Массовые выступления крестьян Новороссии

Интересные факты, касающиеся незакрепощенных «помещичьих крестьян» и их борьбы, раскрывает следующий эпизод. В 1805 г. херсонский гражданский губернатор Гладкий получил предписание министра юстиции П. В. Лопухина установить число казенных крестьян, записанных за помещиками в последнюю ревизию (1795 г.). В своем ответе от 24 декабря 1805 г. губернатор Гладкий, стоявший на страже интересов местных помещиков-крепостникав, указал на нежелательность этой меры. Он подчеркнул, что «есть у помещиков крестьяне, ищущие себя неправильно привлеченными в подданство», т. е. возбуждающие судебные иски о незаконной записи их за помещиками во время ревизии, в силу чего они лишились права перехода. В числе их, указывал Гладкий, имеются казаки и даже обер-офицерские дети; «вероятно, что и казенные крестьяне, по стеснению в земле или по другим невыгодам, переходя на земли Херсонской губернии, оставались во владении помещиков». Поскольку состояние «подданства» и бее того вызывало тревогу у поселившихся на помещичьей земле крестьян, не следовало, по мнению Гладкого, поднимать шум вокруг этого вопроса и напоминать незакрепощенным крестьянам об их принадлежности казне. Указывая на то, что сбор сведений о числе казенных крестьян неизбежно осложнит положение помещиков, Гладкий ссылался на события в Тираспольском уезде: волнения 1803 г. «лишь только коснулись слуха крестьян других уездов Херсонской губернии, то в то же время поколебали их спокойствие, и многие из них отложились было совсем от повиновения своим владельцам…»

Исключая возможность «дойти до точного числа казенных крестьян, за помещиками записанных», Гладкий заканчивал свое донесение заявлением, что из помещиков «никто о том объявить не захочет, дабы не лишиться своего владения».Две тенденции отчетливо выступают из данного документа: государство старается сохранить за собой «казенных крестьян»; помещики, напротив, прилагают все силы, чтобы их закрепостить. Представитель местной администрации губернатор Гладкий был всецело на стороне последних. Из того же документа явствует, что положение многих поселенцев, живших на помещичьей земле, было крайне неопределенным, так как они занимали промежуточное положение между «казенными» и частновладельческими крестьянами.

Отметим несколько крестьянских волнений, примыкающих по своему характеру к борьбе поселенцев Тираспольского уезда 1802—1804 гг. Жители слободы Кочубеевки на реке Висунь (бывшие казаки), не признавая себя крепостными, восемь лет (1814— 1821 гг.) вели упорную борьбу за свои права, пока не добились ликвидации сделки о продаже их Кочубеем другому помещику — Кирьякову. Отказавшись подчиняться какому бы то ни было владельцу, они были переселены всей деревней на казенные земли в Сибирь.

Во время знаменитого донского движения 1820 г. происходили массовые выступления крестьян Екатеринославской губернии, охватившие 9 тыс. человек в Ростовском, Бахмутском и Славяносербском уездах.

В литературе совершенно не отражена борьба «иностранных колонистов», устроившихся на частновладельческой земле, против попыток их закрепощения. Документы одесского архива донесли до нас следующий случай, происшедший в 1819 г. Немецкие крестьяне (30 семей) подали жалобу на помещика Дунина-Журковского. В жалобе говорилось, что помещик заключил с ними договор о выполнении определенных повинностей в течение 18 лет за пользование его землей и получение материальной помощи. Помещик обязался, помимо оплаты путевых расходов переселенцев, выдать им строительный лес, коров, волов, орудия труда, семена и хлебную ссуду. Колонисты со своей стороны согласились по истечении 20 месяцев, необходимых для устройства на новых местах, «исправлять господскую и земледельческую работу с каждого семейства по два тягловых дня в неделю с 1 числа марта по последнее число октября каждого года; от первого же числа ноября по последнее февраля в неделю по одному только таковому дню…» «Под тягловым днем, — уточнялось далее,— разумеется здесь дневная работа крестьянина и крестьянки, первого — с парою волов или лошадей, запряженных в плуг или воз, последней же — с нужными, смотря по роду женской работы, орудиями. В каждый из таковых рабочих дней должны они отработать не больше, не меньше обыкновенно принятого в той стране дневного урока. И когда они таковой надлежащим образом отработают и кончат ранее обыкновенного времени, то могут они беспрепятственно идти домой, и никто не может в тот день налагать на них более работы».

Помещик не мог перенести рабочие дни крестьян с одной недели на другую. Если же он хотел использовать крестьян для перевозки каких-либо грузов, то расстояние не должно было превышать 70 верст, причем за максимальное расстояние им зачитывалось 100 рабочих дней. Барщинные работы в течение двух тягловых дней в неделю — наиболее распространенная повинность живших на помещичьей земле вольных поселенцев.

По прибытии в село Журковцы колонисты две недели жили под открытым небом в ожидании материалов для построения землянок, получая только продовольственную ссуду в виде недоброкачественной ржи. Чтобы не умереть в степи голодной смертью, переселенцы бежали в ближайшие колонии и пожаловались на Журковского колонистской администрации. 14 лет длилась тяжба, в результате которой переселенцы получили право не возвращаться к помещику с обязательством выплатить ему сумму, затраченную на их водворение.

Подводя итоги обзору классовой борьбы крестьян, поселившихся на частновладельческих землях, следует сделать вывод, что целью этой борьбы было сохранение личной свободы и независимости. Борьба велась, как правило, в легальных формах: подачи жалоб, прошений, возбуждения «исков о вольности» в суде.

Отличительными чертами борьбы были упорство и длительность сопротивления, и это вполне закономерно: поселенцы, прибывшие на Южную Украину в качестве свободных людей (беглых крепостных, выходцев из-за границы и т. д.), были полны решимости любой ценой отстаивать свою независимость. Они возрождали свободолюбивые традиции запорожских казаков, которые в большом количестве остались на Южной Украине и жили в казенных селах бок о бок с новыми поселенцами.

Движения крестьян зачастую кончались успешно: за поселенцами признавались их личные права, а в ряде случаев вырабатывались дополнительные гарантии сохранения их независимости (в этом была сущность «Положения об обязанных поселянах»).

Присоединение Бессарабии к России в. 1812 г. усилило позиции свободного населения Южной Украины, поскольку положение живших за Днестром бессарабских царан в юридическом отношении было очень сходно с положением обязанных поселян. Хотя царанин был феодально зависим, нес тяжелые повинности в пользу помещика и фактически не мог покинуть землю своего господина, однако помещик не имел права распоряжаться его личностью, лишить его имущества, перевести в дворовые и т. д. Как мы увидим ниже, правительство не решилось ввести в Бессарабии крепостное право, хотя молдавские помещики усиленно этого добивались.

Харьковская губерния

Харьковская губерния

            

Добавить комментарий