Природные ископаемые Новороссии

Характеристика географической среды Новороссии была бы неполна, если бы мы ничего не сказали о природных ископаемых.

Одной из особенностей зоны степей было обилие соляных озер, которые тянулись в виде цепи вдоль морских берегов. По своему происхождению они представляли собой отделившиеся от моря лиманы. В Буджаке самыми крупными были озера Сасык (Кундук) и Шаганы. Далее на восток, за Днестром, соляные озера были в районе Одессы, Кинбурна, Перекопа и на участке между реками Берда и Молочные Воды. На Крымском полуострове они имелись также в окрестностях Евпатории и Керчи.

Береговая линия некоторых соляных озер составляла десятки верст, другие были небольшими и скорее походили на лужи. В мелких озерах влага летом полностью испарялась, и современники называли их «засухами». Особенно много «засух» было на Кинбурнской стрелке неблизких к ней морских берегах.

Как по количеству и качеству соли, так и по условиям ее образования озера были неодинаковы. В 1801 г. Даллас обратил особенное внимание на богатое солью Сакское озеро, расположенное к югу от Евпатории. Дно этого озера было настолько твердым, что по нему могли ездить воловьи фуры. Это облегчало добычу и погрузку соли. То же самое относилось к наиболее крупным озерам Перекопского перешейка — Старому и Красному.

Напротив, из озера Геничи, находившегося на Арабатской стрелке, соль удобнее было вывозить на берег с помощью лодок. Менее обильно садилась соль в районе рек Берда и Молочные Воды, так как в озера этих мест весной стекало много пресных вод от тающего снега. Зато отсюда, так же как с Арабатской стрелки и Керченского полуострова, легко было транспортировать соль по Азовскому морю в Область Войска Донского, где солилось большое количество рыбы. Кинбурнские озера давали соль менее высокого качества, чем крымские; ее надо было очищать от морской соли и земли.

В Буджаке соляные озера были отделены от моря очень тонкой песчаной косой. От искусства людей зависело уберечь садившуюся соль от морской воды, которая иногда прорывала песчаную пересыпь.

Лечебные свойства соляных озер и минеральных грязей были известны жителям Крыма уже давно. Даллас отмечает, что на Сакское озеро (ставшее в наше время крупнейшим грязевым курортом) летом стекается множество людей, страдающих суставными болями и другими хроническими заболеваниями.

Первостепенное значение для промышленного развития Южной Украины имел Донецкий угольный бассейн, простиравшийся между притоком Днепра — Волчьей и притоком Дона — Кагальником. Он пересекал, таким образом, не только восточную часть Екатеринославской губернии, но также земли Войска Донского, а частично и Слободско-Украинскую губернию. Лервые геологические сведения о Донецком кряже сообщили еще в 1770-х годах участники академических экспедиций П. С. Палласа и С. Г. Гмелина. С 1790-х годов велась более или менее систематическая разработка залежей каменного угля по берегам Северского Донца, особенно в урочище Лисичий Буерак (ныне Лисичанск). Одновременно делались опыты выплавки металла из местных руд, которые были обнаружены в этом же районе.

Соединение руды и угля в едином производственном процессе оказалось задачей чрезвычайно сложной по тем временам, и Луганский металлургический завод стал работать преимущественно на привозном металле. Что касается добычи угля, то она стимулировалась острым недостатком топлива в условиях степного края. Открывались все новые и новые угольные пласты, расширялись и уточнялись представления о Донецком угольном бассейне. В 1830-х годах ученые определяли его площадь в 10 тыс. кв. верст. В действительности она была значительно больше.
Кроме соли, угля и железной руды, среди природных ископаемых Степной Украины следует отметить строительный камень, известняк, всевозможные глины и т. д.

Остановимся теперь на третьей зоне изучаемого района — горной части Крыма. Здесь все было иным, начиная с почвы. В описании 1808 г. говорилось, что земли к югу от Симферополя «каменистые, в долинах местами садовые и для хлебопашества и сенокосов удобные, на горах большей частью известковые, а к берегам моря Черного и Азовского совсем песчаные».

То, что автор описания называет «садовыми» землями, представляло собой плодороднейший слой чернозема, частично смешанного с глиной; эти земли даже в 1840-х годах, как правило, не требовали удобрения. Песчаные земли, как известно, могли быть использованы для растениеводства, особенно для разведения винограда, при условии их удобрения и орошения. Если в степной полосе-положительные качества почвы понижались из-за засушливого климата, то на Черноморском побережье Крыма, защищенном горами от северных и северо-восточных ветров, теплый климат сочетался с достаточной влажностью. Ученый П. Богословский, производивший наблюдения над климатом южного берега Крыма, установил, что в течение всего 1816 г., за исключением 12 дней, дули юго-восточные (176 дней), юго-западные (137 дней) и южные (40 дней) ветры, приносившие тепло и морскую влагу, которая смягчала зной. Стараясь рассеять предубеждения, вытекавшие из недостаточной осведомленности тогдашнего общества относительно климата Крыма, Богословский писал на страницах журнала «Сын Отечества»: «В Петербурге пугают тех, которые едут в Крым, тамошними лихорадками, холодными ночами, нестерпимым летним зноем, морскими туманами и пр. и пр.» Между тем, «крымской климат не есть жаркой, а самой умеренной». В подтверждение этой мысли проводилось сравнение климата южнобережного Крыма и Петербурга. В 1816 г. самая высокая температура в Крыму была +31° С, а в Петербурге +33°; в самый большой мороз в Крыму было —5° С, а в Петербурге температура была много ниже. Разница между самой высокой и самой низкой годовой температурой в Крыму составляла 36°, а в) Петербурге 71°, т. е. вдвое больше.

Подобные же наблюдения вынес от посещения южного берега Крыма в 1815 г. морской офицер и писатель В. Б. Броневский. Он отмечал, что стена гор, окаймляющая с севера Алупку, «делает ее подобною оранжерее, где лучшие нежные плоды, свойственные южной Европе, могут произрастать с тою же удобностию, как и в настоящем их климате». Автор нашел в Алупке «необыкновенной толщины фиговые, масличные, гранатные, персиковые…» и другие деревья. В одной из деревень Броневскому бросилось в глаза огромное ореховое дерево: его корни, выйдя из-под земли, составили свод, на котором высились три толстых ствола. «В хороший урожайный год снимаются с него от 80 до 120 тыс. грецких орехов».

Помимо влаги, связанной с близостью моря, большое значение для флоры Крыма имели реки. Они не были такими крупными, как в степной полосе, и не были удобны для навигации. Зато они орошали многочисленные сады и виноградники. С Крымских гор сбегало множество ручьев и речек, которые, сливаясь, образовывали более крупные потоки. Главные реки Крымского полуострова текут на север и северо-запад. Это Казыклы, или Чоргун (ныне Черная), Кабарта (ныне Бельбек), Кача, Альма, Салгир, Кючук-Карасу, Биюк-Карасу и Индол. Последние четыре реки несли свои воды в Сиваш, причем обе Карасу, Большая и Малая, сливались с Салгиром. В летнее время количество воды в крымских реках, питавшихся снегами и дождями, резко убывало, и многие из них, не достигая моря, терялись в песках.

Реки Крыма в силу быстроты их течения и сравнительно небольшой длины не образовывали крупных лиманов и дельт. Наиболее значительный лиман имелся в устье реки Черной (так называемая Большая, или Южная бухта), где в конце XVIII в. начал строиться военный порт Севастополь.

Севастополь. Вид порта в начале XIX в.

Севастополь. Вид порта в начале XIX в.

            

Добавить комментарий