Оценка действий византийской и мусульманской армий

Действия византийской армии

Ранние византийские авторы, оценивая Ярмукское поражение, старались снять ответственность за него с императора Ираклия, указывая на болезнь императора, предполагаемый мятеж армянского контингента и мифическую пылевую бурю. Ираклий фактически был достаточно далеко от места сражения и мог вмешаться в его ход, только давая общие указания. Точно так же не следует приписывать победу и халифу Омару, руководившему этим завоеванием на расстоянии. Позже у византийских авторов появилась тенденция порицать Ираклия за его усилия волевым путем объединить различные церкви христиан: по «странному» стечению обстоятельств Византия потеряла именно те территории, где господствовало монофиситское христианство, последователей которого преследовал репрессиями император.

Ярмук

Многие византийцы были жестоко убиты при отступлении после поражения при Ярмуке. Этот эпизод содержал настолько ужасающие подробности, что запомнился на много поколений, хотя точное место их избиения неизвестно. Те, кто отступал к главному византийскому лагерю в Якусе, бьши прижаты наступавшими к этим крутым обрывам у иорданского села ешь Хамма (al Натта) и бросались с обрывов вниз в тщетной надежде спастись.

Но единственными действительно недовольными и нелояльными империи группами населения в Сирии были евреи и самаритяне, редко служившие в армии. Греки-византийцы никогда полностью не доверяли своим вспомогательным частям из арабов-христиан, но многие из них спаслись только благодаря упорному сопротивлению гассанидов и встречному удару конницы лакхмов и джуд-хамов во время их отхода в Эмесу. Более серьезная проблема Византии заключалась в нехватке средств, чтобы оплатить свою армию и поддерживать дружбу соседних племен. Это почти наверняка подорвало дисциплину перед сражением при Ярмуке. Византийские силы в Палестине и Сирии, превышая количеством арабских мусульманских захватчиков, могли сконцентрировать свои силы и достичь значительного численного преимущества только на поле битвы при Ярмуке. Их последующее поражение, возможно, произошло от отсутствия координации между командирами и трения между армянами и греками. Византийцы явно не воспользовались возможностями, даваемыми им рельефом местности — а поскольку сражение происходило на землях, исстари принадлежавших гасса-нидам, очевидно, что советы гассанидского царя Джабалы были проигнорированы. Трудно назвать тактически грамотным решением повторение одного и того же удара каждый следующий день сражения. «Секретные» переговоры в попытке перессорить вражеских лидеров, похоже, были знакомы всем соседям Византии и казались тонкой дипломатической тактикой только самим византийцам. Ну и, возможно, главное — имперцы недооценили роль новой веры арабов-мусульман.

Ярмукская битва необычна прежде всего потому, что византийское верховное командование приняло наступательную тактику в решительном сражении, оставив традиционную осторожность, поскольку было полностью уверено в победе. Это может объяснить глубину отчаяния, которое охватило армию, как только сражение было проиграно, и отсутствие тыловой защитной позиции на случай отступления.

Обе стороны достаточно умело использовали тактические наработки в течение всей Ярмукской кампании. Византийцы, как и в борьбе с Сасанидами, пытались ослабить противника в многочисленных осадах. Стойкость городов и продолжительность сопротивления зависит от состояния стен, морального духа гарнизона, таланта командира и пригодности запасов продовольствия и воды. Все это было обеспечено императором и его чиновниками, но большинство городов только делали видимость сопротивления, чтобы добиться приличных условий капитуляции. Фактически Сирия была потеряна не столько из-за Ярмука, сколько из-за нежелания городского населения сопротивляться захватчикам, хотя ранее они месяцами упорно бились с персидскими захватчиками. В сельской местности обычные люди хорошо почувствовали, что они меняют один набор арабских правителей на другой: гассанидов на мусульман, и этот второй выбор им показался более привлекательным.

Для Византийской империи царствование Ираклия оказалось эпохой потрясающей победы над Сасанидами, в которую уже никто не верил, и ужасающего разгрома мусульманами, которого никто не ожидал. Традиционная византийская тактика потерпела неудачу, но Империя уцелела и смогла принять на вооружение тактику своих противников. В новом столетии эти тактические наработки вылились в полупартизанские защитные действия, когда мелкие византийские отряды, наподобие ранних мусульман, прорывались на арабские территории, жгли, грабили и разоряли, а потом отходили, не вступая в большие сражения. Так же, как и византийцы, арабы-мусульмане ничего не смогли противопоставить этим летучим отрядам, а посланные вдогонку арабские войска раз за разом уничтожались в засадах.

Действия мусульманской армии

Мусульманское вторжение в Сирию не было переселением племен. Это была тщательно спланированная, скоординированная и организованная серия военных операций, использующая стратегию, ориентированную на традиционные византийские защитные мероприятия. Тактика арабов мусульман проникновения на территорию противника несколькими самостоятельными отрядами исключила традиционное различие между «фронтом» и «тылом». Мусульманские командиры отлично знали военные традиции своего противника, в то время как византийцы не понимали методы мусульман.

Знаменитый марш Халида ибн Валида из Ирака в Сирию показал, что мусульмане способны перемещаться по совершенно безлюдным степям и могут находить общий язык со многими воинственными племенами. Ход кампании также продемонстрировал высшую степень контроля халифа из столицы в Медине. В сражении мусульманские арабы превосходно использовали местность и никогда не допускали грубых тактических ошибок. Их готовность атаковать в самое жаркое время суток и сражаться, не имея запасов питьевой воды, часто компенсировало численный перевес их противников. Арабы культивировали репутацию свирепости своих воинов в бою, что действовало подавляюще на их врагов и основывалось на дикости многих арабских племен. Летописцы обеих сторон упоминают свирепость арабских женщин в сражениях. Их активная роль была неожиданной для более традиционных в вопросах пола византийцев.

С другой стороны, ошибкой было бы бесконечно превозносить моральный дух мусульманской армии, ибо было немало случаев дезертирства и на мусульманской стороне при Ярмуке. В основном это были перебежчики из арабских племен лакхм и джудхам, которых было немало и в византийской армии, но с обеих сторон сражались они с невеликим энтузиазмом.

              

Добавить комментарий