией. Были в мусульманских войсках и негры. Скорее всего, ахабиши (Ahabish — по-арабски «воины за плату») из Мекки были выкупленными абиссинскими рабами. Сейчас найдены свидетельства, что они нанимались от конфедерации небольших племен, включая воинов африканского происхождения. Одна из хроник (легенд?) заявляет, что Амр-ибн-ал-Ас имел под своим командованием черных солдат, когда через несколько десятилетий он вторгся в Египет. Было также много семитских, но не арабских народов, селившихся по побережьям в тех местностях, которые сейчас именуются Оманом, Хадрамаутом, Дуфаром и Йеменом. Некоторые из них по-прежнему живут, например, в Дуфаре.

              

Добавить комментарий