Порядок в армии Тамерлана

Поскольку Тимур относился к женщинам по-монгольски, а не по-мусульмански, не удивительно наличие в его армии женских отрядов. Этот обычай вызывает недоумение у исламских летописцев, хотя следует иметь в виду, что еще во времена Крестовых походов женщины из знатных сирийско-арабских родов в доспехах участвовали в обороне крепостей. Во время похода против Золотой Орды Тимур использовал женщин для защиты лагеря. Ахмад Арабшах сообщает, что женщины участвовали в рукопашных боях, тогда как Клавихо рассказывает об «амазонках», живущих в 15 днях пути от Самарканда и раз в год общающихся с соседями. Предположительно , они исповедуют христианство и подчиняются китайскому императору, а не Тимуру. По-видимому, история Клавихо отражает существование в Средней Азии несторианских общин, где женщины действовали наряду с мужчинами.

Сравнительно немного известно о флагах, гербах и прочей геральдике Тимура. Личный герб Тимура представлял собой три соединенных круга, символизирующих «счастливое» стечение звезд при рождении. Цветные флаги использовали для передачи сигналов и команд, как это часто делалось в исламских армиях. Сигналом начать разграбление лагеря или города противника был черный флаг, который поднимали над шатром Тимура. Тимур также организовал курьерскую систему, похожую на ту, что использовали монголы. Вдоль всех главных дорого организовали почтовые станции (ям или чапар), между которыми курсировали правительственные гонцы (эльчи), передающие приказы Тимура во все уголки империи. Станции располагались на расстоянии суточного или полусуточного перехода, наиболее оживленные из них постоянно держали готовыми до 200 лошадей. Кроме того, местами находились конные заводы, которые поставляли лошадей для курьерской службы и армии. Эльчи при необходимости обладал правом реквизировать у местного населения лошадь или что угодно другое, необходимое для доставки сообщения. Этой возможностью курьеры часто пользовались, поэтому население их попросту побаивалось. При появлении курьера народ разбегался, по выражению Клавихо, «словно дьявол самолично преследовал из».

Несмотря на сознательную имитацию обычаев монгольской империи, монгольский стиль одежды на протяжении правления тимуридов постепенно уходил в прошлое. Это было заметно даже при дворе, но особенно проявилось в Иране. Просторная одежда уступала место облегающему костюму иранского типа. Тюрбаны заменили монгольские шляпы, которые ассоциировались со среднеазиатским язычеством. Тимур лично ввел ношение нового головного убора с тем, чтобы его люди могли отличать друг от друга. Этот головной убор представлял собой отороченный мехом колпак, который появился в исламском изобразительном искусстве после смерти Тимура. Многие воины Тимура, в первую очередь джагатайцы, продолжали носить традиционные монгольские косички. Армия в целом была более традиционной частью общества.

Как и везде, воины Тимура проводили свободное время в постоянном оттачивании своего воинского мастерства. Большой популярностью пользовалась борьба, приемы которой до сих пор практикуются в Турции и Иране. Часто организовывались охотничьи экспедиции, которые проводились по тем же правилам, что это делалось во времена Чингисхана. Тысячи воинов окружали огромные территории и начинали постепенно сжимать круг, сгоняя добычу в одно место. Такая охота могла продолжаться несколько дней и даже неделю и позволяла отрепетировать слаженность действий. Воины практиковались в стрельбе из лука и других боевых действиях. Дичь не должна была вырваться за кольцо, но начинать бить дичь разрешалось только по команде. Хотя охота позволяла иногда решить вопрос с довольствием армии, часто забитую дичь оставляли лежать в поле. Охота была прежде всего упражнением и демонстрацией военной мощи.

Тимур и его командиры насаждали в армии культ личной отваги. Тимур лично участвовал в боевых действиях на территории Золотой Орды, пока, как говорится в «Зафарнаме»: «он не расстрелял все стрелы и не сломал копье. Но даже тогда он продолжал рубить мечом». В начале своей карьеры правитель осажденного Ургенча вызвал Тимура на поединок. Тимур принял вызов. Но когда Тимур подъехал к городскому рву и назвал себя, у правителя сдали нервы и он отказался от поединка. Не удивительно, что Тимур пользовался большим уважением среди солдат. История походов Тамерлана пестрит рассказами о необычайных подвигах, совершенных его полководцами и простыми воинами.

От тюркского и монгольского правителя ожидалась щедрость. Тимур вполне отвечал этому требованию, даже в ранние дни своей карьеры, когда возможностей к этому у него почти не было. В короткие перерывы между походами Тимур проводил для своих солдат праздники, хорошо их кормил и развлекал. Героизм не только воспевался поэтически, но также вознаграждался материально. За подвиги воин мог получить звание героя (тархан), которое означало освобождение от наказаний за девять преступлений. Эти привилегии передавались по наследству на семь поколений. Практиковались и посмертные награждения, которыми пользовались члены семьи погибшего героя.

В армии Тимура царила жестка дисциплина, основанная на монгольских традициях. В начале XIV века о монголах было сказано: «Монгол – раб своего повелителя. Он никогда не свободен. Его повелитель – его благодетель. Он никогда не служит ему за деньги». Воины Тимура, впрочем, жалованье получали, но их преданность от этого не была меньше. Ислам требует от своих сторонников повышенной дисциплины, особенно в религиозных вопросах. Тот факт, что Тимур освободил свою армию от полуночного намаза, когда армия действовала на севере Золотой Орды, так как в середине лета на этой широте в полночь еще светло, свидетельствует о том, что намазы проводились централизовано, по приказу.

Строгая дисциплина поддерживалась и на территории противника. В некоторых случаях наказание за неповиновение было необычайно мягким. Например, племенной отряд, поднявший мятеж в 1376 году в Ходженте, отделался тем, что был расформирован, а его личный состав распределили между другими полками. Наказание за поражение могло быть очень жестким, если имелись основания считать, что виновны в поражении солдаты. В период правления Шаруха одна армия потеряла почти всех своих лошадей при отступлении. За это армию с позором расформировали. Апокрифическая история гласит, что однажды Тимур заметил, что один из его воинов задремал в седле во время долгого марша. Тимур процедил сквозь зубы в полголоса, что за такие дела следует немедленно казнить. Спустя всего минуту ему представили голову этого злосчастного воина. Тимур воздал небесам хвалу за то, что его приказы немедленно и беспрекословно выполняются. Впрочем, командир воина понес наказание за то, что не следит за своими людьми. Старший военачальник, показавший свою трусость, мог быть пострижен как женщина, его лицо покрывали гримом и одевали в женскую одежду, после чего пешком отправляли в Самарканд. Противники Тимура не могли похвастаться такой дисциплиной, потому не могли похвастаться теми победами, что были в активе Тамерлана.

Двор Тимура

Двор Тимура, 1405 г.

1. Тимур
Кровожадный покоритель Азии сохранил жизненные силы вплоть до глубокой старости. Здесь он изображен высокой шапке, вошедшей в моду в начале XV века. Тимур собирается отправиться на соколиную охоту, о свидетельствует рукавица на его руке и любимый сокол, сидящий на шесте. Многочисленные узкие пояски в кочевническом стиле. Огромная палица — церемониальное оружие. Он кроме того, вооружен прямым мечом.

2. Охранник
Воин элитарного отряда личной гвардии Тимура экипирован в смешанном ближневосточном и среднеазиатском стилях. Шлем выкован из цельного куска железа, оснащен кольчужной бармицей и скользящей назальной пластиной. Пластинчатые доспехи для плеч золотоордынского типа, а наручи мусульманские. Чешуйчатый панцирь надет поверх короткой кольчуги. Бедра и промежность прикрыты пластинчатой деталью.

3. Танцовщица
Женский придворный костюм был необычайно пестрым и практически не подпадал под мусульманское влияние. Подобный стиль происходил из иранского гаремного стиля одежды, но множественные пояски и головной убор танцовщицы тюркского происхождения.

              

Добавить комментарий