Тяжелая конница сарматов

Следующее описание сарматской тяжелой конницы относится к набегу на римскую провинцию Мезию весной 69 г. н.э. Девять тысяч роксоланских конников, потеряв темп в весеннюю распутицу, попало в окружение римской пехоты. Перегруженные награбленным, роксоланы барахтались в грязи и не смогли организовать оборону. Это обстоятельство позволило римлянам перебить кочевников. Тацит отмечает, что у сарматских «вождей и знатных воинов» доспехи настолько тяжелы, что упавший с коня воин едва может встать на ноги без посторонней помощи. Тацит также отмечает, «что их копья и мечи настолько длинны, что их приходится держать обеими руками». Если с копьями все понятно, то наличие двуручных мечей у роксоланов вызывает сомнения. С другой стороны, Тацит имеет репутацию щепетильного стилиста, который всегда ставит нужные слова на нужное место.

Тацит отмечает случайный характер поражения сарматов, говоря, что в обычных условиях, «когда они атакуют эскадронами (turmae), едва ли какой боевой порядок (acies) может устоять перед ними». В заключение Тацит описывает чешуйчатые доспехи сарматов, их копья и мечи, а также говорит о том, что они атакуют организованными отрядами.

Еще одно описание, относящееся к I в. н.э. принадлежит Валерию Флакку («Аргонавтика»). «Отряды свирепых сарматов издавали дикий вопль. Жестки их панцири (lorica) из гибкой кольчуги (molli catena). Доспехи (tegimen) покрывают их лошадей. Поверх лошадиных голов они держат еловые древки (т.е. копья), которые они упирают в колено. Копья отбрасывают длинную тень в сторону противника. Они атакуют со всей силой, на какую только способны их кони и они сами».

Интересно упоминание Флакком конских доспехов и чрезвычайно длинных копий. Дальше Флакк описывает, как сарматы смяли своих легковооруженных противников. Следует заметить, что Флакк не был военным, поэтому он едва ли видел это сражение своими глазами. «Дикий вопль» варваров он явно позаимствовал у кого-то из своих предшественников, которые часто отмечали, что сарматы и аланы громко кричат во время атаки.

Несколько обрывочных фрагментов информации касаются набега аланов на Парфию в 135 году. В своей работе «Боевое построение против аланов» римский правитель провинции Арриан описывает построение римской армии во время боя с аланами. Из текста следует, что Арриан ожидал фронтальной атаки аланской конницы. Эту атаку он планировал сдержать, вооружив легионеров длинными копьями. Кроме того, он предполагал, что противник прибегнет к фланговым охватам и ложному отступлению, поэтому он принял меры и против этих угроз. В своем «Искусстве тактики» («Ars Tacticae»), написанном около 137 года, Арриан четко говорит о том, что конница сарматов и аланов вооружена копьями. Он их называет словом kontophoroi – «копьеносцы», а не kataphraktoi – «катафракты». О доспехах своих противников он говорит так: «Сарматы имели легкие доспехи, а их кони вовсе не были защищены».

Характерный «варварский маневр» Арриан описывает в своем «Искусстве тактики». Это – ложное отступление. «Разворот и ложное отступление сарматских и кельтских конных копьеносцев — полезный маневр». Когда ложное отступление появилось в арсенале римской конниц неизвестно, но вооруженные копьями конные воины (kontophoros,contarius) появились в составе римской армии примерно в это же время.

Стандартный наступательный репертуар сарматов продемонстрировали язиги в сражении с римлянами на льду замерзшего Дуная в 173 году. Дион Кассий сообщает, что кони язигов уверенно держались на льду. Часть язигов атаковала римлян в лоб, тогда как другая часть совершила глубокий обход, намереваясь атаковать с тыла. Однако дисциплинированная римская пехота сдержала удар противника и сумела причинить ему тяжелейшие потери.

Кассий пишет, что сбитые с коней сарматы становились легкими жертвами легионеров, так как не имели адекватных доспехов. Это свидетельство, а также свидетельство Арриана о легких доспехах сарматов, по-видимому, можно объяснить тем, что появившиеся к тому времени на востоке гунны с их мощными луками сделали использование тяжелых доспехов бесполезным. В IV веке Аммиан писал, что аланы добились мобильности за счет отказа от тяжелых доспехов. В другом месте он пишет, что у сарматов доспехи сделаны из роговых чешуй. Некоторые историки считают, что большинство аланов не носили доспехов, как это было характерно и для гуннов. Другие историки полагают, что «легкие» доспехи представляли собой кольчугу, распространенную в Европе и Азии.

Недавний анализ археологических находок позволяет заключить, что аланы имели самые тяжелые доспехи среди всех сарматов, исключая разве что сираков. Тем не менее, нельзя утверждать, что вся конница сарматов была тяжелой. Их нельзя назвать «катафрактами» — « закованными в доспехи». Мы уже говорили, что по свидетельству Тацита тяжелые доспехи имели только вожди и знатные воины. Дороговизна доспехов мешала их широкому распространению. Однако, военная элита, облаченная в доспехи, бросалась в глаза посторонним наблюдателям, создавая впечатление многочисленности. Но в действительности, большинство сарматских конных копейщиков не имело доспехов даже до появления гуннов.

После падения Западной Римской империи на полях сражений стала безраздельно господствовать конница. При этом аланы обзавелись более тяжелыми доспехами. Готский историк Иордан («Генетика»), описывая битву на реке Недао в Паннонии в 453 году, характеризует аланов, как имеющих тяжелые доспехи. Писавший в конце IV века Вегеций («Эпитомы»), жаловался, что римская пехота не имеет доспехов, а римская конница состоит из гуннов, готов и аланов. Однако, нигде нет свидетельств того, что тяжелые доспехи сарматов произвели впечатление на римлян. Напротив, римские авторы скорее отмечают скорость и быстроту атаки кочевников. Вегеций прежде всего выделяет превосходное мастерство верховой езды аланов и гуннов, которых он считал одним народом.

Поединок в степи, II в. н.э.

Поединок в степи, II в. н.э.

Эта иллюстрация создана по мотивам изображения на одном из сосудов из Косики. Обращает на себя внимание то, что оба воина выглядят «по-парфянски». Но в этом нет ничего удивительного. Многие римские авторы отмечали сходство между сарматами и парфянами.

1. Сарматский тяжеловооруженный конный воин
Воин держит копье (contus) двумя руками. Левой рукой он наводит копье на цель, а сила удара обеспечивается за счет действий правой руки и движения лошади. Левая нога вынесена вперед, что позволяет поддерживать равновесие, компенсируя тяжесть вынесенного вперед копья. Устойчивость всадника в седле в момент удара копья о цель во многом обеспечивает удобное четырехрогое седло. Чешуйчатый панцирь с глубокой V-образной горловиной, через которую видна поддетая кольчуга. Воины на боспорских надгробьях часто изображаются в доспехах, поддетых под кожаную или матерчатую одежду. Видна шнуровка на правом рукаве. Скорее всего, этот нарукавник служит для защиты предплечья при стрельбе из лука, но надетый на другую руку. Античные художники часто грешили тем, что путали право и лево на своих произведениях. Горитос на левом боку. Здесь он не мешает копью. Вместе с горитосом соединены ножны для длинного меча с кольцевой головкой. На бедре коня видно клейма-тамга.

2. Сарматский конный лучник
Кожаная куртка этого сарматского воина имеет большие лацканы, заходящие на плечи. Такая одежда изображена на нескольких фигурах на сосудах из Корсики. Единственное оружие – короткий завернутый лук, убранный в горитос. Защитный нарукавник здесь надет правильно – на левое предплечье. Конская упряжь и детали седла взяты с изображений из Косики.

            

Добавить комментарий