Быт мавров Северной Африки

Одежда, экипировка и архитектура
Северная Африка испытывала более заметное ближневосточное влияние, нежели Андалузия. В X-XI веках берберы стали носить арабские тюрбаны. Но несмотря на все заимствования, в целом берберы сохраняли верность традиционной одежде. Мужской костюм стал еще длиннее, чтобы отличать исламским требованиям приличия. Берберский плащ с капюшоном превратился в известный бурнус, который берберы носят и по сей день. Мужчины женщины могли также носить хаик – одеяло, обернутое вокруг туловища.

Керамическая чашка начала XI в. из церкви Сан-Пьетро-а-Гардо в Пизе.

Керамическая чашка начала XI в. из церкви Сан-Пьетро-а-Гардо в Пизе. Чаша изготовлена мусульманами, вероятнее всего на Мальорке. Это самое раннее из известных изображений трехмачтового корабля. Подобные корабли появились у итальянцев лишь два века спустя.

В эту эпоху в Северной Африке интенсивно развивалась металлургия. Здесь изготавливали оружие и конскую упряжь, правда, почти все использовалось на месте. Одной из основных статей экспорта Северной Африки был войлок, из которого делали стеганые доспехи для людей и лошадей, а также палатки. На исламской Сицилии возникла собственная металлургия. Но, несмотря на все усилия, берберские армии на протяжении X-XI веков были довольно скудно вооружены и экипированы. Только элитарные полки имели достаточно тяжелые доспехи, например, абиды Аглабидов, или арабские солдаты, воспетые ибн-Хамдисом, которые совершали набеги на Калабрию.

Любопытно, но самые ранние упоминания о «кавс аль-бун-дук» – луке, стреляющем пулями, относятся к Северной Африке. Впрочем, этот лук здесь использовался только для охоты. Щиты у североафриканских воинов походили на андалузские щиты, хотя в Африке имелся и уникальный кожаный щит ламт, который со временем превратился в полумифический артефакт. Обычно этот щит делали из шкуры антилопы бейза, дубленной в молоке и желтке страусовых яиц. Несколько слоев кожи склеивались, образуя щит. Лямт появился в районе, лежащем к югу от гор Атласа.

Ранние исламские укрепления в Северной Африке следовали византийским образцам, но уже в период правления Аглабидов в архитектуре началось чувствоваться исламское ближневосточное влияние. В целом получился довольно эклектичный стиль оборонительных укреплений с акцентом на воротах. Даже небольшие оазисы вроде Сиджилмасы, имели от восьми до двенадцати ворот, обшитых железом. Параллельно развивалась достаточно сложная осадная техника. На севере Африки умели сооружать полевые укрепления. Например, небольшая армия, штурмовавшая Бриндизи, вырыла вал, замаскированный прутьями и грязью. Имитировав отступление, осаждавшие выманили защитников из города. Когда передовой отряд попал в ловушку, командир гарнизона погиб, после чего мусульмане овладели городом.

Боевые действия на море
Война на море определялась тем, что господствующие на Средиземном море ветра и течения неблагоприятны против южного побережья. У североафриканского побережья мало удобных гаваней. Фатимидам пришлось прорубать в скале бухту Махида в Тунисе (912), вмещавшую тридцать кораблей. Мальта также мало могла помочь в качестве морской базы, так как на острове отсутствовал лес. Впрочем, на Мальте процветало ремесло изготовления корабельных парусов.

К X веку характер боевых действий на море изменился. От набегов на побережье противника стороны перешли к нападению на корабли. Первыми эту тактику применили мусульмане. В результате кораблестроители начали больше внимания уделять защите кораблей. С конца IX века начали строить корабли большого размера. В XII веке андалузские суда использовались для прорыва блокады исламских портов, проводимой норманнами. Таран постепенно вышел из употребления, по-видимому, это было связано с коренным изменением в технологии строительства кораблей. Прежняя технология строительства от обшивки уступила место новой технологии от каркаса. В результате прочность бортов кораблей возросла, их стало труднее повредить, поэтому таранная тактика утратила прежнюю эффективность.

Вскоре нашлась адекватная замена тарану. В 835 году исламские корабли получили огнеметные установки. Эти огнеметы попали в Средиземное море из индийской провинции Синд, перешедшей в ислам. В 964 году мусульмане успешно применили огнеметы и сожгли византийский флот, стоявший в гавани.

Большинство мусульманских кораблей имело небольшой размер, а в качестве движителя использовался латинский парус и весла. Это были многоцелевые корабли, которые можно было использовать как для боя, так и для перевозки грузов. Специальными боевыми кораблями у мусульман были галеры (шини). Обычно галера имела от 140 до 180 гребцов, абордажный клюв и носовую надстройку. На борту галеры было порядка 150 солдат.

Если галеры были длинными и узкими кораблями, то транспортные суда (маркаб) могли иметь самые разнообразные пропорции. Некоторые письменные свидетельства, по-видимому, преувеличены, но в целом мы имеем достаточно надежную информацию на этот счет. Наиболее крупный мусульманский корабль того периода имел водоизмещение порядка 1000 тонн и мог нести до 1500 человек, хотя и в перегруз. На североафриканской и андалузской керамике XI века встречаются изображения характерных трехмачтовых кораблей – каркура, позднее получивших известность в Венеции и Генуе под названием каррак.

Мусульмане также располагали эффективными кораблями, позволявшими выгружать лошадей на берег, – тарида. По сути, это была весельная лодка с люком на корме. В X веке тарида могла нести до 40 лошадей.

Солдаты Ирода изображены в виде андалузских мавров, первая половина XII в.

Солдаты Ирода изображены в виде андалузских мавров, первая половина XII в., западный фронтон церкви Сан-Доминго в Сорие. По-видимому, здесь изображены простые, плохо экипированные андалузские воины. Но два воина имеют длинные щиты из твердой кожи (адарка или дарака), распространенные в XIV-XV вв.

              

Добавить комментарий