Армия Тимура

Согласно преданию, у Тамерлана в 1362 году был только один сторонник. В действительности же его армия строилась вокруг небольшого ядра верных ему тюрко-монгольских племенных воинов. Поскольку Тимур был выходцем из военной элиты Киша под Самаркандом, то у него не могло не быть хотя бы небольшого отряда воинов. Кочевники были наиболее воинственным элементом в составе быстро растущей армии Тимура. Кроме кочевников, другими столпами, на которые опирался Тимур, была феодальная аристократия и города. В городах формировались отряды городского ополчения (сарбадар), но, как показал опыт, эти отряды оказались весьма ненадежными и постоянно грозили мятежами. Успех рождает успех. Тимур всякий раз увеличивал численность своей армии перед каждой крупной кампанией.

В таком сложном по устройству регионе, как Трансоксания, расположенном на границе исламского мира, существовали различные религиозные и этнические группы, которые были представлены в армии Тимура. Его противники, конечно, прибегали к преувеличениям, но остается фактом наличие в армии Тимура язычников, шаманистов, зороастрийцев, христиан и представителей других религий. Например, в 1402 году, когда армия Тамерлана вторглась в Анатолию, в ней имелись полки из Трансоксании, степей Тукестана, Индии и Ирана. В составе армии, вторгшейся в Китай в год смерти Тимура, были полки из Трансоксании, Джагатайского ханства, Ирана, Афганистана, Анатолии, Азербайджана, Персии и Ирака, а также, возможно, Армении. Некоторые из участников этих походов рассказывали позднее невероятные истории, некоторые из них дошли до наших дней. Один из таких участников происходил из достаточно цивилизованного семейства. В походах он стяжал славу, не был он обделен и литературным даром. В конце своей жизни он бросил все и ушел в пустыню отшельничать.

Костяк армии Тимура составляли кочевники. Большинство воинов-кочевников происходило из Трансоксании, где обитало сорок племен, считавших себя потомками Джагатая. Каждое племя представляло Тимуру отряд, численность которого определялась общей численностью племени. Взамен Тимур освобождал племя от уплаты всех налогов. Эти отряды кочевников возглавлялись собственными командирами (аймаками). Кочевниками также комплектовались элитные отряды. Военная служба передавалась по наследству, история отряда гаучин, например, прослеживается далеко во времена монгольского нашествия. Во времена Тимура гаучины практически превратились в племя со своими традиционными правами.

Трансоксания говорила в основном на иранских наречиях. Именно ираноязычные горожане составляли основу городского ополчения-сарбадар. Ополчение защищало Самарканд во время последнего похода джагадийской армии, произошедшего уже при жизни Тимура. Тимур наградил сарбадар за службу, казня его командиров за «мятеж». Тем не менее, Тимур высоко ценил боеспособность сарбадара и использовал городское ополчение в походах против соседнего Хурасана и для обороны городов Трансоксании. Пехота особенно высоко ценилась во время осад. В те времена было принято потерпевшую поражение армию принимать в состав армии-победительницы. Хотя склонность Тимура устраивать массовую резню и сокращала его возможности воспользоваться живой силой противника, он не стеснялся принимать в свое войско тех, кто уцелел после избиения. Одна глава в «Учреждениях» Тимура, оставленного им потомкам, гласит:

«Воин врага, доказавший свою преданность своему хозяину в бою, — мой друг. Когда он переходит служить под мои знамена, я награждаю его за доблесть и верность, я уверен в нем. Но то воин, что в минуту опасности пренебрег своими святыми обязанностями и предал своего полководца, выглядит в моих глазах самым мерзким человеком.»

Ходят различные истории о том, как Тимур награждал достойных противников. Во время сражения с мамелюкским гарнизоном Алеппо один молодой сирийский воин вынес более тридцати ударов в голову, не считая ударов в туловище. Найдя этого воина среди кучи трупов, Тимур выразил свое восхищение его доблестью и позаботился о том, чтобы герой получил медицинскую помощь. Об этом рассказал нам арабский летописец Ибн-Тагри Бирди.

Иногда Тимур включал в свою армию целый народ. Так произошло с «черными овцами» — Кара-Коюнлу из восточной Анатоии. Это племя Тимур переселил под Самарканд, планируя поход в Китай. Также Тимур переселил в Трансоксанию множество ремесленников и землевладельцев. Армяне вскоре полностью ассимилировались с местным населением. Немногие армяне служили в армии Тимура. Армянское оружие изображени на загадочных рисунках из Фатихского альбома. Войска Тимуру поставляли и те правители, что посчитали благоразумным признать сюзеренитет хромого Тимура. Грузинский царь пошел даже на фактический переход из христианства в ислам. Кара-Коюнлу перешли на сторону Тимура в результате поражения от «белых овец» Ак-Коюнлу и усиления позиций оттоманских турок в Анатолии.

В армии Тимура также служили отдельные иностранцы. Наиболее известен баварский оруженосец Шилтбергер. Он попал в плен к оттоманам во время битвы при Никополе в 1396 году. Затем он служил в армии султана Баязета, а в 1402 году попал в плен к Тимуру в сражении под Анкарой. Шилтбергер служил Тимуру, обзавелся там сыном и внуком, но в конце жизни сумел вернуться в Германию, где описал свои приключения. Знатный венецианец Никколо де Конти прибыл ко двору Тимура в составе обычного купеческого каравана и оставался там в течение нескольких лет, сопровождая Тимура во многих походах, а в 1444 году вернулся в Венецию. Он также оставил мемуары о своих приключениях. Его с полным правом можно назвать Марко Поло XV века.

Армия Тимура, конница. 1400 г.

Армия Тимура, конница. 1400 г.

1. Командир конного полка.
По-видимому, империя Тимура испытывала определенное китайское влияние в одежде, оружии и доспехах. Только так можно объяснить довольно странные изображения в Фатихском альбоме. Этот великолепно одетый воин — без сомнения командир полка или герой-тархан. Пластинчатый панцирь покрыт снаружи матерчатыми полосами. Кольчуга имеет вырез сзадин облегчающий сиденье в седле. Высокий шлем восточного стиля, имеет сегментную конструкцию. Прямой обоюдоострый меч вместо кривой сабли. В остальном оружие тюрко-монгольское.

2. Герой-тархан.
Здесь приведен пример максимально тяжелых доспехов, встречавшихся на переломе XIV-XV веков. Воин экипирован для ближнего боя, хотя имеет при себе лук со стрелами. Пластинчатый горжет надет поверх кольчужного подшлемника. Антропаморфная личина шлема так называемого «татарского» стиля. Поверх кольчуги надет чешучатый панцирь, руки, ноги и стопы защищены сложными доспехами. Конские доспехи, напротив, традиционны для Средней Азии на протяжении столетий.

3. Знаменосец.
Экипировка этого воина изображена на основании свидетельства из Золотой Орды, но нет сомнений в том, что подобные доспехи и оружие встречались и в армии Тимура, где преобладали татаро-монгольские воины. Шлем представляет собой раннюю форму татарского шишака, который был предшественником европейского «кромвелллевского» шлема. Торс защищает чешуйчатый панцирь с пластинчатой защитой бедер и промежности.

              

Добавить комментарий