Обучение янычар

До нас дошло значительно больше информации об обучении элитных ич огланов, чем о подготовке аджеми огланов, хотя следует отметить, что обучение всех потенциальных янычар строилось на единых принципах. Дворцовые школы существовали в Бурсе, Эдирне, Стамбуле и Галате. Обучение в них длилось от двух до семи лет.

За дисциплиной следил капы айяс, или «главный белый евнух». В первую очередь ученики изучали ислам и получали общее образование под руководством ходжей, или «учителей». Дальнейшее обучение зависело от того, в какой области ученик проявлял наибольшие способности — в теологии, государственном управлении или военном деле. Среди дисциплин, изучаемых в школе, были турецкая, персидская и арабская литература, верховая езда, метание копья, стрельба из лука, борьба, поднимание тяжестей, а также музыка (для тех, кто имел способности). Большое внимание уделялось воспитанию честности, преданности, хороших манер и самоконтроля. По завершении обучения проводилась чикма — отбор и производство в чин.

Замок Валпово в Восточной Хорватии

Замок Валпово в Восточной Хорватии располагался на пути, по которому османы шли в свои завоевательные походы. Впоследствии он превратился в форпост обороны против контратак, предпринимаемых Габсбургами. Османы много сделали для укрепления этого замка, как, впрочем, и для укрепления остальных опорных пунктов, расположенных в этом неспокойном регионе.

Лучшие ич огланы направлялись в различные ведомства султанского Дворца. Остальные пополняли ряды конницы капыкулу.

В отличие от этой, почти «рыцарской», подготовки, аджеми огланы обучались только военному делу, причем упор делался на воспитание послушания и покорности. Обучение начиналось с того, что новобранцев отдавали в турецкие семьи, где они обучались турецкому языку, основам военного искусства и исламской религии. Этот этап, на котором рекрутов именовали тюрк оглан, продолжался от 5 до 7 лет. Затем их направляли на вакантные места в один из аджеми оджак («тренировочных корпусов»). Некоторые аджеми огланы начинали свое обучение в конаках — имениях могущественных пашей или беев.

Они представляли собой Дворцовые школы в миниатюре. Лучшие из числа тюрк огланов попадали в подразделение бостанджи («садовников»). Остальные становились обычными янычарами либо отправлялись в один из ортов балтаджи («дровосеков») или адмиралтейства. Отсюда можно было попасть в одну из орт джебеджи (оружейников), топчу (артиллеристов) или топ арабаджи (ездовых артиллерийских упряжек), где требовались более высокие технические навыки. Однако большинство продолжало свое обучение в казармах, готовясь пополнить пехотные янычарские подразделения. Но и здесь рекруты должны были постигать азы математики. Аджеми огланы также работали на султанских кухнях и корабельных верфях.

Подготовка продолжалась по меньшей мере 6 лет. Надзор за аджеми огланами осуществлялся евнухами. Контакты с противоположным полом на это время полностью прекращались. Дисциплина была весьма строгой, хотя аджеми огланам позволялось «расслабиться» в свободное от несения службы время. Окончательный отбор (капия чикма) в орты производился только при наличии вакансий в последних. Отбор проходил во время парада. Выпускники проходили в едином строю, каждый из них держался за край одежды впереди идущего. Затем они выстраивались в одну линию перед одабаши своего нового подразделения. Он выдавал каждому свидетельство об окончании обучения и особый янычарский головной убор. Вечером того же дня, после молитвы, каждый новый янычар надевал воинскую доламу (куртку) и становился полноправным членом оджака. Он должен был поцеловать руку своего нового командира, который отныне должен был называть его йолдаш («странствующий товарищ»). Может показаться удивительным, но такое обращение указывает на тот факт, что многие янычары не утратили связей со своими изначальными христианскими семьями.

В период расцвета Османской державы янычара обучали владению разными типами оружия. Те, кто размещался в Стамбуле, ходили на Ок-Мейдан — стрельбище, расположенное к северу от Золотого Рога. Там они практиковались в стрельбе из лука, мушкета, в метании дротиков или фехтовании, используя в качестве мишени старые войлочные шапки, укрепленные на шестах.

Стрелки из мушкетов практиковались на глиняных кувшинах, установленных на земле или на стене. Согласно сообщению одного из французских авторов, стрелки располагались «на большом расстоянии» от мишеней и «держали свое ружье одной рукой». Те, кто сталкивался с янычарами на поле боя, также отмечали, что они могли вести прицельную стрельбу и при лунном свете. Скорострельность и меткость османских мушкетеров продолжали удивлять австрийцев и в конце XVII в.

В последующие годы система набора претерпела значительные изменения. В 1568 г. в корпус было позволено поступить сыновьям некоторых отставных янычар. А начиная с 1582 г. свободнорожденные могли становиться «протеже» йенычеры айясы, или командира янычар. Сами воины должны были быть заинтересованы в «либерализации» системы девширме, поскольку это могло открыть возможности перед их собственными сыновьями. И к концу XVI в. большинство новобранцев составляли, видимо, сыновья янычар. В 1594 г. корпус был открыт для всех добровольцев-мусульман. Фактически девширме прекратила свое существование в 1648 г., хотя система подготовки аджеми огланов продолжала сохраняться. Последняя попытка проведения девширме в европейских владениях была предпринята в 1703 г. Она закончилась неудачей. К этому времени основными источниками пленников стали Украина и Южная Россия, страдавшие от набегов крымских татар. Однако и они иссякли, когда в 1783 г. Россия аннексировала Крым.

Шлемы янычар

(А) Самый ранний из известных нам османских шлемов — т. н. «шлем Орхана Гази». Этот правитель руководил расширявшимся Османским государством в сер. XIV в. На нем обнаружена надпись, посвященная Орхану. Однако сам шлем, вероятно, принадлежал одному из его военачальников или телохранителей.
В) Лучше всего сохранились шлемы, принадлежавшие конным воинам, или богато украшенные шлемы старших офицеров. Последние, датируемые поздним временем, изготовлены из меди или из латуни. Данный шлем, с гладкой латунной поверхностью, мог надеваться под высокую янычарскую шапку. Скорее всего, он принадлежал офицеру.

            

Добавить комментарий