Политическая и военная роль Церкви

Дания стала первым скандинавским государством, принявшим христианство. За ней последовали Норвегия и Исландия, а затем Швеция и Финляндия. С христианством в Скандинавию пришли священники, монахи, грамотность, школы, а также теория божественного происхождения государственной власти. Таким образом, возник симбиоз Церкви и государства. Церковь утверждала легитимность государственной власти, а государство поддерживало Церковь своей властью. Со временем короли даже стали больше зависеть от благосклонности Церкви, чем Церковь от благосклонности светских владык.

Избиение младенцев, фрагмент позолоченного алтаря из Броддеторпа, Вестегретланд.

Избиение младенцев, фрагмент позолоченного алтаря из Броддеторпа, Вестегретланд.

Христианство пришло в Скандинавию по нескольким направлениям. В восточных частях Скандинавии, по восточному побережью Балтийского моря, укоренилось русское православие. В Норвегии действовали миссионеры из Англии и Ирландии. В Данию и Швецию христианство пришло из Германии. В свою очередь, это привело к тому, что Норвегия была обращена на запад в сторону Исландии и Гренландии, а зоной интересов Швеции стало Балтийское море.

В Средние Века скандинавские епископы происходили из влиятельных семейств. Случалось, что епископам приходилось снимать свои церковные облачения и надевать доспехи. В последний раз епископу пришлось участвовать в боевых действиях в XV веке в Швеции. В результате значительная доля скандинавских замков была построена епископами. Епископы располагали вооруженными отрядами, которые по численности и боеспособности не уступали королевским армиям.
Воинственность священнослужителей зашла настолько далеко, что в XIII веке Шведский король запретил епископам содержать частные армии. В противостоянии королей и знати Церковь далеко не всегда сохраняла нейтралитет. Часто епископы выступали на стороне своего рода, случалось что разные епископы оказывались во враждующих лагерях.

Аристократы старались заручиться поддержкой церкви в своих столкновениях с соседями. За эту поддержку знать расплачивалась деньгами и землями. Тем временем многие знатные роды поспешили продвинуть на епископские кафедры своих представителей. В Дании ситуация была более стабильной, поскольку здесь королевская династия оказалась устойчивей, чем в остальных скандинавских странах. Но и здесь местное духовенство не было избавлено от необходимости участвовать в войне.

Ниже епископов в церковной иерархии стоят священники и монахи. Заметную роль в Скандинавии играл орден цистерцинцев. Монахи-цистерцинцы отличались глубокими познаниями в вопросах фортификации, а в мирное время занимались уходом за больными, организацией новых производств, а также обучением местного населения грамоте.

В эпоху викингов конфликты между свободными гражданами решались при участии лагманов. Лагманы были уважаемые люди, хорошо знающие традицию. Правосудие лагманов почти исключительно строилось на основании прецедента. Лагманы пользовались значительным влиянием , по своему социальному статусу они не уступали крупным землевладельцам.

В средневековой Скандинавии все конфликты между знатью и королями коренились в прежних представлениях эпохи викингов, о равенстве всех свободных граждан. Короли, крупные землевладельцы и лагманы считались «первыми среди равных», их отличие от бедных, но свободных фермеров было чисто количественным. В результате феодальная аристократия стремилась ограничить королевскую власть. Такого рода конфликты продолжались до XVI века, когда в Скандинавии появилась абсолютистская монархия. Достаточно странно, но в этом вопросе вечно отсталая Скандинавия обогнала большинство европейских государств.

Скандинавские армии XI-XII вв. организовывались по-разному. Среди них встречались как небольшие отряды, сформированные племенами охотников-собирателей на севере, так и протофеодальные армии, которые несомненно уже существовали в Дании в эпоху викингов. В целом, на протяжении XI и XII веков (а местами и в XIII веке) скандинавские короли держались у власти лишь благодаря добровольному признанию со стороны наиболее влиятельных представителей знати. Это не означало, что короли всегда были выборными, но они всегда должны были иметь поддержку знати. В Швеции столкновение между королем и знатью продолжались вплоть до XVI века. Те же шведские короли практиковали Эриксгату – обычай, по которому представители знати каждого района Швеции должны были публично высказывать свою верность королю, выкрикивая слова признания.

В XII веке в затяжном конфликте казались Дания и Норвегия. Местные элиты вели борьбу за власть. В Швеции ситуация была несколько иной. Здесь король избирался. По мере распространения теорий о божественном происхождении королевской власти, короли стали короноваться. Сначала коронация в XVII веке произошла в Дании, затем – в Норвегии, а с XIII века короноваться стали и шведские короли.

К концу XI век скандинавские короли уже не могли полагаться на заморские походы как источник доходов и способ привлечь сторонников на свою сторону. Риск заморских походов стал неоправданно вели. Более того, венеды не только сумели наладить оборону своих берегов, но сами начали совершать набеги на скандинавское побережье.

Вместо захвата трофеев королям приходилось искать финансовую опору в ведении собственного хозяйства. Доходы от хозяйственной деятельности были стабильными, но сравнительно небольшими. В результате королям пришлось сократить численность своих армий. Для защиты государства и для заграничных походов королю приходилось привлекать в войско отряды аристократов. Если королевство подвергалось угрозе, все мужчины, способные держать в руках оружие, должны были присоединиться к войску. Разумеется, от каждого боеспособного мужчины ожидалось, что он сам обеспечит себя оружием и доспехами. Кроме того, граждане могли помочь армии другими способами: транспортировкой военных грузов или строительством укреплений.

Другим важным нововведением стало возрастающее применение конницы, начиная со второй половины XII века. Конные отряды состояли из германских наемников. Распространению собственно скандинавской конницы мешало то обстоятельство, что скандинавские кони при всей своей выносливости и силе сравнительно низкорослы.

              

Добавить комментарий