Ажнадайн

Ажнадайн считается первым большим сражением между мусульманами и армиями христиан. Говорят, что арабские мусульманские армии вышли из Медины в начале 634 г., но более вероятно, что это случилось предыдущей осенью. После совершения нескольких опустошительных набегов у мусульман 4 февраля произошло серьезное столкновение с византийскими солдатами при Дафине (Dathin) возле Газы. Император Ираклий, находившийся в Эмесе, выслал крупные подкрепления в Цезарею Маритима. Войска прибывали морем в главную византийскую военную базу в Палестине, где, вероятно, соединились с подразделениями, уже находившимися в этом районе. Византийский флот находился у самого берега, готовый поддержать сухопутные силы или осуществить их переброску морем в новый район. Мусульманские командиры в южной Палестине, в свою очередь, запросили подкреплений.

Ажнадайн

Сражение при Ажнадайне, вероятно, имело место возле ныне заброшенной арабской деревушки Байт Натиф (BaytNatij) в том месте, где римская дорога пересекала русло реки Симт (Simt). В этом месте долина сужается, создавая выгодную естественную защитную позицию для мусульманской армии. Этот снимок сделан с могилы шейха Абу Хилала, вид на северо-запад вдоль русла реки Симт, в том направлении, куда двигались византийцы.

Халиду ибн Валиду, действовавшему в Ираке, было приказано немедленно пересечь пустыню и прийти в Сирию. Он пришел в район Дамаска с небольшим отборным отрядом на Пасху 24 апреля 634 г. и разбил местные вспомогательные войска, состоявшие в основном из гассанидов. Длительный успешный марш войск Халида по безводной пустынной местности произвел большое впечатление на всех летописцев. Красочные детали этого перехода содержат массу противоречивых сведений, точный маршрут движения отряда Халида ибн Валида и по сей день остается предметом споров. Однако стратегическое его значение бесспорно: Халид вторгся в Сирию позади главных византийских сил, захватив почти без борьбы стратегический укрепленный город Буера (Busra, этот сирийский город не имеет никакого отношения к современной иракской Басре).

Силы Халида были очень невелики, только 500-800 воинов, но отряд его состоял из солдат, чья преданность исламу была абсолютной. По почти достоверным данным его отряд состоял из пехоты, ехавшей на верблюдах, и небольшого подразделения конницы. Прибытие Халида спровоцировало начало новой фазы в завоевании Сирии. Вскоре он объединил усилия с отрядами Язида и Шурахбиля, действовавшими на восток от Иорданской долины. По предварительной договоренности все вместе они собрались в долине реки Симт (Simt) и связались с армией Амр-ибн-ал-Аса, действовавшей в южной Палестине в районе Ажнадайна.

Византийцам, несмотря на существовавшую дорожную сеть, которой они активно пользовались, потребовалось около двух месяцев, чтобы собрать войска. Не имея оперативных разведданных, они были удивлены численностью мусульманской армии, выступавшей против них. Встреча противников произошла на дороге от Средиземного моря в Иерусалим, в том месте, где она спускалась в долину реки Симт. Река была достаточно широкой, но не быстрой, с пологими берегами. Сражение, вероятно, имело место к западу от Баят Натифа (Bayt Natif), вблизи от парных сел Яннаба Восточная (Jannaba East) и Яннаба Западная (Jannaba East) в июле или августе 634 г. Никаких описаний сражения не сохранилось, остались лишь косвенные упоминания. Мусульмане заняли защитную позицию где-то к западу от Баят Натифа, где дорога пересекала высохшее русло Симта. Византийская армия под командованием брата Ираклия Феодора ожидала поддержки местных арабских вспомогательных войск, но таковых прибыло очень мало. Последняя жена императора — Мартина, ненавидела Феодора как основного конкурента в борьбе за власть, потому брат императора вполне резонно мог полагать, что подкреплений больше не будет. Византийские силы, возможно, включали гарнизон Цезареи под командованием военного губернатора города Сергия (Sergius), хотя в других хрониках записано, что Сергий был убит еще в феврале. Есть также свидетельство о некоем офицере по имени Вардан (Vardan), сражавшемся при Ажнадайне. Возможно, что это одно и то же лицо — Сергий Вардан. Имя Вардан предполагает армянское происхождение. Один из офицеров, убитых при Ажнадайне, имел не очень понятный высший чин кубикулариуса (Cubicularius), может быть, это искаженное наименование сакеллария (Sakellarios — казначей), по всей видимости, он был заместителем командующего Феодора.

В основном сведения о битве мы черпаем из мусульманских легенд, записанных много позже сражения, потому доверие к этим фактам невелико. Мусульманами командовал или Амр-ибн-ал-Ас, или Халид ибн Валид. Они впервые решили выйти на открытый бой с такими силами византийцев. В результате произошла тяжелая фронтальная битва практически без маневров как с одной, так и с другой стороны, завершившаяся большими потерями для обоих противников. Восстанавливая ход сражения по крупицам легенд, мы получаем следующую картину.

Обе армии были построены в расширенных линиях друг напротив друга с лагерями в тылу. И мусульмане, и византийцы поделили свои силы на три подразделения — центр и два фланга. Фланги прикрывала конница. Муаз ибн Джабал (Mu’az Ibn Jabal) командовал мусульманским центром; эмир Сайд ибн Амир (Sa’id Ibn «Amir) — левым флангом; Абд аль Рахман («Abd al Rahman), сын халифа Абу Бекра, — правым флангом. Конница Шурахбиля прикрывала левый фланг мусульман, а вот имя командира, прикрывавшего правый фланг, в источниках не упомянуто. Позади центра, защищая мусульманский лагерь, находился резерв под командованием Язи-да. Халид, Амр и другие старшие командиры и отборный отряд поединщиков оставались возле центра строя. Мусульмане были инструктированы вести стрельбу из луков по команде всем подразделением, а не индивидуально. Женщинам приказали защищать лагерь, если того потребует ситуация.

Халид и византийский командир после боя сделали доклады о ходе сражения, сохранившиеся их тексты почти наверняка недостоверны и полностью противоречат друг другу. Подвиги отдельных воинов каждой из армий, вероятно, отражают реальные события, но в преувеличенной форме. Арабы-христиане, например, послали своего шпиона в мусульманский лагерь, он прибыл назад под сильным впечатлением о моральном духе противника. Некий епископ христианин в черной шляпе пробовал вести переговоры с мусульманами об условиях беспрепятственного их отхода назад в Аравию, на что Халид ответил предложением традиционного выбора -переход в ислам, выплата выкупа (jizyah — выкуп, налог) или сражение. Молодой мусульманин по имени Заррар ибн аль Азвар (Zarrar Ibn al Azwar), упоминавшийся в годы Войны Ридда как сборщик налогов, был известен как прекрасный воин. Он осуществил разведку византийских позиций. Когда Заррар скакал назад, несколько конных византийцев бросились преследовать его. Вместо быстрого отхода в свой лагерь Заррар остановился и перебил их почти всех.

Сражение началось с атаки легких византийских сил — они пускали стрелы и метали пращные камни. Мусульманам было приказано не отвечать и не двигаться с мест. Вперед был послан единственный воин (вероятно, это был традиционный ритуал посылки вперед поединщика для поднятия морального духа армии). Этим зачинщиком снова был Заррар. Вероятно, он являлся лидером специальной группы поединщиков, присутствовавшей во всех крупных мусульманских армиях. Обычно Заррар сражался без доспехов, войдя в историю как «Голый воин», но в данном случае он надел шлем и кольчугу для защиты от стрел, взял большой византийский щит. Выступив вперед, Заррар стал кричать: «Я — смерть бледнолицых, я — убийца римлян, я — бич Божий, посланный на вас, я — Заррар ибн аль Азвар». (Термин «бледнолицый» более подходит для индейцев — Заррар, конечно, кричал «смерть белых лиц»). По мусульманским отчетам он вызвал на поединок и убил нескольких византийских поединщиков, в том числе, военных губернаторов Аммана и Тибериуса (Tiberius). Вызывает сомнение, что губернаторы пограничных городов стали бы ввязываться в подобные состязания.

Мусульманская армия двинулась вперед, когда Заррар еще продолжал свои поединки. Она вступила в бой и продолжала его до темноты. На следующий день византийский командир договорился о переговорах с Халидом, намереваясь убить мусульманского лидера с помощью группы заранее спрятанных рядом солдат. Этот план не сработал, в результате убит был византийский командир, вероятно, все тем же Зарраром. Используя возникшее замешательство, мусульмане немедленно начали наступать. На центральном участке к Халиду подошел резерв под командованием Язида. Византийская линия была прорвана. Кубикулариус был обнаружен в центре с головой, обмотанной полотном. По мусульманским сказаниям его убил арабский воин аль Табари (al Tabari). Кубикулариус не сопротивлялся, обмотав свою голову материей, поскольку не мог видеть резни, происходившей вокруг него. Более вероятно, что он участвовал в неудачном покушении на Халида и был ранен.

Бой был упорный. Множество «преемников» и «компаньонов» Мухаммеда, занимавших руководящие посты в исламской иерархии, нашли свой конец при Ажнадайне. Количество убитых лидеров-исламистов здесь было больше, чем во всех остальных сражениях в ходе завоевания Сирии. Через пять с половиной столетий путешественники сообщали, что сохранилось много богатых могил на берегах реки Симт и окрестных холмах. Император Ираклий остался недоволен результатом сражения и отозвал своего брата Феодора обратно в Константинополь. Во главе армии его заменил Феодор Трифориус, Сакелларий. Византийцы понесли большие потери при Ажнадайне, но все-таки большая часть разбитой армии сумела бежать, отступив в окруженные стенами города. После этого сражения византийцы стали избегать открытых столкновений с мусульманами, тогда как те вели свои набеги в Сирии совершенно безнаказанно, рыская по стране вдоль и поперек. После захвата мусульманами соседнего города Вифлеема патриарх Иерусалимский Софроний (Sophronius) предал анафеме захватчиков, объявив «сарацинских мечников… варварами и животными,… преисполненными дьявольской жестокостью». Тем временем мусульмане вовсю использовали свой успех в сражении — грабили окрестные города и села, продавая свою добычу назад византийцам! Это выглядит вполне естественно, поскольку другого рынка у арабов на тот момент не было. Император Ираклий в резкой форме приказал прекратить подобные отношения. А тем временем Амр-ибн-ал-Ас занял большое имение возле Байт Джибрин (Bayt Jibrin) недалеко от Ажна-дайна. Он назвал свое имение Аялан («Ajlan), по имени одного из своих последователей, погибшего в сражении.

Новости о результатах сражения при Ажнадайне достигли халифа Абу Бекра, когда тот находился уже на смертном одре. В это же время многие византийские города были переполнены деморализованными беженцами. Мусульмане почти полностью контролировали сельскую местность, но избегали побережья: немногочисленные вылазки в эти районы быстро пресекались решительными десантами с патрулировавших кораблей. Византийцы все еще ждали, что арабы-кочевники вот-вот уйдут обратно в свои пустыни.

              

Добавить комментарий