Религиозные воззрения янычар

На протяжении всей своей истории оджак пользовался популярностью среди беднейших слоев населения. Причиной тому, видимо, был почти социалистический характер самого корпуса, чем он был обязан глубокому влиянию, оказанному на него со стороны дервишской секты бекташи. Религия была краеугольным камнем янычарской морали и мотивации. Весь смысл существования оджака заключался в распространении власти ислама. Однако едва ли янычар можно назвать ортодоксальными мусульманами. Чтобы лучше представить себе их религиозные воззрения, следует сперва разобраться в движении бекташи.

Учение бекташи основывалось на шиитском варианте ислама (включавшем почитание Али — одного из первых халифов), однако оно сочетало в себе некоторые моменты древнего тюркского язычества, буддизма, испытало влияние со стороны курдских язидов (которых ошибочно называли «поклоняющимися дьяволу») и христианства. Последнее привнесло в доктрину бекташей представление о Троице (в которую здесь входили Бог, пророк Мухаммед и халиф Али), практику исповеди и отпущения грехов, а также обряд причастия, для которого, как и у некоторых восточных христиан, использовались хлеб, вино и сыр.

Во многих бекташи текке, или монастырях, женщины, принимавшие участие в церемониях, не надевали чадры. Хотя сами бекташи заявляли, что они исповедуют суннитский ислам, многие в Османской империи не разделяли этого мнения. Главным отличием учения бекташи от ортодоксального суннитского ислама была их вера в то, что, строго говоря, ни одна религия не является истинной. Некоторые дервиши-проповедники утверждали, что христиане и евреи вовсе не являются «неверными». Встречались среди них и такие, у которых были последователи-христиане. Подобные идеи внушались и новобранцам янычарского корпуса. Многие из них принимали ислам если и не по принуждению, то по меньшей мере в результате сильного морального давления.

Однако при этом они продолжали носить в качестве амулетов цитаты из Евангелия, записанные на греческом или арабском языках. Это также делало бекташи популярными среди балканских христиан, которые являлись основным источником людских ресурсов для османской вспомогательной пехоты. (Их текке, или монастыри, были особенно многочисленны в Албании и Боснии, где обращение в ислам имело большие масштабы. В XVII—XVIII вв. подразделения, сформированные на этих территориях, были лучшими неянычарскими пехотными частями.) Бекташи добровольно отправлялись на войну, сражаясь бок о бок с янычарами. Их отношение к войне отразилось в стихотворении конца XV в., выгравированном на лопасти боевого топора, принадлежавшего Сайду Али из Иерусалима:

В своей руке я держал топор,
Когда отправился в путь.
Себя не осознавая,
Я осознал Того, Кто Прекрасен (Бога).

Восемь бекташи жили в главных янычарских казармах. Они молились за победу и шествовали на парадах перед енычеры агасы. Их вождь восклицал: «Керим Аллах!» («Аллах великодушен!»), на что все остальные отвечали: «Ху» («Воистину»). Новоизбранный деде, или глава бекташи, короновался особой шапкой, которую он принимал из рук енычеры агасы. В свою очередь, енычеры агасы вставал всякий раз, когда произносилось имя хаджи бекташи — духовного отца секты. О важности устава бекташи можно судить, например, по этому письму, выданному Хусейну, уста («специалисту») 45-го белюка 38-й оды 12-й орты при его выходе в отставку в 1822 г.: «Мы веруем исстари. Мы сознаем Единство Реальности. У нас есть Пророк, Ахмети Мухтар Дженап. Со времен Героев мы зачарованы. Мы —мотыльки над божественным пламенем. Мы — странствующие дервиши в этом мире. Нас нельзя сосчитать по пальцам, нас не сломит поражение…»

Идеологическая поддержка янычар

Идеологическая поддержка янычар

1. Имам орты
На религию в оджаке обращали большое внимание. При этом отправление культа было лишено излишней помпы. В этом отношении янычары были значительно ближе протестантскому Северу, чем католическому Югу Европы. Это отразилось и в одежде, которую носил старший имам янычар, а также имамы отдельных орт. О сакральности должности этого имама свидетельствуют только простая зеленая шапка-кюлях с небольшим тюрбаном и, возможно, борода. Коран хранился в полотняном чехле и кожаной сумке.

2. Дервиш бекташи
Если проповеди ортодоксальных имамов казались некоторым солдатам слишком заумными, то они могли обратиться к дервишам бекташи, тесно связанным с оджаком. Их религия была более мистической, а иногда и несколько грубоватой, и не требовала большого умственного напряжения. По сравнению с пуританским одеянием официального имама, наряд этого бекташи украшен почти всеми символическими предметами, связанными с этой сектой: жилет женского покроя; бычий рог на кожаном ремешке; кожаная плетеная уздечка, заткнутая за кушак; четки из 100 деревянных бусин; теслим таши — «камень отказа» из белого алебастра с 12 желобами и 12 лучами; пояс-веревка из белой шерсти и топор, на лопасти которого выгравировано изречение из Корана и религиозная поэма.

3. Куллук из состава эллиалти нефери — патрульный 56-й орты, XVIII в.
Янычарский корпус всегда занимался поддержанием порядка в Стамбуле. Однако в более поздние времена некоторые подразделения превратились в не более чем местные полицейские силы. Эллиалти, или 56-я орта, например, отвечала за так называемый «причал изделий и плодов» — морской путь, по которому в столицу поступало продовольствие. Хотя у него на поясе висит ятаган, более подходящим орудием для выполнения подобных обязанностей была тяжелая полицейская дубинка.

            

Добавить комментарий