Присяга и награды легионеров

В 14 г. н.э. годовое жалование легионера составляло 900 сестерций (225 динариев). Демобилизационная выплата составляла около 12 тыс. сестерций (3 тыс. динариев). Офицеры получали полуторную или двойную оплату («сескуипликари» и «дупликари»). Из жалования удерживалась стоимость снаряжения, одежды, еды, похоронных услуг Кроме того, определенная сумма поступала в «полковой сберегательный банк», надзор за которым осуществлял «сигнифер». Размер жалования не повышался до правления императора Домициана (81-96 гг н.э.), притом, что жалование, даже после вычетов, никогда не выплачивалось полностью. Демобилизационные выплаты также не всегда выплачивались, и солдат могли обмануть, наделив их участками земли плохого качества. «Фермы , которыми их наделяли, часто были просто болотами или каменистыми горными склонами» (Тацит «Анналы», 1, 17).

Рельеф принципии в Майнце, на котором изображен легионер, а возможно и центурион в кольчуге.

Рельеф принципии в Майнце, на котором изображен легионер, а возможно и центурион в кольчуге.

Военная присяга
Военную присягу — «сакраментум» — произносили все римские солдаты. Эта клятва имела религиозное значение и связывала солдата с императором и государством. Ее повторяли каждый год в день новогоднего праздника. Вегеций представляет христианскую версию этой присяги, относящуюся к IV в. н.э.

«Они клялись Богом, Христом и Святым Духом, а также Величеством Императора, который вслед за Богом должен был быть самым любимым и почитаемым всеми людьми. Эти солдаты клялись, что будут неуклонно выполнять все приказы императора, никогда не дезертируют и не откажутся умереть за Римское государство» (Вегеций. «О военном деле», 2, 5).

До введения установленной официальной присяги в 216 г до н.э. легионеры должны были произносить две добровольных клятвы. Первая клятва была обязательством повиноваться консулу. Во второй клятве солдаты манипулы обещали друг другу не покидать товарищей в трудном положении ради спасения своей жизни и никогда не оставлять свое место в строю во время сражения, за исключением тех случаев, когда необходимо вернуть себе оружие, атаковать противника или спасти товарища. Несмотря на то, что в позднейших формах присяги подчеркивалось, что легионеры, прежде всего, должны сохранять верность своему командиру и государству, дух ранних присяг поддерживался в центуриях, как во времена Поздней Республики, так и во времена Ранней Империи. Цезарь упоминает случай с двумя центурионами Пуллионом и Вореном. Это были давние соперники, каждый из которых считал, что заслуживает более высокой должности и почестей, по сравнению с другим, но, — «несмотря на свою вражду, им удалось спасти друг друга в битве» (Цезарь. «Галльская война», 5, 44).

Награды
Высшей наградой, доступной легионеру вне зависимости от его звания, был гражданский венок из дубовых листьев — «согопа civica», которым награждали за спасение товарища в бою. Наиболее ценным проявлением мужества и самоотверженности в сражении было оттеснить противника для спасения упавшего товарища. Это было высшим проявлением товарищества, когда легионеры вели сражение друг задруга. Это была основа эффективности римской армии. Император Тиберий с почестями наградил гражданским венком Марка Хелвия Руфа за спасение жизни товарища в сражении против Такфарината в 20 г н.э.:

«Когда войско Такфарината штурмовало укрепленный пункт под названием Фала, они потерпели поражение от отряда ветеранов («вексилиум ветеранорум») численностью не более 500 воинов. Во время сражения отличился солдат Хелвий Руф. Он спас своего товарища и был награжден правителем Апронием «торквесом и копьем». Император присовокупил к этому гражданский венок и выразил сожаление, больше с грустью, чем с гневом, что Апроний не воспользовался своей властью, чтобы наградить этого солдата с большими почестями (Тацит «Анналы», 3, 21).

Руф был последним из известных рядовых легионеров, который получил такое «копье» («hasta рига» — небольшое копье с серебряным наконечником), так как вскоре эта награда стала предназначаться только для офицеров. Надпись, дошедшая до нас из родного города Руфа — Вариа, находившегося в Италии, говорит о том, что он впоследствии получил звание «примус пилус» и прибавил к своему имени эпитет «Цивика». Такая гордость не была чем-то необычным.

Легионеры, сражавшиеся за Октавиана при Акциуме, прибавляли к своему имени эпитет «Акциакус» («Сражавшийся при Акциуме»): «Марк Биллений Акциакус, сын Марка из избранного племени Ромула, служил в XI легионе, сражался в морской битве, поселился в этой колонии (Эсте, Италия, в 30 г до н.э.) и был выбран городским советником».

Полибий отмечает, что римляне награждали доблестных солдат наградами в виде украшений (медалей). Они следили за тем, чтобы такие солдаты были заметны своим командирам на поле боя и носили для этого шкуры животных или гребни и перья. Среди наград за доблесть, которыми награждали легионеров всех званий, были «торквесы» (шейные обручи-гривны), «фалеры» (медали), носимые на доспехах, и «армиллэ» (наручи-браслеты) из драгоценных металлов.

Кроме того, легионеров могли поощрять денежными премиями и продвижением по службе. Награды в виде венков, «копий» и «знамен» были предназначены для центурионов и офицеров высшего ранга. Такие награды раздавал Тит своим солдатам на церемонии, происходившей после захвата и разрушения Иерусалима в 70 г н.э.:

«Он отдал приказ, чтобы офицеры зачитывали имена всех, кто проявил храбрость во время войны. Когда названные по имени легионеры выступали вперед, он аплодировал им так, словно это он сам совершил все эти подвиги. Затем он возлагал на их головы золотые венки, вручал им золотые «торквесы», золотые «копья» и сделанные из серебра «знамена» и давал каждому из этих солдат повышение по службе. Затем он в изобилии наделял каждого из них золотыми и серебряными слитками, дорогой одеждой и другими трофеями» (Иосиф Флавий. «Иудейская война», 7, 13).

Римские солдаты с гордостью носили свои награды на парадах и во время сражений. Тацит подробно рассматривает детали наград, описывая вход победоносной армии Вителлия в Рим в июле 69 г н.э.: «Орлов четырех легионов несли в голове колонны, а флаги («вексилла») подразделений четырех других легионов располагались с каждой стороны. Перед орлами маршировали префекты лагеря, трибуны и главные центурионы, одетые в белые одежды. Остальные центурионы с начищенным оружием и сверкающими наградами маршировали вместе со своими центуриями. «Фалеры» и «торквесы» рядовых солдат также ярко блестели. Это было впечатляющее зрелище, и эта армия заслуживала лучшего, чем Вителлий, императора» (Тацит «История», 2, 89).

Такие награды были также престижными трофеями. Один из последователей Цезаря описывает, как в сражении против сторонников Помпея при Мунде (в 45 г. до н.э.) были захвачены награды одного) храброго центуриона:

«Когда стало ясно, что наших солдат стали теснить, два центуриона из V легиона форсировали реку и восстановили боевую линию. Когда, проявив выдающуюся храбрость, они оттеснили превосходящего в численности противника, в одного из них попал тяжелый снаряд, брошенный с возвышенности. Его товарищ вступил теперь в неравную битву Когда его окружили со всех сторон, он попытался отступить, но поскользнулся. Когда этот мужественный центурион упал, враги бросились вперед, чтобы сорвать с него награды» (Цезарь. «Испанская война», 23).

            

Добавить комментарий