Аркебузы и пушки гуситов

Повозки представляли собой передвижную огневую позицию. Их повозок стрельбу вели аркебузиры и арбалетчики. Их действия часто решали исход сражения. Хотя гуситы и не были изобретателями средневекового огнестрельного оружия, они первыми научились использовать его с наибольшим эффектом. Хотя аркебузы были достаточно широко распространены у гуситов, число арбалетов превышало число аркебуз в три-четыре раза.

Простейшая аркебуза, используемая гуситами, представляла собой короткую железную трубку, насаженную на деревянное ложе. Конструкция такой аркебузы очень напоминает конструкцию китайских аналогов. В районе зарядной камеры стенки ствола были толще, у дульного среза имелось небольшое утолщение. В германских текстах такого типа оружие называлось словом Pfeifenbuechsen, то есть «трубчатая дудка». То есть ассоциация проводилась с музыкальным инструментом. Чехи называли это оружие похожим образом, используя слово pistala или pischtjala, «пищаль». Скорее всего, современное слово «пистолет» происходит от чешской «пиштали». Использование гуситами огнестрельного оружия подтверждается археологически. Одна из таких пищалей была обнаружена в 1898 году в районе Табора. Общая длина пищали из Табора 42 см, калибр 17 мм. Сзади ствола имелась втулка, с помощью которой ствол пищали насаживался на ложе.

Гуситские пищали использовались по тем же правилам, что и все ручное огнестрельное оружие того времени. Ложе плотно зажималось под левой подмышкой, а правой рукой к запальному отверстию подносился фитиль. Много удалось узнать в результате попытки реконструкции, проведенной в первой половине 1980-х гг. Реконструкция проводилась на базе Танненбергской пищали, обнаруженной в замке Танненберг и датируемой 1399 г. Эксперименты показали, что наибольшей меткости можно достичь, если наводить пищаль правой рукой. Но в этом случае достаточно тяжело произвести выстрел с помощью фитиля. Эксперименты также показали, что при выстреле пищаль не подбрасывает вверх, а вся отдача идет вдоль ложа. Наконец, было доказано, что невозможно для стрельбы пользоваться раскаленной железной проволокой, тогда как просмоленный фитиль вполне годится для этой цели. (Не говоря уже о том, что держать раскаленные жаровни в открытом поле не представлялось возможным).
На одном рисунке того времени, изображающем осаду крестоносцами города гуситов, показано использование пищали. Стрелок ведет огонь из-за щита, который держит его товарищ. Дуло пищали лежит на вырезе щита, который обычно предназначался для копья, а деревянное ложе лежит на плече стрелка.

Существовал еще один способ фиксировать ствол на ложе – с помощью железных колец. При этом ствол соединяли с ложем не встык, а клали его сверху. Для этого передняя часть ложа делалась более широкой и имела выемку. Такой вариант крепления ствола оказался более прогрессивным и в дальнейшем использовался в конструкции мушкета.

Длинноствольные модификации пищалей встречаются на некоторых средневековых изображениях. В этом случае под ствол ставили подпорку. Поскольку масса конструкции увеличилась, пришлось усилить соединение, заменив одно кольцо двумя. Навести такую пищаль с рук уже почти не представлялось возможным, приходилось опирать ствол на какую-нибудь опору. Под ствол стали наваривать крюк, с помощью которого можно было упираться за край стены и гасить отдачу. Такая пищаль по-немецки называлась Hakenbuechse или «крюковое ружье». От этого слова позднее произошло слово harquebus – аркебуза. Калибр гакенбюкса колебался в пределах от 20 до 30 мм. Позднее появился цельнометаллический вариант пищали, без деревянного ложа, но с длинным железным штырем, торчащим назад.

По мере роста калибра пищалей они все меньше и меньше подходили на роль ручного огнестрельного оружия. Их масса стала настолько большой, что из них стало трудно стрелять даже с опорой ствола о борт повозки. В результате появились пищали, установленные на деревянном станке. По-чешски они назывались tersnice, а по-немецки – Tarasbuechse. Около 1430 года у гуситов появились колесные станки. Тарасницы ставили между повозками и прикрывали деревянными щитами. Современная репродукция в музее гуситов в Таборе показывает тарасницу как грубый и уменьшенный вариант оружия, позднее получивший известность как arquebus a croc.
Объединенные ствол и ложе напоминают гакенбюксе. Все это крепилось на простые деревянные козлы. Крепление осуществлялось в двух точках, что обеспечивало наведение в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Переднее соединение представляло собой шкворень, а заднее – сектор с отверстиями. Как мы знаем по описаниям, составленным в XVI веке, при выстреле один из членов расчета наваливался всей массой своего тела на пушку, с целью уменьшить откат. По-видимому, также поступали и гуситы, стрелявшие со стен своего вагенбурга.

Тяжелую артиллерию гуситов составляли бомбарды: houfnice или Karrenbuechse. Собственно, от чешского houfnice происходит современное слово «гаубица». Houf по-чешски означает «толпа». Соответственно, бомбарды использовали для стрельбы по массам приближавшейся пехоты или конницы противника. Ствол бомбарды короткий и широкий составлялся из металлических полос и обручей по принципу бочки. Ствол покоился на массивном деревянном станке. Станок внутри повозки ставился над колесной осью. До сих пор идут споры о том, когда у гуситов появились бомбарды. Первое явное упоминание бомбард относится к 40-м годам XV века, но некоторые историки утверждают, что бомбарды использовались в ходе сражения при Усти в 1426 году, где гуситы вели опустошительный артиллерийский огонь по противнику. Великолепное изображение гуситской бомбарды, находящееся сейчас в Лувре, датируется около 1430 года. Таким образом, использование гуситами бомбард в сражении при Усти представляется вполне вероятным.

Бомбарды, хотя и представляли собой «полевую артиллерию», обе стороны применяли их в качестве осадного оружия. Таким образом, гуситская армия располагала необходимыми средствами для борьбы с укреплениями противника. Гуситские войны проходили в период между осадой Генрихом V Арфлёра в 1415 году и его освобождением в 1449 году. Поэтому гуситские войны пришлись на период коренных изменений. Первая осада Арфлёра завершилась через три месяца. Гарнизон капитулировал под угрозой гибели от голода, однако укрепления города вполне выдержали осаду. В начале XV века соотношение порохового заряда к массе ядра составляло 1:13. Более мощные заряды делать не представлялось возможным, так как это было чревато разрывом ствола. Но уже к середине столетия пропорция изменилась к 1:2, что значительно увеличило ударную энергию снаряда. Когда французы в 1449 году вернули Арфлёр, из осада продолжалась всего 16 дней, благодаря активному использованию артиллерии. Требюше, которые долгое время успешно конкурировали с пушками в качестве осадных машин, окончательно сошли со сцены.

Огнестрельное оружие гуситов

Огнестрельное оружие гуситов

1. Аркебузир
Его оружие – небольшая пищаль из Табора, обнаруженная на месте гуситской штаб-квартиры. Ствол шестигранный, длина чуть более 30 см, калибр 17 мм. Простое ложе вставлено в литую втулку в задней части ствола. Ложе зажималось под мышкой, а к запальному отверстию подносился фитиль. Большие по размеру пищали обслуживались двумя людьми. Стрелок носит пластинчатые ножные доспехи, кольчугу и стеганый акетон – многослойный мягкий панцирь, распространенный по всей Европе. Акетон носили вместо или вместе с кольчугой или бригандиной.

2. Тарасница
Тарасница реконструирована по сохранившемуся до наших дней стволу, реконструированному в Музее Гуситов в Таборе. Внешне тарасница напоминает крюковое ружье. Тарасницы представляли «полевую артиллерию» гуситов. Тарасницы ставили между повозками, прикрывая их щитами или мантелетами. Пушка наводилась на цель в горизонтальной плоскости путем поворота вокруг шкворня в передней части станка, а в вертикальной плоскости ствол наводился с помощью сектора с отверстиями, в которые вставлялся палец.

3. Пушка
Хоуфница – пример тяжелой артиллерии гуситов. По-чешски houf означает «толпа». Можно предположить, что хоуфница предназначалась для стрельбы по плотному строю противника. Для стрельбы использовалась картечь. Ствол пушки собирался как бочка из полос и обручей. Он устанавливался на массивный деревянный лафет на колесах.

              

Добавить комментарий