Сражение под Браненбургом, 937 год

Центральное общественной фигурой средневековья оставался командир, являвшийся щедрым хозяином подчиненных ему воинов. Люди воевали не только за честь и славу, но и за соответствующую награду. Форма подарка зависела от статуса награждаемого. Так, молодой воин из личной охраны командира мог довольствоваться имуществом, например, ювелирным изделием с драгоценными камнями. Для знатных лиц и бывалых воинов гораздо важнее было получение прав на владение землей. Во время перехода от распределительной экономики к денежному обмену серебряными монетами появился класс воинов-наемников. История Эгила Скалагримсона под Браненбургом освещает некоторые этапы этого периода.

Хотя короли Вессекса установили власть в долинах, отдаленные области Британии, где преобладали кельты и скандинавы, не потеряли надежды на обретение независимости. Поразительно сходство точек зрения Ателстана и Харальда Хафарги в 872 году. О наличии товарищеских отношений или, по крайней мере, о близости интересов, говорит тот факт, что Ателстан всячески благоприятствовал Хакону, сыну Харольда.

Анти-английский союз сделал своими политическими партнерами несколько малых королей, чьи владения находились на побережье Ирландского моря. Среди них был и Олаф, король Дублина, человек смешанного кельтско-скандинавского происхождения, который, как утверждает сага об Эгиле, являлся главным инициатором объединения.
Когда союзники вторглись в Нортумбрию, согласию между Ателстаном и северными королями пришел конец. Как далеко они продвинулись вглубь саксонских земель, нам неизвестно. После поражения объединенного войска графа Гудрика и Альфгера из Нортумбрии, северная часть королевства Ателстана была опустошена. Чтобы остановить разграбление своей страны, Ателстан бросил союзникам вызов, предложив встретиться в определенном месте для боя, который решит, кто будет править Британией.
Продолжать мародерствовать после такого предложения означало навлечь на себя несмываемый позор. Готовясь к походу на север, Ателстан разослал по всей Западной Европе гонцов с известием о призыве наемников в свою армию. Эгил Скалагримсон и его брат Тороф узнали о намерениях Ателстана, когда находились в Нидерландах, король которых назначил их командирами войска наемников. Однако, в летописи не отражено, какую роль сыграли наемники в этом сражении. Гораздо большее значение в ней придается вкладу в победу западных саксов и воинов Мерки, чьи подвиги описываются достаточно подробно.

А вот в саге об Эгиле много говорится о братьях Скалагримсонах во время сражения. Сага утверждает, что их профессиональный кодекс чести определял все: от снаряжения, в которое они были облачены, до беспримерного мужества, с которым они смотрели в лицо смерти. У братьев были прочные доспехи и специальное оружие, способное пробивать кольчугу. Выполняя соглашение, заключенное с королем, они бросились в самую гущу сражения. В это время Торольф был покинут саксонским графом Альфгером. Несмотря на это, Торольфу удалось выбраться из окружения и даже сразить Гринга, британского полководца, командующего армией Стретклайда. Армия союзников продолжала сопротивление, и во время краткого перерыва в сражении Ателстан лично принес свою благодарность Скалагримсону. Мораль саги состои и том, что не всегда можно верить даже самому королю. Ателстан расположил войска на невыгодных позициях, что стоило Торольфу жизни. Он был сражен во время неожиданного нападения, предпринятого воинами Стретклайда, внезапно появившимся из леса.

Оставшиеся в живых воины из подразделения Торольфа вынуждены были отступить. Но после появления в их рядах Эгила они смогли, собрав остаток сил, пойти в контратаку и заставили противника бежать. Во время этого наступления был убит еще один военачальник армии Стетклайда – Адилс. Личный характер отношений между военачальником и подчиненными ему воинами выразился в том, что бритты из Стретклайда бежали с поля боя сразу после смерти своего командира. Смерть Адилса, как и гибель Торира Длинная Борода под Харсфиордом, освободила их от обязанности продолжать сражение. Профессионализм воинов из отряда Торольфа позволил быстро закончить бой.

Далее автор саги пишет, что последним этапом сражения под Браненбургом стало противоборство Эгила и короля Ателстана. Саксонский король все принес в жертву ради власти. Клан Квельдульфов делился на две группы: темноволосых и белокурых членов. Торольф, который относился к группе белокурых, был чувствителен к королевским знакам отличия. Эгил, принадлежавший к группе темноволосых, сохранял скептицизм, присущий прошедшему, более независимому веку. Доверие королю привело Торольфа к смерти, и Эгил искал способ возмещения потери, понесенной его кланом.

Закончив преследование врага, Эгил вернулся на поле боя, чтобы торжественно похоронить брата, над могилой которого были прочитаны две поэмы. Одна из них прославляла подвиг Торольфа и говорила о горе оставшегося в живых брата, вторая рассказывала о победе, одержанной Эгилом над врагом. После исполнения родственного долга Эгил вернулся в шатер короля, где полным ходом шел победный пир. Сага говорит, что Ателстан распорядился предоставить Эгилу почетное место. Однако, для сына Салагрима этого был недостаточно. Он занял его, не сняв доспехов, и сидел угрюмый и молчаливый. Только после того, как король, выражая свое уважение и признательность воину, понесшему тяжелую утрату, подарил Эгилу золотое кольцо, символически подносимое на острие меча, он, несколько смягчившись, снял доспехи и присоединился к пирующим.

Битва при Браненбурге

Битва при Браненбурге

Рисунок, на котором художник попытался изобразить общую картину битвы при Браненбурге, наглядно свидетельствует о жестокости рукопашной схватки викингов. На переднем плане мы видим, как два подразделения, выстроившихся «свиней», атакуют противника, образовавшего стену из щитов. Представители двух кланов, используя копья и другое вспомогательное оружие, пытаются отбросить врага назад или уничтожить его. Поле боя являлось проверкой на прочность родственных связей внутри обычных или искусственно созданных кланов, из которых состояли боевые подразделения. Сходство снаряжения воинов обоих сторон не вызывает удивления, так как викинги присутствовали в составе обоих армий. Тактика противников, при которой щиты перекрывают друг друга почти наполовину, также идентична. Способность воинов поддерживать такой боевой порядок зависела от скорости движения и топографии местности. Лучники располагались позади стены из щитов, откуда они могли стрелять поверх голов. Точно таким же образом бросали копья и дротики.

              

Добавить комментарий