Ранняя история янычар

Ранние османские правители свою традиционную пятую долю добычи получали деньгами. Значительные наборы среди пленных стали проводиться только после завоевания Фракии, начиная с 1-й пол. 1360-х гг. В одном из источников утверждается, что впервые Гази Эврен (сам византиец по происхождению) превратил в воинов-рабов византийских воинов, захваченных в Ипсале, к югу от Эдирне. В последующие годы, если количество военнопленных было недостаточным, агенты султана просто покупали на рынке молодых рабов, чтобы сделать из них воинов. Насколько на их появление повлияло существование на Среднем Востоке набравшихся конных отрядов гулямов, неизвестно. Первые янычарские орты (батальоны) возникли в качестве дополнения к пехоте яя и, возможно, были присоединены к султанскому «охотничьему ведомству».

Происхождение системы девширме известно нам еще меньше. Византийская империя, вероятно, в XI в. была вынуждена провести в некоторых районах, населенных славянами и албанцами, принудительную мобилизацию каждого пятого ребенка. Идею привлечь к несению воинской службы захваченных в плен детей (равно как и взрослых) выдвинул, вероятно, Кара-Рустем, турецкий ученый сер. XIV в.

Османы либо сочетали эти две идеи, либо разработали свою собственную концепцию. В любом случае, система девширме возникла уже после формирования самого янычарского корпуса. Ее развитие затормозилось во время хаоса, наступившего после вторжения Тамерлана. В 1402 г. в битве при Анкаре янычарские и другие подразделения капыкулу были практически полностью уничтожены.
Мурад II возродил систему девширме в 1438 г. Он повысил влияние капыкулу и переориентировал янычар на завоевание европейских территорий. Следующий османский правитель, завоеватель Константинополя Мехмед II (1451—1481), увеличил количество янычар и повысил им жалованье. Янычары, получив новое вооружение, стали ядром всей османской армии.

Вместо нелояльных подразделений были учреждены 7000 секбан («псари») и доянджи («сокольничие») из ведомства охоты. Тем самым он надеялся добиться в армии более жесткой дисциплины. Немного позже еще более многочисленные бостанджи («садовники») были также превращены в полевых воинов. Из них было сформировано третье подразделение янычарского корпуса. Внутри этого подразделения были выделены два элитных отряда — пешие телохранители султана хасеки, а также сандалджи, служившие гребцами на султанской барке.

В начале XIV в. насчитывалось, видимо, не более 1000 янычар, но в 1475 г. подробный перечень подразделений османской армии сообщает о 6000 янычар, 3000 конных капыкулу, 22 000 конных сипахи из европейских провинций и 17 000 сипахи из Анатолии. Регистр 1527 г. свидетельствует о том, что Сулейман Великолепный имел в своем распоряжении 87 927 человек, которые несли «внешнюю службу». Из них 37 627 были капыкулу, в т. ч. янычары, конница и технические подразделения. Османские документы, захваченные после неудачной осады Вены в 1683 г., показывают, что янычары составляли четверть всех сил, участвовавших в походе (за исключением гражданских лиц, сопровождавших армию).

После поражений, понесенных в 1699 г., количество янычар было сокращено, однако в середине XVIII в. в их рядах насчитывалось 113 400 человек. Из них, правда, лишь меньшинство были воинами, а дополняли их 12 000 бостанджи, 50 000 пехотинцев и морских пехотинцев левант, 3000 египетских вспомогательных пехотинцев мусирх, и по меньшей мере 6000 других вспомогательных пехотинцев.

Ранняя история янычар

Ранняя история янычар

1. Янычарский нефер, конец XIV в.
От XIV в. до нас не дошло ни одного турецкого изображения янычар. Иллюстрация основана на письменных описаниях и рисунках, выполненных врагами османов. Он экипирован как пеший стрелок из лука, однако по-прежнему носит шлем с желобками и тюрбан, а под доламу надета кольчуга. Он использует сипер, или деревянные направляющие для стрельбы короткими дротиками, — приспособление, которое заменило средневековую маджру. Длинный колчан мог быть открыт на всю длину. Подобные образцы существовали и в находившихся под турецким влиянием частях Восточной Европы. Меч сделан в Европе, но подвешен на средневосточный манер.

2. Византийский офицер, начало XV в.
Поздневизантийский военный костюм ничего не сохранил из римского наследства. Реконструкция основана на балканских фресках и изображении на итальянском сундуке, наверняка навеянном зарисовками странствующих художников. Из характерных деталей следует отметить щит итало-балканской формы, византийский меч и восточноевропейский пернач. Высокая желтая войлочная шапка была обычным головным убором по обе стороны византийско-мусульманской границы.

3. Турецкий пехотинец яя, XIV в.
Изображение основано на миниатюрах из турецко-иранских рукописей и сообщениях письменных источников. Костюм напоминает одежду тюркских кочевников XIV—XVвв., характерной чертой которой была войлочная шапка из отдельных полос. Будучи пешим воином, он носит гетры со шнуровкой. Подобные гетры использовали анатолийские и иранские крестьяне. Мы не располагаем изображениями османских арбалетчиков, однако известно, что иногда в подразделениях азап и яя использовались арбалеты. Поэтому в данном случае солдат вооружен трофейным венгерским арбалетом.

            

Добавить комментарий