Мусульманские воины в бою

Арабы любили различные шумовые эффекты и крики, чтобы еще до начала столкновения запугать врага. Обычным мусульманским боевым кличем были слова «Аллах Акбар» («Бог всемогущий»). Этот крик мог повторяться и служить сигналом для заранее оговоренного действия — например, по первому крику воины надели броню, по второму крику подразделения строились в позицию, по третьему — вперед перед строем выдвигались поединщики — мубаризуны (mubarizun), и, наконец, по четвертому крику начиналось общее наступление. Поединки между отборными бойцами были традицией как арабо-мусульманских, так и византийских и сасанидских войн. Мубаризуны были неотъемлемой частью мусульманской армии, их задачей было подорвать моральное состояние противника путем убийства его поединщика. Пехота могла не только стрелять, а осуществлять атаки и отходы (по-арабски karr wa farr), используя копья и мечи. Эта тактика походила на тактику византийской конницы — курсоров и дефенсоров. И все-таки основную ставку мусульмане делали на контратаку после того, как враг измотает свои силы.

Есть мнение, что до этих сражений арабы-мусульмане использовали свои луки больше для охоты, чем для войны, но это явно ошибочное предположение базируется на нехватке документальных свидетельств или на слишком невразумительных свидетельствах VII столетия. Характерно, что центрально-азиатские тюрки были конными лучниками, а арабские лучники в основном были пехотинцами, что доказало свою эффективность против вражеской конницы. Сасаниды, например, смеялись над арабами за их медлительную стрельбу, однако, с другой стороны отмечали, что презренные «вытянутые» мусульманские стрелы легко пробивают их броню. В одном детальном описании говорится, что лучник раскладывает стрелы из колчана перед собой на земле, становится на колено и готовится стрелять. Луки были сильными — максимальная дальность для традиционного арабского лука составляла около 150 метров.

По сохранившимся подробным описаниям арабская конница фоидератов на византийской службе строилась клином, пытаясь обойти или прорвать вражеский строй. Вероятно, эту тактику использовала и арабо-мусульманская конница, поскольку задачи у них были аналогичные. Мусульманская арабская конница действовала на флангах, стараясь обойти противника, а также использовалась при преследовании разбитого врага. Такое традиционное использование конницы критиковалось в начале IX века иракским ученым аль Джахизом (al Jahiz):

«Ваши копья сделаны из мурран-дерева [особенно гибкий материал] с наконечниками из коровьих рогов. В бой вы идете на лошадях без седел, а если на коне и есть седло, то оно без рамки, подобное кожаному седлу верблюда. Вы не признаете стремян, хоть стремена усиливают удар копьем, со стременами вы можете наклоняться, когда бьете мечом…. Вы также хвастаете длиной вашего румх-копья (Rumh) и остроте короткого меча. Но глупо гордиться пехотинцу коротким мечом. Что же до всадника…. Сила удара у вас целиком зависит от длины рук наездника, а прочность меча — от его ширины».

Араб вступает в спор с аль Джахизом (спор автора с оппонентом — обычный литературный прием): «Если брать историю стремян, то все свидетельства указывают, что изобретение это древнее… Несмотря на то, что арабы не использовали их, они о стременах знали… Однако не применяли их, чтобы сесть на лошадь, запрыгивая на коня с разбега. Омар ибн аль Хаттаб (второй халиф, правивший во время сражения при Ярмуке) по этому поводу говорил: «Тот, кто постоянно прыгает на лошадь и ездит верхом, не вырастет слабым»… Омар говорит, что когда мухаджируиы и ансары (Ansar) [два первых арабских племени, перешедших в ислам и поддерживавших Мухаммеда еще при его жизни] численно возросли, среди них было немало наездников, удивлявших своими иноземными привычками. Но и они сняли свои стремена и стали садиться на коня прыжком».

Арабский оппонент не видел никаких причин прокомментировать замечание о знаменитых коротких мечах ранних арабов-мусульман. Сведения об арабских военных лагерях отрывочны. Известно, что именно в лагерях на время боя они оставляли своих верблюдов. Сообщается также о тяжелых палатках, колья которых в критических ситуациях использовали как копья. Общепринятым мнением является и то, что раннемусульманские армии были неспособны к осадной войне, но это снова недоразумение. Организованные арабские племена точно провели несколько удачных осад. То, что арабы хорошо ориентировались в фортификации, свидетельствует и тот факт, что сохранившиеся несколько домов гассанидов в городе Умм аль Джимал выполнены по всем правилам фортификационного искусства. А если одни умели строить крепости, то другие знали, как их брать. Письменные источники упоминают подобные дома-крепости в Медине, защищенные сверху лучниками и метателями камней. Некоторые из подобных домов-оазисов были вооружены собственными камнеметными машинами и таранами, что позволяло им напасть на вражеские дома — такая небольшая война в пределах одного города. Та-иф (Ta’if), по общему мнению, был «единственным укрепленным городом в Аравии». У него была стена из кирпича и камня, окруженная глубоким рвом. Если же обратить взор на юг, то Йемен был землей замков и укрепленных городов уже в течение ряда столетий. Некоторое количество крепостей имелось и в Омане. Большинство из ранних мусульманских завоеваний было достигнуто в результате осад, а не после больших сражений. Излюбленной тактикой была длительная блокада, соблазнение части гарнизона на измену, захват вражеских лидеров, уничтожение окружающих сельскохозяйственных построек. Были и традиционные осады, например, в 635 г. арабы применили камнеметные маньяники (manjaniq — искаженное латинское mangonel) против стен Дамаска.

Переход по пустыне

Переход по пустыне Халида ибн Валида со своим отрядом из Ирака в Сирию попал практически во все хроники ранних мусульманских летописцев. Отряд его, состоявший из отборных мухаджарунов и ансаров, был очень невелик, но и при этом его солдаты испытывали трудности, связанные с нехваткой запасов воды. Чтобы решить эту проблему, по крайней мере на первом этапе перехода, несколько верблюдов перед походом содержались на сухом пайке, а потом им давали пить вволю. Их животы наполнялись водой, которую животные не успевали переработать в запасы своих горбов. Эти живые бурдюки воды солдаты Халида постепенно резали один за другим, чтобы пить оставшуюся в верблюдах воду и кровь, обеспечивая себе путь по пустыне.

              

2 комментария: Мусульманские воины в бою

  • chtlovek говорит:

    Мухариджиты и ансары, это не племена, мухараджиты жители Мекки, мусульмане, которые покинули город из-за притеснений, ансары жители Медины, по большей части мусульмане, которые приняли мусульман жителей Мекки и окрестностей

Добавить комментарий