Пиратские законы

Принято считать, что пираты были простыми головорезами, не признающими никаких законов и правил. В какой-то степени эти так, но на практике пираты были организованным коллективом, который просто не мог бы существовать без определенных правил. Пиратство в начале XVIII века представляло собой пример народной демократии, задолго до того, как эти идеи получили широкое распространение. В большинстве описанных случаев пиратский экипаж самостоятельно управлял кораблем, командиры выбирались командой, вводился общепризнанный кодекс законов, который был обязателен для исполнения. Несмотря на значительную степень личной свободы, в пиратском коллективе не было никакой анархии. В целом, можно сказать, что пиратский кодекс во многом походил на свод пиратских правил, обычных для торговых судов и военных кораблей.

Эдвард Тич с дымящимся фитилем, заправленным за шляпу.

Эдвард Тич с дымящимся фитилем, заправленным за шляпу. Его корабль вытащен на берег у Окранкоука, Северная Каролина. Экипаж занят выгрузкой трофеев. Тич организовал поблизости рынок, на котором продавал награбленное. Этот рынок находился рядом с поселением Бат-Таун.

Каждый пиратский экипаж определял собственный свод правил. Эти правила обычно записывались, и каждый член экипажа соглашался их исполнять. Кодекс определялся перед выходом в море. Если на борту торгового судна происходил мятеж, то первое, что делали восставшие матросы, определяли свод законов. В конце XVII века буканьеры пользовались письменной хартией (charte-partie), в которой определялись условия службы, выплаты в случае ранения или смерти, доля трофеев. Такая хартия рассматривалась как официальный документ, который в случае конфликтов рассматривался в ямайкском суде. Когда в конце XVII века буканьеры в большинстве своем превратились в пиратов, они сохранили традицию составления хартии, хотя она никакого юридического веса уже не имела, но признавалась в рамках экипажа. До нас дошло несколько подобных хартий. Например, хартия, составленная Бартоломю Робертсом, носит прямо-таки драконовский характер. Все эти документы представляют собой ценнейшее свидетельство эпохи, проливающее свет на пиратскую жизнь. Будучи однажды утверждена командой, хартия неукоснительно соблюдалась. Капитану корабля давалась практически неограниченная власть.

Капитан обычно выбирался всей командой, чаще всего простым голосованием поднятой рукой. Если капитан переставал устраивать команду, таким же голосованием его легко могли сместить с занимаемой должности. Всласть капитана была огромной. Он мог убить любого матроса, отказавшегося выполнять приказы, при этом решение принималось им лично, без какой-либо судебной процедуры.

Когда пороховой дым рассеивался, в права вступал квартирмейстер, отвечавший за дележ трофеев. Квартирмейстер был еще одним выборным командиром, мало чем уступавшим капитану и выполняющему функцию его старшего помощника. Квартирмейстер следил за кораблем, уступая командирские полномочия лишь на время боя. Кроме того, квартирмейстер смотрел, что из трофеев следует взять за борт, что бросить в море, какой из захваченных кораблей включить в состав эскадры, а какой отправить на дно. Большинство пиратов имели опыт службы на военных кораблях, поэтому они прекрасно знали о том, насколько неприятна ничем не ограниченная власть капитана. По этой причине квартирмейстера выбирали в качестве противовеса капитану. Также как и капитана, квартирмейстера можно было сместить простым голосованием.

В большинстве случаев остальные командиры на корабле назначались капитаном (или капитаном и квартирмейстером).

Штурман отвечал за навигацию. Эта должность была очень почетной, часто штурман был единственным грамотным человеком на борту. Боцман отвечал за все практические вопросы, а также отвечал за состояние корабля, парусов, рангоута и такелажа. Мастер-канонир отвечал за корабельный арсенал и руководил комендорами. Кроме того, назначались мастер по парусам и судовой плотник. На крупных кораблях, особенно на бывших каперах, имелся и судовой врач.

Дележ трофеев всегда был чреват спорами среди членов экипажа, поэтому механизм дележа всегда четко определялся в кодексе. Если в операции участвовало сразу несколько кораблей (как это, например, имело место у Бартоломью Робертса в 1722 году), трофеи делились между отдельными экипажами в зависимости от численности экипажа. Предпринимались меры к тому, чтобы какой-нибудь из кораблей не скрылся, увезя с собой всю добычу. Трофеи обычно делились в конце похода. Прежде чем приступать к дележу, свою долю получали те, кто был тяжело ранен или изувечен. Командиры получали долю, равную двум или больше долям простого матроса. В каперском флоте доля капитана в зависимости от ситуации достигала четверти от всех трофеев. Если буканьеры предпочитали захватывать звонкую монету, то в руки пиратов обычно попадали различные товары: сахар, ткани, ром или табак. Романтические представления о пиратах, которые сидя на берегу, делят захваченный сундук, набитый золотыми монетами, не имеют ничего общего с действительностью. Обычно, пираты, вернувшись в порт, продавали захваченный груз перекупщику, а полученные деньги уже делились квартирмейстером. Трудно представить, как справедливый дележ можно было бы провести с использованием товаров. Впрочем, ром или другую выпивку пираты вполне могли поделить сразу, поскольку воздерживаться от спиртного, имея его полный трюм, было для пиратов совершенно невозможным делом.

Многие законы пиратского кодекса были направлены на предотвращение конфликтов между членами экипажа. Например, кодекс Робертса запрещал азартные игры, наличие женщин, драки и выпивки на борту – все то, что в первую очередь принято ассоциировать с пиратами. Если удавалось захватить груз спиртного, и команде раздавалась выпивка, конфликты становились неизбежны. Даже сам Эдвард Тич испытывал проблемы со своим экипажем, когда ему попадались корабли, везущие спиртное.

Пираты делят на берегу награбленные сокровища.

Пираты делят на берегу награбленные сокровища.

            

Добавить комментарий