Дисциплина в армии гуситов

Ян Жижка был не только новатором в военном деле. Не менее выдающимися были и его организаторские способности. Он сумел собрать победоносную армию из представителей самых разных социальных классов и религиозных групп. Радикальное крыло гуситского движения – табориты – были энтузиастами церковной реформы, вдохновленной проповедями Яна Гуса. В эпоху, когда для людей была бесспорной необходимость найти верный путь к спасению бессмертной души, табориты не желали знать никаких возражений и не выбирали средств для достижения своей цели. Дополнительно подогретые антиимперскими и антигерманскими идеями, чешские националисты являли собой в высшей степени мотивированный, хотя часто и переменчивый материал, с которым опытный командир мог творить чудеса.

Женщина-гуситка

Есть несколько свидетельств о том, что женщины служили в гуситской армии наравне с мужчинами. Война между гуситами и крестоносцами велась безо всякой пощады, поэтому женщинам имело смысл держаться вместе с армией. Крестьянки, сызмальства занимавшиеся тяжелым трудом, отличались физической силой, поэтому вполне могли сражаться вместе с мужчинами, используя то же самое импровизированное оружие.

Религиозный фундаментализм таборитов и оребитов можно сравнить с аналогичным явлением XVII века, так называемым пуританством. Этот фундаментализм заметно контрастировал с более расчетливым и удобным подходом горожан, политические интересы которых стояли даже выше интересов религиозных. Со временем это противоречие вылилось в конфликт. Нарядна одежда и буржуазный образ жизни привел таборитов в ярость, когда они пришли на помощь пражанам в 1419 году. Желание пражан вести переговоры с католиками вообще не умещалось в голове у таборитов. В результате между двумя крыльями гуситского движения оказался вбит клин.

В составе движения гуситов были и представители высшей чешской знати. Для этого слоя людей религиозные соображения играли незначительную роль, гораздо важнее были личные политические и экономические интересы. Однако эти люди были очень нужны гуситам, так как они могли оказать движению неоценимую, по крайней мере на первых порах, военную поддержку. Как показал опыт, гуситы держали тяжелую рыцарскую конницу в резерве позади вагенбурга. В подходящий момент конница переходила в наступление и атаковала противника во фланг, что часто решало исход сражения. Если же в составе армии было мало рыцарей, они вместе с ополченцами оборонялись внутри вагенбурга и активных наступательных действий не вели.

Организованность армии гуситов значительно выросла, когда в 1423 году Ян Жижка составил «Устав и военный указ нового братства». Многое в этом уставе касалось чисто религиозных вопросов, но были также главы, посвященные организации армии.

«Если мы покидаем город или движемся туда, где должны встать полевым лагерем, никто не должен вырываться вперед, чтобы занять жилье, никто не должен разбивать лагерь без приказания старшего…

Никто не должен жечь огонь или разводить костер на марше или внутри лагеря, это разрешается делать только назначенным лицам…

Прежде чем выступить в поход или предпринять еще какие-либо действия на войне, сперва следует воздать молитву Господу нашему и преклонить колени пред Телом Христовым и Ликом Господним… помолиться всемогущему Господу Богу о помощи, чтобы они могли вести свою священную войну во славу его святого Имени…

Затем, чтобы люди построились в шеренги, каждая рота под своим знаменем; чтобы был сообщен пароль, и затем, чтобы тотчас же выступали в поход и в таком порядке шли, не смешиваясь, чтобы осторожно осматривались по сторонам, оберегая самих себя и все войско…

Если бы Господь Бог помог победить и разгромить врага, захватить города, крепости, замки, добыть какие-либо трофеи, — чтобы вся эта добыча и все трофеи были снесены, сведены, свезены и собраны вместе там, где будет указано старшими, будь этих трофеев много или мало…

Также не хотим терпеть среди нас изменников, мятежников, лжецов, воров, игроков в кости, грабителей, разбойников, пьяниц, бездельников, распутников, прелюбодеев, распутниц и прелюбодеек и всех явных грешников и грешниц; всех таковых повелеваем изгонять от нас и наказывать… обезглавливать, вешать, топить сжигать и всеми способами совершать возмездие, которое следует за зло, согласно закону Божьему, не исключая никаких лиц, из всех сословий, мужского и женского пола».

Ценности движения гуситов в большинстве своем лежали в военной области. Однако некоторые фракции гуситов исповедовали пацифизм. Например, Петер Хельчицкий критиковал тех, кто постится по пятницам, но при этом причащается в этот день. По его мнению, золотой век христианства будет веком мира. Христианские законы запрещают убийство, христиане должны подчиняться государству, поэтому они должны отказаться от политической деятельности и оставить военную службу. Но Хельчицкий представлял собой скорее исключение. Ян Жижка не был святым. Разумеется, он не допускал той беспредельной жестокости к мирному населению, какую демонстрировали иностранные наемники, но когда надо он умел становиться беспощадным. Его поход против адамитов – секты, угрожавшей единству гуситского движения, — закончился тем, что все взятые в плен были сожжены живьем.

Решающий момент сражения при Домажлице, 14 августа 1431 года

Решающий момент сражения при Домажлице, 14 августа 1431 года. Крестоносцы обратились в паническое бегство. Фрагмент барельефа на дверях мемориала Жижки в Праге. Видно, как кардинал Чезарини теряет свою кардинальскую шляпу.

              

Добавить комментарий