Продвижение по службе у янычар

Продвижение по службе и переводы из одного подразделения в другое осуществлялись через 2-8 лет или после восшествия на престол нового правителя. В янычарском корпусе теоретически продвижение зависело от выслуги лет. Младшие офицеры, вероятно, выбирались из числа чавушей или каракуллукчу. Дисциплина была очень строгой. Существовала даже поговорка: «Один волосок ведет сорок человек». Мурад I ввел для янычарского корпуса 16 правил: полное подчинение офицерам; единство целей; строгое военное поведение; отказ от чрезмерной роскоши и чрезмерного воздержания; уважение к кодексу бекташи; прием только лучших новобранцев; особый способ смертной казни; право наказания только собственным офицером; продвижение по службе в зависимости от выслуги лет; забота о подчиненных; запрет ношения бороды для простых солдат; запрет женитьбы до выхода в отставку; проживание только в казармах; запрет побочных занятий; непрерывная военная подготовка; полный запрет алкоголя и азартных игр. Наказания варьировались от отправки на кухню до заключения в дарданелльские крепости.

Самым распространенным наказанием была фалака — палочные удары по подошвам ног. После любого наказания тот, кто ему подвергся, был обязан поцеловать руку офицеру. Это был знак возвращения к дисциплине. Наказания для офицеров варьировались от понижения в должности до изгнания и смертной казни. Во время похода дисциплина была еще строже. Каралось любое нанесение ущерба чьей-либо собственности, причем пострадавшим выплачивалась компенсация. Дезертирство в военное время каралось смертной казнью через удушение. Тело казненного помещалось в мешок с грузом и сбрасывалось в море или в озеро. Это делалось ночью, чтобы избежать публичного позора.

Янычары получали свою улюфе, или зарплату, три или четыре раза в год. Зачастую день выплат приурочивали к визиту иностранных сановников, чтобы еще раз продемонстрировать дисциплинированность янычар. За отличную службу выплачивались премии. Дополнительные деньги (равно как и медали) получали уцелевшие бойцы подразделений серденгечти и дал килич («обнаженные сабли»). В сер. XV в. простым янычарам выплачивалась относительно небольшая сумма денег. Однако они вдобавок получали достаточное количество голубой ткани на пошив шаровар, большой отрез льна, новое шерстяное платье, новую рубашку и деньги на покупку луков, стрел и чистых воротничков. С учетом всего этого расходы на оджак составляли 10% всех военных расходов. Последние, в свою очередь, во времена Махмуда Завоевателя составляли 15% от ежегодных доходов империи.

Жили янычары в определенной изолированности от внешнего мира. Казармы состояли из нескольких од (комнат), каждая из которых предназначалась для одного подразделения орты. Элитные подразделения размещались в нижних помещениях дворца Топкапы.

Более простые казармы представляли собой большое здание, в котором размещались кухня, арсенал и спальные помещения. Двери были украшены эмблемой орты. Две главные казармы в Стамбуле, Эски (старая) и Ени (новая) Ода, были построены из камня в 1460-1470-х гг. Их внешний вид отличался богатым декором: крыши были покрыты разноцветной черепицей, оконные решетки сделаны из мрамора, двери покрыты позолотой, а во дворах размещались фонтаны. Вокруг каждой казармы группировались гражданские мастерские. В казарме янычар вел практически одинокое существование, поскольку жениться ему разрешалось только после достижения ранга отурака (пенсионера). Лишь в конце XVI в. правила в этом отношении были смягчены.

В целом солдаты Османской империи были более выносливы и неприхотливы, чем их европейские противники. Это отмечал и Бертрандон де ля Брокьер: «Они усердны и встают рано утром. Они умеренны в дороге, довольствуясь скудной пищей, небольшим количеством плохо пропеченного хлеба и сырого мяса, слегка подвяленного на солнце, или свернувшимся либо приготовленным иным способом молоком, сыром, или медом, или виноградом, или спаржой, или пригоршней муки, из которой они на день готовят похлебку для шести или восьми человек». В османской армии большое внимание уделялось также личной отваге солдат. В ней постоянно шло соперничество за разнообразные «знаки за доблесть». Подобными знаками были челенки — гребни и плюмажи из перьев на головные уборы.

Заработать челенк было очень трудно. Им награждали только за выдающуюся отвагу, проявленную перед лицом превосходящих сил противника. Солдат, погибший на поле боя, считался шахидом, или «мучеником». Те, кто находился на его иждивении, как и те, кто был на иждивении любого ветерана, именовались фодлахаран («едок хлеба»). Специальное правительственное ведомство еженедельно снабжало их продуктами питания через ту орту, в которой прежде служил их кормилец.

Кроме того, государство обеспечивало работой его сыновей и зятьев. Ветераны, ставшие калеками, выполняли легкие работы и оставались почетными членами своих орт.

Старшие офицеры янычары

Старшие офицеры
1. Енычеры агасы — командир янычарского корпуса Официальный костюм енычеры агасы был более простым по сравнению с одеяниями подчиненных ему офицеров, хотя его качество было великолепным. Он отличался обилием дорогого меха и большими размерами тюрбана. Детали оружия были выполнены из драгоценных материалов, а само оно богато орнаментировано (в данном случае часть его вооружения держит помощник). Покрытая эмалью и позолотой булава была чисто символическим оружием. Она указывала на ранг аги. Золоченый медный шлем джиджик (шишак) также едва ли предназначался для сражений.

2. Орта кетюдасы
Неизвестно, являются ли два плюмажа этого офицера показателями чина или наградой за храбрость. Его наряд похож на одежду некоторых офицеров среднего ранга. В нем присутствует и такая деталь, как очень длинные ложные рукава, переброшенные крест-накрест через спину. Близкое сходство между одеждами наталкивает на ту мысль, что основной деталью, указывавшей на ранг офицера, был головной убор. Можно также предположить, что некоторые чины были равны, однако различались по исполняемым ими обязанностям.

3. Хасеки агасы — командир султанской пешей охраны, XVIII в.
Эта фигура вновь демонстрирует, насколько более пышным становится одеяние янычар по мере того, как их боевое значение падает. Интересной и, вероятно, новой деталью является фес — феска с плоским верхом, — к которому пришит шнурок с кисточкой на конце. Этот головной убор скорее греко-византийского, а не турецкого происхождения. В XIX в. феска превратилась в униформенный головной убор османской армии. Под мышкой офицер зажал кожаный портфель для официальных бумаг, в кулаке у него — ремешок кожаной фляжки для воды. Его вооружение составляют кинжал, ятаган и турецкое кремневое ружье.

            

Добавить комментарий