Вооружение русской пехоты

На вооружении русской армии стояло множество различных образцов ружей. Даже в 1812 году армия располагала ружьями 28 различных калибров, не считая 11 видов штуцеров и карабинов (выдававшихся 16 солдатам в каждом кирасирском и драгунском эскадроне, и 12 унтер-офицерам и такому же количеству самых метких солдат в каждой егерской роте). Заводы в Туле и Сестрорецке выпускали от 150 до 170 тысяч ружей в год, но они были очень грубо сделаны и имели самое низкое качество. Около 60 000 английских ружей было роздано лучшим из солдат, но это только увеличило разнородность вооружения пехотинцев. Ружье образца 1798 года было несколько необычно из-за специфики крепления ремня: нижняя точка его крепления находилась позади рамки спускового крючка, а не впереди от нее, как у большинства других ружей. Поздние рисунки, однако, показывают более привычный способ крепления ремней. Ружье образца 1798 года (общая длина 141 см, длина ствола – 103,5 см) не имело также колец крепления ствола.

Походная форма в целом была такой же, как и парадная, а шнуры киверов зачастую не снимали даже в бою. Офицеры на походе часто носили сюртуки, причем надевали их и с киверами, и со шляпами. Шляпы-двууголки полагалось носить при неполной форме одежды, которая включала в себя обычный мундир, темно-зеленые панталоны и сапоги под колено. При неполной форме офицеры носили шпаги, но без горжетов и шарфов. Тяготы войны и недостаток обмундирования приводили к тому, что многие полки не имели уже «уставного» вида. Многие командиры уже и не придавали этому особого внимания. Например, во время кампании 1812 года Кутузов как-то остановил часть, которая занималась белением амуниции и чисткой пуговиц, сказав: «Мне этого не надобно. Солдату на войне некогда наряжаться. Он должен отдыхать от перенесенных тягот и готовиться к победам». Денису Давыдову, который позволил себе явиться к Кутузову в крестьянском одеянии, было сказано: «Действовать следует головой и сердцем. Мне не важно, если один укрыт шапкой, а не кивером, а другой сражается в армяке, а не в мундире».
русская пехота
1. Рядовой 5-го Егерского полка, 1805 год.
Показана светло-зеленая егерская униформа эпохи начала царствования Александра I с приборного цвета воротником, обшлагами и выпушкой по краю отворотов фалд (последние не видны на рисунке). Полагавшиеся при зимней униформе светло-зеленые панталоны также имеют канты приборного цвета по наружным швам (при летней форме одежды егерям полагались панталоны белого цвета). Между 1803 и 1812 годами Тульским оружейным заводом было выпущено около 20 000 штуцеров, но в егерских полках штуцерами были вооружены только унтер-офицеры и лучшие стрелки. Остальные егеря имели обычные пехотные ружья.

2. Рядовой 1-го Егерского полка, 1809 год.
Егерь носит кивер общеармейского образца и новый четырехугольный ранец с двумя плечевыми ремнями и передним поперечным ремнем. Егерям полагались черненые амуничные ремни вместо белых, положенный линейной пехоте. На рисунке вновь показаны зимние (темно-зеленые) панталоны: летом все пехотные части носили белые полотняные. Отделка мундира – согласно требованиям 1809 года: отныне у всех егерей воротник и обшлага стали темно-зелеными с красными выпушками.

3. Капитан Шлиссельбургского полка в полевой форме, 1809 год.
Показана офицерская униформа после введения первых киверов (точнее – шляп), до того, как они стали ошиваться кожаными полосками по верху, низу и бокам. Кивер украшен золотой цепочкой, прикрепленной к позолоченным изображениям двуглавых орлов по бокам колпака. Мундир – с общепехотной красной отделкой. Поле эполет – прикладного цвета по полку (белый) с выложенным золотым шнуром номером дивизии (8). Показан горжет образца 1808 года, с серебряным полем и позолоченными ободком и орлом, присвоенными капитанам.

4. Рядовой Смоленского полка, 1808 год.
Мушкетер носит кивер с кожаной обшивкой и значком в виде гренады «об одном огне», который в 1808 году заменил кокарду. Он одет в типичную широкую шинель с воротником и погонами, как на мундире: теперь уже не по цвету инспекции, а с общепехотными красным воротником и погонами по дивизии (в данном случае желтыми с дивизионным номером «12», нанесенным красной краской). Русские шинели были настолько громоздки, что после одного из боев кампании 1805 года французские очевидцы замечали: «Русские превосходили нас числом, но они были стеснены своими шинелями. Их медлительность дала нам большое преимущество, и мы обязаны нашему первоначальному успеху именно неуклюжести противника». Изображенный на рисунке солдат носит новый ранец, но без поперечного нагрудного ремня, предписанного приказом от апреля 1808 года.

              

Добавить комментарий