Упадок и возрождение римской армии

Побудительными мотивами действий командирского состава позднеримской армии часто служили политические расчеты. Основная часть войска теперь набиралась в приграничных областях, преимущественно в Германии, так как центр империи был демилитаризован. Трудностей с набором солдат для армии становилось все больше. Список лиц, освобожденных от несения воинской повинности – от булочников до сенаторов – постоянно рос. Дееспособные мужчины сознательно наносили себе увечья, чтобы избежать призыва в армию. Новобранцев во избежание дезертирства каждую ночь приходилось запирать на замок. Плата за службу была слишком маленькой и несоизмеримой требованиям, предъявляемым солдатам. Несмотря на раздачу покинутых земель и небольшие дотации наличными деньгами, ветераны получали гораздо меньше, чем их предшественники несколько веков назад. Дисциплина теоретически была строгой, но в реальности хорошо подготовленные воины ценились так высоко, что к ним редко применялись суровые наказания. Между тем, многие граждане считали, что империя предъявляет своей армии недостаточно высокие требования. После того, как были потеряны удаленные провинции, несение воинской повинности легло на плечи жителей центральных областей, включая Италию. И хотя социальное напряжение здесь сильно подорвало патриотическое чувство, набор рекрутов продолжался до 403 года н.э.

Неудивительно, что власти искали солдат, где только было возможно. По всей римской империи, включая Британию, были разбросаны поселения сарматиан – кочевников-кавалеристов из степной зоны Руси. Одно из подразделений этих воинов располагалось в северном Ланкашире. Германских готов было еще больше. После сокрушительного поражения, которое потерпели римляне от западных готов при Адрианополе в 378 г., в армию было призвано множество гарнизонных солдат, которые, однако, не справились с возложенной на них задачей. С другой стороны, местные войска успешно сражались с разбойниками в пределах своих территорий. Император брал на службу целые подразделения варваров вместе с командирами, вместо того, чтобы набирать их порознь, как это практиковалось прежде. Пришло время, когда римляне взяли реванш в сражении с готами, хотя германцы составляли значительную часть римской армии до VII века.

Позднеримская армия отличалась от раннеримской и размером и структурой. Приграничные подразделения состояли из кавалеристов, пехотинцев и союзников. Однако, они были меньше прежних пограничных легионов, поэтому очень быстро смешались с местным населением. В больших городах размещались полевые армии.

Согласно рукописи «Notitia Dignitatum», написанной в IV веке и переизданной в западной провинции в 430 году, половина армии, две трети которой составляли пограничные войска, располагалалсь в западной части империи. В «Notitia Dignitatum» указано, где именно находились подразделения различных родов войск. Значительная часть мобильных сил располагалась на Западе. Но большая часть тяжелых кавалеристов – клибанариев и катафрактов – находилась на Востоке. Конные лучники, называвшиеся сигитариями, присутствовали как в пограничных, так и в полевых войсках. Количество пеших лучников было больше количества конных даже в полевых армиях. Копейщики-пехотинцы и катапультисты находились на Востоке, за исключением одного подразделения, располагавшегося на Рейне. В документе упоминается о подразделении метателей из пращи, находившемся на Востоке. Дромедарии, воевавшие верхом на верблюдах, базировались в Египте и Палестине; подразделения воинов, имевших большой опыт в речных сражениях – вдоль Дуная. Отборные подразделения разведчиков располагались в западной части империи.

Византийцы

Византийцы

1.Слуга, X-XI века
Каждый караульный, каждый кавалерист Тагматы, каждый кавалерист первого класса из провинциального войска; каждые три-четыре кавалериста провинциального войска второго класса и каждые 16 пехотинцев имели оплачиваемого конюха или слугу, который присматривал за имуществом и выполнял различные поручения. Слуг караульным Тагматы предоставлял полк Оптиматон, в составе которого находилось около 4 000 человек.
Слуга пехотинца управлял повозкой, запряженной мулом. В повозке находились ручная мельница, пила, две лопаты, деревянный молоток, плетеное ведро, топорик и кирка. Так как слуги каждую ночь должны были окапывать траншеями место, где армия располагалась лагерем, назначение этих инструментов становится понятным. Когда слуг не хватало, их обязанности выполняли провинившиеся солдаты. Общее название этих слуг было «талдом». Для самозащиты они носили пращу. Иногда их можно было видеть на самом краю флангов византийской армии.

2. Мулы-тяжеловозы, X век
Мулы-тяжеловозы для Тагматы поставлялись из крупных фермерских хозяйств империи, во главе которых стояли управляющие. Так как государству требовалось много вьючных животных, то эти чиновники принимали дополнительные поставки от государственных и церковных организаций. Все мулы, приписанные к императорскому двору, носили красные попоны. Одному лишь императорскому обозу требовались сотни мулов и лошадей для перевозки различного имущества: кастрюль и котлов для приготовления пищи, серебряных столовых принадлежностей и чаш, канделябров и гобеленов. Помимо этого за императором во время похода везли передвижную библиотеку, аптеку с полным набором лекарств, довольно объемный гардероб, турецкие ванны, переносную часовню-молельню с портативным алтарем и иконами.

3.Пехотинец без доспехов, XI-XII век
Пехотинец этого типа встречается в источниках XI-XIII века. Данный рисунок основан на изображении из мадридского манускрипта «Скилитос». Несмотря на отсутствие доспехов он не является легким кавалеристом. Более правильно будет назвать его пехотинцем среднего класса, т.е. промежуточного звена между тяжелым и легким кавалеристом. Это преемник пелтастов. Псилои этого типа служили в армии до XII века. Они описаны в рукописи «Скилитос», а также в «Алексейде». Воин вооружен легким метательным оружием — копьем, называемым «акитон» или «рхипторион».

4. Псилос. Информация из военного справочника X века.
Основным оружием псилоса, или легкого кавалериста, был лук, праща на древке или арбалет. В колчане, подвешенном к левому плечу, было 40 стрел. В дни Лео единственным защитным оружием псилосов был легкий ручной топор, называемый тзикурионом. У псилосов, как правило, не было доспехов, хотя военное руководства рекомендуют лучникам носить легкие кольчуги и пластинчатые доспехи, в то время же время признавая трудность их приобретения. Такие доспехи можно было видеть лишь на тяжелых пехотинцах. Вероятно, у них был также щит 30 см в диаметре, хотя Лео запретил эти щиты, а в раннем издании «Стратегикона» говорилось, что от этого щита отказались «из-за его тяжести». Никефорос II пишет, что у его лучников должен быть маленький щит, а также два колчана стрел (по 60 и по 40 стрел в первом и втором соответственно), два лука, две тетивы для луков, праща, меч и тзикурион.

              

Добавить комментарий