Дамаск

После Мердж-ал-Суффара мусульманская армия двинулась на Дамаск, стремясь ворваться в город на плечах отступающих Но тут они столкнулись с конницей арабовму стен города. Атаки гассанидсв поддержала одиноко стоящая дозорная башня к северу от города и подошедшие легкие силы византийцев. Мусульмане пытаются оправдь свои временный отход тем, что все стены Дамаска были укомплектованы личным составом, однако это представляется мало вероятным. Большинство источников сходятся на том, что относительно малочисленным гарнизоном командовали Фома (Thomas) и ответственный гражданский чиновник Ман-Сур ибн Сарьян (Mansur Ibn Sarjan), городской казначей. Его описывают как то: литического противника императора, вероятно, на религиозной почве, поскольку он исповедовал зороастризм, а не греко-православное христианство.

ворота Бэб Шарки (Bab Sharqi

Вид изнутри на ворота Бэб Шарки (Bab Sharqi), или Восточные ворота Дамаска, в конце "Прямой улицы". По всей видимости, эти ворота были старомодного римского прямолинейнеого типа. Ворота очень красивы, но прямой незамысловатый вход был достаточно простым для арабов-мусульман, штурмовавших Дамаск в 635 г. Воины Халида ибн Валида проникли в город рядом с Бэб Шарки, тогда как остальные мусульманские отряды прорывались с западной стороны города.

Осада длилась около шести месяцев По численности мусульмане обладали примерно трехкратным перевесом, потому вместо штурма стен они расположились отдельными отрядами возле каждых из городских ворот, штурмуя и и осущестадяя блокаду Дамаска. Воины Халида нбн Валида атаковали Восточные ворота, Амр-ибн-ал-Ас -Ворота Фомы, Абу-Убейда — Ворота Джа-оии, Шурахбиль — Райские ворота, Язид одновременно атаковал Малые ворота и Ворота Кайсан. Штаб-квартиры Халида находились в монастыре, где монахи заботились о раненых мусульманских солдатах. Пехота обстреливала любого византийского воина, появлявшегося на зубчатых стенах и атаковала византийские отряды, осуществлявшие вылазки. Для организации плотного обстрела сил у мусульман не хватало, потому к стрельбе из луков были привлечены и мусульманские женщины.

Халид очевидно сгруппировал всю имевшуюся конницу в один отряд, большая часть которого была отправлена в Траниат аль Укаб (Thamyat al «Uqab — «Орлиный проход»), туда, где дорога из Эмесы пересекала хребет Анти-Ливанских гор. Там они ожидали возможного приближения византийской деблокирующей армии. Для этих целей был построен или восстановлен маленький форт к северу от города Барзах (Barzah). Тактическая задумка мусульман была правильной: колонна византийской конницы была направлена этим проходом к Дамаску, но… И тут снова мусульманские записи дают совершенно противоречивые сведения о дальнейшем развитии событий По-видимому, мусульманский герой Заррар ибн аль Азвар, беспечно рвавшийся во все боевые стычки, в Орлином проходе был ранен и захвачен в плен. Халид ибн Валид привел всю конницу, чтобы помочь заместителю Заррара, командовавшему отрядом вместо него — Рафаху ибн Умаяру (Rafeh ibn Umayrah). Помогать было самое время поскольку отряд непобедимого Заррара поспешно отступал через Байт Лихию (Ваут Lihya) в Гутах (Ghutah), а от Гутаха до Дамаска было рукой подать. Во главе отряда Халида впереди всех скакал молодой араб одетый в черные одежды с зеленым капюшоном на голове. Капюшон полностью закрывал его лицо. С копьем и мечом этот араб вновь и вновь бросался на византийцев.

Неизвестный наездник подбадривал уставших мусульман и поражал их своими воинскими навыками и храбростью. Но когда неизвестный воин откинул капюшон, оказалось, что это сестра Заррара — Кхаула аль Азвар (Khaula al Azwar), бросившаяся на выручку своему брату. Заррар был отбит, а византийцы отброшены назад. Мусульмане преследовали византийцев по направлению к Эмесе, куда они, по некоторым источникам, вынуждены были отступить.

Неудача этой попытки снять осаду ухудшила моральное состояние гарнизона. Угнетающе подействовала на византийцев и казнь мусульманами двух офицеров, захваченных в Мердж-ал-Суффаре. Тем не менее, было сделано несколько отчаянных вылазок, в ходе одной из которых гарнизонный командир Фома был ранен стрелой в глаз. Стрелу выпустила вдова арабского солдата, убитого в предыдущей вылазке. Арабские хроники содержат помимо восхваления мусульман и восхищения храбростью своих врагов, например, там описано, как раненый Фома возглавил было растерявшихся своих воинов и продолжил вылазку. Он едва не убил вынужденного отступать Шурахбиля, изрядно проредив его окружение.

Традиционные мусульманские арабские источники часто сосредотачиваются на личных деталях этих эпических событий. Средневековая арабская литература в этот период находилась в стадии становления. Потому ей предстояло пройти все ступени, уже пройденные латинской и греческой литературами. Одной из таких ступеней стало появление в литературных произведениях «романтичного влюбленного». Образ этот был прописан арабами много ярче, чем у греков и римлян того же периода. Не удивительно, что подобный, может, реальный, а может, целиком выдуманный персонаж появляется и в описании осады Дамаска. Некий молодой воин, собравший в себе все черты «неудачника-влюбленного», проживавший в Дамаске, собирался сочетаться со своей девушкой браком. Он был греком и именовался в романе «сыном Маркуса». Его брак был отложен из-за осады города. Родители жениха и невесты считали, что сейчас не время для проведения брачной церемонии. В конце концов, «возлюбленный-неудачник» перелез стену и предложил ценную информацию Халиду взамен на обещание мусульман помочь ему в обустройстве свадьбы. «Неудачник» рассказал,- что в ночь на 18 сентября в городе будут отмечать религиозный праздник, а поскольку мусульмане были не в состоянии штурмовать стены, все немногочисленные часовые со стен будут убраны, а сосредоточатся в районе ворот… В эту ночь мусульмане заготовили веревки, взяли лестницы в соседнем монастыре и беспрепятственно крупными силами преодолели стены. Дамаск пал.

Другие версии этого предательства менее романтичны: некоторые говорят, что посыльный был от Мансура ибн Сарьяна. Еще одну версию в арабских хрониках сообщает Балазури: еще за год до описываемых событий, в 634 г., к Дамаску подошел арабский отряд Халида ибн Валида. Тогда местный епископ прислал Халиду провизию и подарки, сказав при этом: «Запомни мне это наше знакомство». Халид обещал ему не забыть, после чего увел свой отряд. Как видно, в этом случае продовольствие и подарки явились со стороны епископа платой за то, чтобы арабы отступили от города. При этом епископ стремился также обезопасить себя на будущее. Он проявил себя как дальновидный политик, предвидя затяжной характер военных действий. Но если этот епископ хотел перейти под власть халифата, то непонятно, почему он не сдал город уже тогда в 634 г.? И почему год спустя он заключил договор о капитуляции только через 6 месяцев с начала осады? Так или иначе, нужная информация достигла Халида.

Есть еще один вариант, радикальный — городские власти провели тайные переговоры с Абу-Убейдой и открыли ворота на западной стороне города, имитировав штурм с восточной стороны. В результате предательства два мусульманских подразделения вошли в город и встретились в районе крытого рынка в центре Дамаска, где устроили спор — взяли они город, или город им сдался. В результате всех этих споров Халид составил документ о сдаче города 4 сентября 635 г., который подтвердил Абу-Убейда. Это было щедрым подарком христианам. Римляне и греки византийского происхождения были отпущены.

Отважный Фома был убит, когда отступающие византийцы были атакованы при отходе на север. Что касается любовника-неудачника,то он якобы нашел свою невесту. Но девочка, узнав какую цену заплатил возлюбленный за их счастье, покончила жизнь самоубийством, не пожелав стать женой изменника, предавшего своих друзей-христиан. Неудачник поклялся никогда больше не смотреть ни на одну другую женщину и погиб, сражаясь на стороне мусульман при Ярмуке.

Язид ибн Абу Суфьян (Yazid Ibn Abu Sufyan) был оставлен с гарнизоном в Дамаске, в то время как остальная мусульманская армия пересекла горы и вышла в долину Бикаа центрального Ливана, где город Гелиополь (Баальбек) сдался им без боя. Потом мусульмане повернули на север, двигаясь вдоль Оронтеса (Orontes), чтобы в ноябре взять Эмесу. По другим сведениям Эмеса капитулировала другой мусульманской колонне, двигавшейся через «Орлиный проход». Хамах (Hamah), Шайзар (Shayzar), Афамиях («Afa»mi’yah) и, возможно, Марат аль Нуман (Ma’arat al Nu’man) сдались без боя по мере продвижения мусульман на север. В противоположность этим городам Алеппо, Шалкис и большинство городов береговой полосы (в том числе и Антиохию, где Ираклий разместил свою штаб-квартиру) византийцы отстояли относительно легко. Дело здесь в том, что в сельской местности мусульмане, обычно, приветствовались, как освободители. Другой отряд мусульман относительно просто сбил имперские заставы в южной Сирии, Иордании и Палестине.

              

Добавить комментарий