Гвардия русской пехоты

Царская Гвардия было красой русской армии. Об ее исключительности говорили все очевидцы-иностранцы. Вильсон отмечал, что «не может быть корпуса благороднее и воинственнее, а простота одеяний придает особую выразительность фигурам и лицам солдат». Лондондерри сообщал: «Огромно различие между собственно русской армией и Императорской гвардией. Последняя исключительно подобрана; воистину, ничто не может превзойти ее. Гвардейские гренадеры все очень высоки… дисциплина и отличное обмундирование этих солдат впечатляют». Lady Burgersh писала о гвардейцах: «Зрелище слишком великолепно, чтобы его можно было описать! Исключительная сохранность и чистота их платьев делают их весьма красивыми. Пешие гвардейцы императора отборны, красивейшие мужчины империи… все гиганты; здесь собраны самые высокие мужчины России; их мундиры скроены так, чтобы выправить грудь и развернуть плечи, и благодаря этому они выглядят воистину как статуи… Не думайте, будто я преувеличиваю, от них все в восторге». Даже Наполеон заметил: «Я был удивлен точностью и уверенностью в себе этой пехоты… столь дисциплинированная и исключительно обмундированная армия была бы первой в мире, если бы к эти качествам добавить толику французского энтузиазма».

униформа русской гвардии

Впечатляющая униформа русской гвардии была излюбленным объектом для художников того времени, особенно в период оккупации Франции в 1814-1815 годах. Центральная фигура на рисунке – гвардеец: обратите внимание на орла на кивере, красные лацканы и петлицы на воротнике мундира. Справа – гренадер Павловского полка, в то время уже переведенного в Гвардию; он одет в мундир без лацканов, но уже с гвардейскими петлицами. Павловский гренадер носит летние панталоны с пришивными белыми крагами и «козырьками», прикрывающими обувь, а его товарищ – панталоны зимнего образца. Справа – солдат прусской армии.

Офицеры в Гвардию набирались из знати, и скорее всего, были не более сведущими в военном деле, чем офицеры армии. В то же время, как отмечал von Shubert, гвардейские офицеры были «центрами притяжения на балах и в любом обществе. Они выделялись своей образованностью и хорошими манерами, если не своими нравственными качествами, а общее впечатление, по-видимому, улучшалось из-за присутствия в их среде большого количества эмигрантов из лучших семейств Франции».

Несмотря на впечатляющий внешний эффект, поведение русских гвардейцев часто было шокирующим. Coinget, описывающий банкет, который давала наполеоновская гвардия во время встречи в Тильзите, был потрясен тем, как приглашенные русские гвардейцы брали мясо руками, одним глотком опустошали рюмки вина, были неспособны поддерживать чистоту на столе и вызывали у себя рвоту, чтобы продолжить пиршество на пустой желудок: «таким образом они поглощали по три блюда за один ужин». Подобные инциденты не были единичными. Например, русские солдаты, расквартированные на острове Уайт у берегов Англии, выпили все масло из уличных фонарей… Все это приводило к тому, что представители других народов считали русских в лучшем случае полуцивилизованными».

Первоначально в состав русской Гвардии входили лишь три знаменитых полка: Преображенский (четыре батальона в 1800 году), Семеновский и Измайловский (трехбатальонного состава), а также Лейб-гвардии Егерский батальон. Все батальоны имели в своем составе по четыре роты. В 1806 году был сформирован второй гвардейский батальон; батальоны свели в Лейб-гвардии Егерский полк. В апреле 1808 года из царских крепостных был сформирован Батальон Императорской милиции; в 1809 году он был развернут в полк двухбатальонного состава, получивший название Лейб-гвардии Финляндского (обученного по-егерски).

В феврале 1811 года гвардейские части получили структуру, подобную линейной пехоте. До этого все полки считались гренадерскими, но теперь названия рот в Преображенском, Семеновском и Измайловском полках были изменены. В каждом батальоне отныне числилось по одной гренадерской и три фузилерной роты; гренадерская рота делилась на гренадерский (карабинерный в Лейб-гвардии Егерском полку) и стрелковый взводы. В ноябре 1811 года по типу легкой пехоты был сформирован Литовский гвардейский батальон; после добавления к нему второго батальона он был развернут в полк. В то же время 4-й батальон Преображенского полка был переведен в Финляндский полк, который получил трехбатальонный состав.

В тот же 1811 году Гвардия была реорганизована в дивизию в составе из трех бригад. В 1-ю бригаду входили Преображенский и Семеновский, во 2-ю – Измайловский и Литовский, и в 3-ю – Финлянский и Лейб-гвардии Егерский полки.

В апреле 1813 года статус гвардейских получили Лейб-гренадерский и Павловский гренадерский полки; соответственно они были переименованы в Лейб-гвардии Гренадерский и Лейб-гвардии Павловский гренадерский.

С этого времени Гвардия была сведена в две дивизии следующего состава:
1-я дивизия:
1-я бригада: Предображенский и Семеновский полки;
2-я бригада: Измайловский и Егерский полки и Гвардейский флотский экипаж (морская пехота; сформирован в марте 1812 года).
2-я дивизия:
1-я бригада: Литовский и Лейб-гвардии Гренадерский полки;
2-я бригада: Павловский и Финляндский полки и Гвардейский Саперный батальон (сформирован в 1812 году).

Состав трехбатальонных полков остался прежним: командир полка, три батальонных командира, шесть полковников (майорские должности в армии, но в Гвардии звания были рангом выше), три капитана, девять штаб-капитанов, по 12 поручиков, подпоручиков, фельдфебелей, юнкеров, прапорщиков и старших оружейников; 72 унтер-офицера, 1692 рядовых, девять штабных офицеров, 11 музыкантов, три батальонных барабанщика, 36 барабанщиков, 24 флейтщика, священник с двумя служителями, 20 медиков, 12 цирюльников, 45 мастеровых, 57 фурштатских. В Преображенском полку, имевшем четыре батальона, численность личного состава была выше, а в Финляндском и Егерском полках — ниже (в егерских батальонах полагалось иметь 20 унтер-офицеров и 400 егерей). Вопреки армейской практике, все три батальона гвардейских полков были действующими и полностью обученными. В 1814 году Carhcart отмечал, что «пополнения, пришедшие к русской гвардии, очень хороши, и в течение всей кампании я еще не видел эти полки в такой прекрасной форме и отличном обмундировании».

Русские войска штурмуют укрепления на Монмартре в 1814 году.

Русские войска штурмуют укрепления на Монмартре в 1814 году. Рисунок немецкого художника того времени показывает униформу русских солдат с деталями, которые солдаты других армий обычно убирали перед боем: кивера имеют все положенные шнуры и султаны. Все солдаты носят кивера образца 1812 года. Гренадеры на заднем плане отличаются высокими султанами. Справа в центре с поднятым в руке тесаком или шпагой – унтер-офицер: султан его кивера имеет характерный белый кончик. На патронных сумах солдат виден номер 47 – вероятно, изображена атака 47-го Егерского полка. Все солдаты носят полную амуницию и белые панталоны с пришивными крагами.

              

Добавить комментарий