Оружие и доспехи тимуридов

XIV-XV века были периодом перевооружения, как на мусульманском востоке, так и на христианском западе. В XIV веке крупным центром производства оружия стал Иран, где оружие выпускалось почти серийно. На севере жили кочевники, которые нуждались в степных пастбищах, тогда как железо можно было найти лишь в горах. Поэтому среднеазиатские кочевники испытывали острый дефицит железа.

Трансокеания была центром добычи железа. Однако ко времени прихода Тимура к власти эта область заметно оставала в области темпов производства и технологии. Все это, а также необходимость оснастить огромную армию оружием и доспехами заставило Тимура переселить в Трансоксанию мастеров их покоренных им стран. В основном, пленных мастеров он переселял в свою столицу – Самарканд. На востоке славились кузнецы из Дамаска. Они и другие мастера образовали целый квартал недалеко от императорского дворца. Испанец Клавихо был свидетелем того, как Тимур осматривал оружие и доспехи, выкованные за прошедший год. В числе прочего было представлено более 3 000 комплектов доспехов. Оружие Тимуру поставляли и покоренные им страны. В Грузии, например, делали превосходные кольчуги. По другую сторону Кавказских гор, в районе Дербента, находился еще один оружейный центр, служивший источником вооружения для государства Ак-Коюнлу. Но наиболее продвинутая технология производства оружия использовалась в Ираке.

Простой куполобразный шлем был наиболее распространен во времена Тимура. К этому времени уже появился так называемый «тюрбанный шлем». Тюрбанный шлем не было особенностью мамелюков, как это иногда полагают, а появился в восточной Анатолии и на Кавказе в середине XIV века. В XIV веке тюрбанный шлем попал в Иран, а также распространился в Оттоманской империи, но не встречался в мамелюкском Египте и Сирии. Клавихо описывает шлемы армии Тимура как «округлые и гладкие, верхушка немного сдвинута назад, передняя часть опускается на лицо и нос, образуя пластину шириной в два пальца, достигающую подбородка. Эту пластину можно поднять или опустить по желанию, она служит для отражения боковых ударов меча». Шлемы с антропоморфной личиной вызывают некоторую неясность. Такой шлем известен как «татарский» (татаро-монгольский). Он известен на востоке исламского мира с начала XIV века. К XV веку шлем приобрел более остроконечную форму, некоторые экземпляры были очень высоки.

Панцири могли быть нескольких типов. Сравнительно легкие доспехи использовались в поединках между двумя богатырями. Опять же перу Клавихо принадлежит описание такого панциря. Интересно также его сравнение виденного со знакомыми ему типами испанских доспехов XV века. «Они нашиты на красной холщовой подкладке. По нашему мнению, они очень хорошо выкованы, разве что пластины недостаточно толстые, а сталь плохо закалена… Чешуйчатые панцири повсеместно распространены, как и в Испании. Но здесь они образуют длинные полы, так что сам панцирь выглядит как камзол». Клавихо явно сравнивает чешуйчатый панцирь тимуридов с бригандиной, известной на западе Европы. Возможно, западная бригандина имеет восточное происхождение.

Пластинчатый панцирь исчез на Ближнем Востоке к концу XV века, хотя сохранился в Средней Азии и России. На его месте появился характерный исламский пластинчато-кольчужный панцирь, вероятно, изобретенный в Ираке. Небольшие пластинки железа соединялись друг с другом и с кольчужным полотном. Он сочетал в себе надежную защиту пластинчатого доспеха и гибкости кольчуги. Такой пластинчато-кольчужный панцирь развивался на протяжении XV века. В начале XVI века появился панцирь чарайна («четыре зеркала»), состоявший из четырех больших пластин железа, защищавших грудь и живот.

Венецианцы описывают воинов Ак-Коюнлу носящими различные типы доспехов. «Некоторые покрыты толстой шкурой (вероятно, имеются в виду кожаные тулупы монгольского типа), которая защищает от самых сильных ударов. Другие одеты в нарядные шелковые дублеты, простеганные с такой толстой подкладкой, что их не пробивает стрела (возможно, это вариант панциря-казаганда). У некоторых позолоченный панцирь и кольчуга, а такое множество оружия, что остается только удивляться, как они все это используют». Кольчуга пользовалась большей популярностью в Ираке, нежели в Иране, где распространение получили различные типы стеганых доспехов.

Защита конечностей состояла из простых наголовников и наручей, известных с середины XIV века, а в Золотой Орде с конца XIII века. В XV веке на Кавказе и Иране появились более сложные пластинчатые доспехи для конечностей. Возможно, они появились под европейским влиянием. Сложные пластинчато-кольчужные доспехи для ног встречаются с начала XV века, однако наручи остаются в этот период более простыми. В конце XV века во многих частях Ирана и Трансоксании отказались от ношения доспехов для ног.

Конские доспехи получили широкое распространение. Опять же они хорошо описаны византийцами. Иосиф Барбаро утверждает , что на смотре 1474 года а Ак-Коюнлу некоторые образцы конских доспехов «состояли из небольших квадратов, окованных золотом или серебром, соединенных друг с другом кольчужным полотном, свисающим вниз до земли и отделанным золотой бахромой. Другие доспехи состоят из кожаной попоны, встречающейся и у нас (т.е. венецианцев), некоторые отделаны шелком, другие простеганы так, что стрела не пробивает их». Такие конские доспехи производились на Кавказе в районе Кубачи.

Оружие тимуридов было стандартизировано. Оружие элиты богато украшалось. В Трансоксанию большое количество нефрита и жадеита завез Улугбек после похода против монголов-джагатаев. Множество камня пошло на украшение гробницы Тимура, но многие превосходные трансоксанские сабли украшены жадеитовыми головками эфеса, несмотря на то, что жадеит хрупкий и непрактичный камень. Сам Тимур носил булаву с бычьей головой, которая служила символом власти тюркских и иранских вождей на протяжении столетий. Археологи повсюду обнаруживают большое количество колец, которые использовались для натяжения тугих составных луков. На миниатюрах в персидских манускриптах такие кольца изображаются редко. В XV веке появляется «леопардовый хвост», который охватывает стрелы в колчане. Возможно, с его помощью разделяли различные типы стрел, или он просто помогал удерживать стрелы в колчане при тряской езде. В Среде Азии использовался навык – направляющая для стрелы. Для обороны крепостей широко использовались арбалеты. Археологи находят наконечники дротиков, которые были охотничьим оружием.

Падение дома тимуридов

Падение дома тимуридов

1. Узбекский воин, конец XV в.
Узбеки были степными кочевниками, когда изгнали тимуридов из Трансоксании, завершив отуречивание региона. Хотя от тех дней сохранились единичные иллюстрции, экипировка узбеков была традиционной, включая пластинчатые доспехи и сегментный монгольский шлем.

2. Тимуридский воин, конец XV в.
Этот хорошо экипированный конный воин взят в плен и закован в колодку. Такой способ обращения с пленными, когда правую руку закрепляют на одетой на шее рогатулине изображен в нескольких манускриптах. Качество и стиль шлема, чешуйчатый панцирь, пластинчатые наручи и пластинчато-кольчужные шоссы заметно контрастируют со стармодными доспехами его победителя.

3. Тимуридская женщина и ребенок, конец XV в.
Традиционый исламо-иранский женский костюм постепенно вытеснял монгольскую одежду, хотя этот процесс не зашел так далеко, как этол имело место у мужского костюма. Хотя одежда этой знатной женщины ближе к исламскому идеалу скромности, она все же весьма нарядна. Одежда у ребенка, напротив, практически не изменялась на протяжении тысячелетия.

Добавить комментарий