Кампании вермахта в Польше (1939) и во Франции (1940)

Решение Гитлера нанести удар по Польше было воспринято неоднозначно. Германия еще не вкусила вкуса крови. Очевидцы отмечали в целом миролюбивый настрой населения той, еще предвоенной, Германии. Да что там обыватели – на совещании в штабе сухопутных войск глава Абвера адмирал Канарис так прокомментировал решение фюрера: «Это конец Германии».

Уже через год, когда германские войска вступили в Париж, донесения свидетельствовали о необычайно высоком боевом духе войск.

Канун войны
Личный состав 30-го пехотного полка прибыл в Ландсберг, покинув свои казармы. Очень немногие немцы тогда полагали, что угрозы фюрера Польше обернутся войной. Тем более – совсем недавно Германия оккупировала Судеты без единого выстрела. Тем не менее, в частях во всю шла подготовка ко дню «Д». Проверялось оружие и снаряжение, инспектировался личный состав. По мере приближения намеченной даты вторжения, о которой в войсках конечно не знали, напряжение возрастало. В ночь накануне вторжения стало ясно, что политические игры успех Гитлеру не принесли. В дело вступала армия. В ту памятную ночь немногие солдаты и офицеры смогли уснуть.
Многие думали о ранах. Юные солдаты больше боялись остаться калеками, чем погибнуть. Перед рассветом солдаты 30-го полка услышали гул авиационных моторов. То самолеты люфтваффе взяли курс на Польшу. Благодаря четкой координации, самолеты в небе и пехота на земле пересекли границу одновременно. Вскоре пехота услышала взрывы падавших где-то за горизонтом бомб. Дым застилал небо.

Поход
Танки и моторизованные части сразу ушли далеко вперед, а пехота занялась своим обычным делом: марш-переходы чередовались с боями и стычками. Даже тренированным солдатам приходилось несладко: «–Снаряжение давило на плечи, мы шли безостановочно. Пулеметчики перекладывали пулеметы с плеча на плечо, а подносчики изнемогали под тяжестью коробок с лентами. Ноги подкашивались, глаза застилал пот, в тело врезались ремни».

Одна отрада – самое тяжелое везли конные повозки, имевшиеся в каждом взводе. Лошади играли в германской армии роль не меньшую, чем автотранспорт. Вообще, техника была сосредоточена в основном в механизированных дивизиях вермахта, в то время как пехотные дивизии довольствовались гужевым транспортом. На всю дивизию имелось несколько штабных автомобилей, а рядовые пехотинцы покоряли расстояний пешком.

Во Франции ситуация не изменилась: пешком на Париж! Солдаты 30-го полка, двигаясь на Запад, вскоре оставили по левую руку Брюссель. После Варшавы немцы старались избегать уличных боев. В полку появился свой автотранспорт, большей частью трофейный – гражданские автомобили, включая даже пожарные машины.

Капрал Клаус вспоминал: «Постоянные марши преследовали нас. Как и в Польше, нас часто поднимали по тревоге посреди ночи. Мы выдвигались к фронту и вступали в бой. На привалах все валились с ног, не представлял как можно будет их поднять. Лица осунулись, эмоции на них вообще не отражались. Тем не менее, длительные тренировки в мирное время давали о себе знать: на «автомате» чистилось и смазывалось оружие, приводились в порядок форма и снаряжение. Марш следовал за маршем с краткими остановками, но роптали немногие».

Пища и отдых на марше
Боевой дух в истощенной длительными пешими переходами германской пехоте поддерживала вкусная и здоровая пища. В каждой роте имелась военно-полевая кухня. Антикварное, но крайне простое и эффективное устройство, особенное незаменимое при приготовлении обеда. Утренний марш завершался часовым привалом, на котором подавалась горячая пища и горячий кофе. Меры маскировки не соблюдались, так как в воздухе полностью господствовала авиация люфтваффе. Помимо приема пищи, на привале командиры взводов инспектировали личный состав. «Каждый командир взвода осматривал своих солдат, оружие, снаряжение, проверял моральное состояние вверенного ему личного состава. Особое внимание – обуви. В постоянных маршах обувь быстро изнашивалась. Винтовки составлены в пирамиды, можно дернуть сигарету-другую, расслабить мышцы, подставить лицо свежему ветерку».

Ветераны французской кампании отмечали, что питание улучшилось по мере продвижения на Запад.

Взвод выдвигается к передовой в две колонны по одному, впереди в центре идет командир взвода, 1939 г.

Взвод выдвигается к передовой в две колонны по одному, впереди в центре идет командир взвода, 1939 г.


 
Огневая позиция пулемета MG-08

Огневая позиция пулемета MG-08. На горизонте встали дымы от взрывов снарядов германской артиллерии, Польша, 1939 г. Пулеметы MG-08 в 1939 г. оставались на вооружении только в частях второй и третьей линии.


 
Германская армия начала кампанию на Западе.

Германская армия начала кампанию на Западе. На переднем плане — «зубы дракона», бетонные надолбы оборонительной линии Западный вал.

              

Добавить комментарий