Император Юстиниан и его преемники

К концу V века римская армия была настолько деморализована, что императоры боялись воевать, так как сбор войска часто приводил к большим беспорядкам. В V-VI веках восстания военных были наиболее часты. В структуре командования производилось множество изменений, чтобы избежать подобных бед в будущем. Правители восточной части империи часто прибегали к подкупу, натравливая одного противника на другого и защищая таким образом свои съеживающиеся границы. Император Юстиниан (527-565 гг.) провел преобразования в армии восточной части империи, называвшейся теперь Византийской империей, и с ее помощью возвратил значительную часть земель западной части.

Стражники императора Юстиниана

Стражники императора Юстиниана, мозаика середины VI века. Обратите внимание на христианскую монограмму и большие крученые металлические ожерелья с драгоценными камнями у солдат.

Ко времени правления Юстиниана экономика империи испытывала подъем, что позволило собрать армию, хотя и небольшую по размерам, но хорошо обученную и снаряженную. Римляне стали набирать в свое войско подразделения федератов, среди которых были как жители Римской империи, так и варвары-добровольцы. Однако, армия состояла преимущественно из наемников, как и прежде. Она подразделялась н полевые и гарнизонные войска. В каждом провинциальном городе имелись подразделения, по 200-400 воинов в каждом, возглавляемые трибунами. Мобильное полевое войско состояло из легких кавалеристов, федератов и тяжелых кавалеристов, называвшихся катафрактами. Элитные войска конных лучников успешно сражались в Италии и Северной Африке. Хорошо обученные катафракты, облаченные в доспехи, еще раз доказали свою эффективность в бою, хотя их содержание стоило казне недешево. С другой стороны, империя теперь лишилась многих регионов, занимавшихся выращиванием лошадей, хотя Юстиниан пытался сохранить за собой владения Каппадокией – областью с благоприятным климатом для выращивания кавалерийский коней.

Ядром новой военной структуры стали частные армии, примером которых для германских королей послужили в III веке именно римские армии такого типа. Во времена правления Юстиниана начался обратный процесс: римские полководцы Белисарий и Нарсий перенесли на почву империи традиции своих предков. Воины частных армий приносили клятву верности непосредственно командиру, а не императору, и потому рассматривались как прямая угроза последнему. Однако, это были профессиональные воины, служившие на долговременной основе. Они составляли ядро, вокруг которого можно было сформировать армию большого размера.

Основным подразделением частной армии была личная стража, состоявшая из бекелариев, но даже она иногда поднимала мятеж. Успех такого восстания полностью зависел от богатства, влиятельности и командирских качеств того, кто нанимал их на службу.

Возвращение западных территорий
Белисарий отвечал за восстановление управления Северной Африкой. Эта провинция, протянувшаяся от Ливии до Марокко, находилась под властью экзарха, одного из самых независимых правителей, имевшего свой собственный штат военнослужащих, а к концу VI века – собственную армию. В этой армии, состоявшей из элитного караульного подразделения, мобильного войска и местных пограничников, кавалеристов было больше, чем пехотинцев. Во вновь завоеванной Италии византийские власти столкнулись с еще более серьезными проблемами. После победы над варварами остготами, на горизонте появилась еще более грозная угроз – ломбардцы, в 568 году пришедшие из-за Альп, покинув населенные ими территории, занимаемые современной Австрией. Византия отказалась от Ломбардии и Тосканы, установив границу по холмам Равенны. В подчинении экзарха Италии находилась полевая армия и несколько гарнизонов, что было недостаточным для противостояния ломбардцам, Император согласился разделить страну, сократив количество гарнизонов, что было недостаточным для противостояния ломбардцам. Император согласился разделить страну, сократив количество гарнизонов и назначив четырех региональных командиров-патрициев. Патриций Сицилий принимал участие в делах на континенте в то время, как другие имели штабы в Равенне, Риме и Неаполе. Наименьшее – пятое подразделение – возглавляемое дуксом, располагалось в Римини на Адриатическом побережье. На северной оконечности Адриатики войска империи защищали Истрию и плацдарм Византии вокруг Венеции.

Ломбардцы совершили прорыв на юге, захватив еще два герцогства – Сполетто и Бенвенто, отрезанные от Ломбардского королевства в Северной Италии полосой византийской земли, протянувшейся от Рима до Равенны. Такое деление явилось примером для Италии, постоянно раздираемой на части в течение последующих 1400 лет. Должности византийского военачальника в Неаполе и местного дукса слились в одну – соответственно, ее стал занимать один человек. То же самое произошло в Кампаньи на юге Рима и, вероятно, в Калабрии и Апулии. В удаленных от остальной части империи прибрежных городах – Гаете, Неаполе и Амалфи – влияние Византии ослабло. Некоторое время спустя именно благодаря этим городам Италия заняла главенствующее положение в Средиземноморье.

Итальянцы очень нуждались в городских ополченцах, набираемых из новых поселенцев, для охраны городских стен, за которыми по-прежнему протекала жизнь, хотя и менее бурная, чем прежде. После вывода византийских войск из Рима в 592 году, там был оставлен полк наемников-профессионалов, известный под названием Феодосийский. Законным правителем здесь был Папа, уже успевший вызвать солдат с Балкан. Названия военных подразделений из других мест византийской части Италии подсказывают, что в них служили как местные, так и иностранные солдаты. Например, в подразделении «Веронезиум» могли служить ломбардцы из Вероны, а также итальянские эмигранты из северных городов. Скоро число местных рекрутов в подразделениях из Равенны и Рима превысило численность солдат с востока страны. Однако подразделения профессиональных воинов не смешивались с подразделениями местных ополченцев. На византийской территории монастыри и крупные землевладельцы тоже набирали отряды народного ополчения. Некоторые знатные римские фамилии, пережившие падение Западной империи и сумевшие сохранить большие поместья, стали возвращать себе потерянные некогда звания и высокие должности. Если эти старые аристократы испытали на себе сильное влияние Византии, то новая элита, внедренная в итальянское общество византийцами, все более пропитывалась итальянским духом.

              

Добавить комментарий