Тимур и его победы

Тимур, как и Александр Великий, не знал поражений. Лишь однажды в юности, отбивая владения клана к югу от Самарканда, Тамерлан потерпел единственное в своей жизни поражение. В дальнейшем он пробовал на прочность всех своих соседей и неизменно добивался успеха. Тимур был великим полководцем, но, в отличие от Чингизхана, не был талантливым государственным деятелем. Он вел свое войско от победы к победе. Его жестокость удалось превзойти лишь в XX веке нацистам и американцам, стершим с лица земли Дрезден, Хиросиму и Нагасаки. Тем не менее, Тимуру не удалось уничтожить своих соперников, хотя он неизменно побеждал их в бою. Нужно иметь в виду, что Тимур начал строить свое государство, будучи уже сорокалетним мужчиной. До этого он все свои силы тратил на то, чтобы добиться власти в Трансоксании. Почти всю свою жизнь Тамерлан провел в походах. Несмотря на крайнюю жестокость, с какой он производил пацификацию захваченных земель, ему снова и снова приходилось возвращаться на уже покоренные земли, где постоянно вспыхивали мятежи. Чингизхан практически не сталкивался с этой проблемой.

Тимур преследовал иные цели, нежели Чингисхан. Например, он совершенно не хотел господствовать над обширными, но совершенно пустыми степями Средней Азии и южной России. Его походы на север и северо-восток имели целью сокрушить оставшихся джагатайских ханов и сделать Золотую Орду безопасным соседом. Но даже походы в Иран, Ирак, Индию, Сирию, Кавказ и Анатолию Тимур предпринимал в основном лишь с целью захватить трофеи. Ценности и искусные мастера, которых Тимур переселял в Самарканд, должны были обогатить страну Тимура. Если же он пытался учредить на занятой территории свою власть, она оказывалась малоэффективной и непродолжительной. В результате войн Тимура за пределами Трансоксании воцарилось запустение, которое возникло после походов Чингисхана, и которое лишь частично удалось преодолеть правителям, пришедшим после монгольского нашествия. Захирела торговля, земля обезлюдела. Ущерб был колоссальный, даже если предположить, что свидетельства современников преувеличены. Тимур действительно был великим полководцем, но с политической точки зрения он оказался величайшим бандитом. Его империя вскоре распалась, хотя тимуриды какое-то время удерживали восточный Иран и Афганистан, а также Трансоксанию.

Тимур презирал таджиков и иранцев, населявших города и сельские области Трансоксании. Тимур происходил из суровой пограничной области, он не имел какого-либо образования. Тем не менее, его нельзя назвать невежей. Он владел несколькими языками, имел широкое представление о военных делах и политике, считал себя экспертом в области богословия. Монголы, даже формально принявшие ислам, продолжали следовать традиционному племенному кодексу — яса, окончательный вид который приобрел при Чингисхане. Тимур добавил к этому монгольскому кодексу мусульманский кодекс (шариат), что позволило ему добиться большей поддержки в мусульманском мире. Тимур прилагал усилия к тому, чтобы его воины не разоряли мусульманских мечетей, хотя это не было его постоянным правилом. Например, великолепная Великая мечеть Умайядов в Дамаске была сожжена. Религиозные убеждения самого Тимура неизвестны, на при жизни он проявлял значительную набожность, а похоронить себя завещал у ног Нур-Саид-Барака, святого, который давал Тимуру советы на протяжении большей части его жизни.

Несмотря на публичное благочестие, Тамерлан сохранил обычную для монголов неумеренную страсть к спиртному. Его алкоголизм вошел в поговорку. При этом, Тимур пытался соблюсти букву мусульманского закона. Поэтому, при его дворе вино разрешалось пить только христианам. Огромные количества пищи, напитков и женщин потреблялось двором Тимура с тем же усердием, с каким все это потребляется в современном рыночном обществе. Многочисленные жены и наложницы Тимура играли заметную роль при дворе, что также противоречило исламским законам.

На закате своей жизни, во время оргий, предшествовавшей последнему походу, хромой, полуслепой Тимур отплясывал наравне со всеми. Как и другие оргии, эта происходила на открытом воздухе. Роскошь поразила присутствующих европейцев, в том числе кастильского посла Руй-Гонсалеса Клавихо. Тимуру нравились красивые шатры. Он принял Клавихо в квадратном шатре со стороной в сотню шагов. Шатер был сшит из шелковых полос черного, желтого и белого цвета. Стены, свисая, образовывали галереи, которые поддерживались колоннами. Высокую сводчатую крышу шатра поддерживали двенадцать опор синего, золотого и прочих цветов. Эти столбы по толщине не уступали мужскому торсу. На вершине шатра имелась шелковая башенка с зубчатыми стенами. Шатер удерживался малиновыми канатами. Внутри шатра находился помост, где и пировал Тамерлан. Присутствующие на торжестве цари и князья держали свои шатры. В еще одном шатре находилась походная мечеть. Все пространство окружала длинная и высокая шелковая стена с портиком при входе.

Кроме еды, питья, песен и танцев гости развлекались, наблюдая за акробатами, парадом войск, забегами на лошадях и слонах, а также рассматривая иностранные дары, в том числе страусов и жирафов, доставленных из Египта. При этом Тимур издал указ, разрешающий все виды удовольствий. Враждебно настроенный к Тимуру летописец Ахмад Арабшах описывал происходящие при этом оргии.

Хотя Арабшах ненавидел Тимура за то, что тот разорил его страну, он не мог не восхищаться этим человеком. По свидетельству Арабшаха, Тимур «не любил шуток и лжи, острословие и охота не доставляли ему удовольствия. Он не унывал в случае напастей и не предавался беспечному благодушию в случае успеха. Он не позволял своим спутникам вести непристойные разговоры, или разговоры о вражде или плене, грабеже, изнасилованиях гарема. Он был энергичный и храбрый, внушал своим сторонникам благоговейный страх и добивался повиновения. Он любил смелых и отважных солдат, с помощью которых рвал людей на клочья словно лев. С помощью этих солдат он выигрывал битвы и ниспровергал горы.»

Противники Тимура: Иран, Ирак.Конец IV в.

Противники Тимура: Иран, Ирак.Конец IV в.

1. Джалйридский тяжеловооруженный конный воин.
Если человеческие пластинчатые доспехи вышли из употребления на Ближнем Востоке, то конские пластинчатые доспехи продолжали использоваться. Люди же стали носить пластинчато-кольчужные панцири, один из которых изображен на этом багдадском воине, служащим династии джалайридов. Его доспехи очень сложны. Шлем выкован из цельного куска железа и оснащен скользящей назальной пластиной. Наручи трубковидные, половины соединяются петлями. Переднюю поверхность бедер защищают кольчужно-пластинчатые шоссы. Большая круглая пластина на груди — пережиток монгольского пластинчатого доспеха.

2. Тюркский племенной воин, восточная Анатолия.
Обилие кольчуги при отсутствии пластин и чешуи свидетельствуют о сильном арабском, мамелюкском или оттоманском влиянии. Шлем старомодный, с наушниками. На груди — диск того же происхождения, что и у предыдущего воина. У наручей имеется язык, защищающий заднюю часть плеча.

3. Иракский арабский ополченец.
Арабы-бедуины не играли ведущей роли на Ближнем Востоке, но все же были заметны, выступая во время вторжения Тимура союзниками джалайридов и мамелюков. Их одежда мало изменилась с XII века. Его доспехи легкие и состоят из короткой кольчуги. Кривая сабля — единственный признак тюркско-монгольского влияния.

              

Добавить комментарий