Кризис испанского ислама

XIII век принес катастрофу испанскому исламу. Власть муваххидов рухнула, начался третий период тайфа. Правители небольших царств не смогли противостоять натиску католиков с севера. Династия Насридов, правившая Гранодой до 1492 года, происходила из семейства андалузских пограничных воинов, которые первоначально поддерживали христиан и предоставляли солдат правителю Кастилии. Но позднее Насриды переоценили свою силу и заявили о собственной независимости. Но к тому времени все остальные исламские государства уже прекратили свое существование, будучи поглощенными в ходе реконкисты.

На севере и западе Африки ситуация была иной. Падение Муваххидов привело здесь к новому периоду фрагментации. В конечном счете большинство земель Марокко перешло под власть династии Маринидов, хотя новое государство уже никогда не достигало прежнего могущества. Мариниды даже не смогли предотвратить оккупацию португальцами севера Марокко. Под воздействием внешней угрозы внутри Марокко возникли религиозные движения, возглавляемые шейхами. Северное движение выводило свое происхождение от династии Идрисидов, тогда как южное объединилось с Саадийской династией, пришедшей к власти в 1549 году. Тем временем к югу от Сахары возникли новые исламские государства. Однако их приверженность к исламу носила поверхностный характер. Эти государства, вроде Мали, были достаточно богаты, располагали золотыми рудниками. Это богатство вскоре привлекло европейцев, вступивших в эпоху Великих Открытий.

Армия Маринидов имела племенную структуру. Центральное место занимало племя бану-марин, вокруг которого группировались союзники, например бану-анд-аль-Вад. Каждая провинция управлялась членом правящего семейства, который располагал собственной местной армией. В Марокко переселилась и часть андалузской элиты, которая заняла привилегированное положение. По свидетельству одного источника, армия Маринидов в XIV веке также включала турецкую конницу численностью 1500 человек, европейскую конницу численностью 4000 человек, 500 европейских конных лучников, обращенных в ислам, а также пеших лучников, андалузских арбалетчиков и 200 андалузских конных арбалетчиков.

Если Мариниды господствовали в Марокко, Хафсиды пришли к власти в Тунисе и Алжире. На протяжении всего периода правления Хафсиды придерживались муваххидских традиций. Основную ударную часть армии Хафсидов составляла бывшая мувахсидская пехота (машшаин) и гвардия (ирбан), вооруженная булавами. Хафсиды набирали лучших воинов среди берберов, которые придерживались муваххидских правил при подготовке солдат. Берберы оказались не слишком надежными воинами, но другие арабские племена отличались еще большей ненадежностью. В некоторых городах существовало городское ополчение, собираемое для защиты города в случае опасности. Но участие городского ополчения в действиях армии Хафсидов было минимальным. Небольшая гвардия, набранная среди беженцев из Андалузии, играла заметную роль, в частности, неплохо себя показала в ходе разгрома крестового похода в Тунис, организованного Людовиком Святым. Но со временем андалузцы исчезли. В армии Хафсидов также служили джанава – чернокожие воины из Гвинеи. Эти воины носили белую одежду (джуббах) и вооружались саблями и копьями, украшенными вымпелами. На службе у Хафсидов состояли также европейские наемники-христиане. В столице Хафсидов был целый квартал, заселенный наемниками. Этот квартал упоминается в письменных источнкиках вплоть до XVI века.

Между владениями Хафсидов и Маринидов находились земли, которыми правила династия Зиянидов. Их армия состояла из местных берберов, остатков армии муваххидов и небольшого количества курдских беженцев. Кроме того, они приобретали в Каире турецких рабов и делали из них профессиональных воинов-мамелюков. Отряд мамелюков действовал в XIV веке в Мали к югу от Сахары.

Эпоха катастроф, конец XIII - начало XIV вв.

Эпоха катастроф, конец XIII — начало XIV вв.
Напряженные отношения между Андалузией и Северной Африкой в конечном итоге привели к ряду катастрофических поражений, произошедших на протяжении XIII в. Два исламских народа значительно различались в культурном и военном отношении. Андалузцы во многом копировали своих соседей-католиков.

1. Андалузский конный воин, конец XIII в.
Упавший на землю всадник принадлежит к андалузской исламской военной элите. Он облачен в кольчугу с боевыми перчатками, вооружен тяжелым копьем. Щит подвешен на плечевом ремне. Седло с высокой передней лукой и охватывающей поясницу задней лукой принципиально отличается от седел, обычных в исламских регионах.

2. Андалузский тяжеловооруженный пехотинец, XIII в.
Этот тяжеловооруженный пеший воин пожертвовал мобильностью в пользу защищенности. Поверх кольчуги надет короткий чешуйчатый панцирь.

3. Североафриканский конный воин, конец XIII в.
Североафриканский воин экипирован достаточно легко. Его доспехи состоят из короткой кольчуги и характерного кожаного щита. Двойная обмотка под наконечнкиком его копья — известная традиция, которая прижилась в Северной Африке, почти исчезнув на Ближнем Востоке. Седло раннего типа.

4. Вьючный осел, несущий полотнища шатра.
Вьючные животные, без которых не мог обойтись армейский обоз.

              

Добавить комментарий