Имперская политика Рима на севере Британии

Идеология «империя без границ» (imperium sine fine) была центральной для стереотипа хорошего императора. Анализ Светониев мотивов Клавдия, вторгшегося в Британию, сокращается до простого факта о том, что «там было место, где можно быстрее всего заслужить триумф». Антонин Пий — одни из наиболее миролюбивых императоров — также придерживался подобной идеологии и всячески рекламировал даже самые простые военные достижения. Элий Аристид, греческий оратор, живший в годы правления Антонина Пия, восхваляет Рим, который «не знает границ и не ограничивает возможность путешествий».

Сама идея границы, как линия на карте, появилась уже в новое время. Наполеон, например, говорил, что «границы наций пролегают по большим рекам, цепям высоких гор или пустыням». Римские границы (limites) не были линиями, но всегда зонами. В этих зонах проживали четыре группы людей: римские военные, римские гражданские, туземцы (дружественное население) и варвары (враждебное население). Таким образом, граница представляла собой широкую полосу земли, на которой армия обеспечивала не только военное управление, но также социальное и экономическое управление. Границы соседних племен никогда не считались нерушимыми, и римская армия смело вторгалась на территорию противника, если того требовали интересы империи. Как известно, «император дал царя квидам». Хотя Дунай считался естественным рубежом, Рим поддерживал активные связи с обитавшими за Дунаем племенами, вмешиваясь в их внутренние дела.

Точно неизвестно, когда римляне выдвинулись за линию Тайн-Солуэй. Со времен Клавдия безопасность северной Британии строилась на договоре между Римом и царицей бригантов Картимидуа. В 69 г. супруг царицы по имени Венуций изгнал ее и разорвал отношения с Римом. По словам Тацита «царство досталось Венуцию, а нам досталась война». Во время гражданской войны в империи, правитель Британии Марк Веттий Болан сумел только дать убежище изгнанной царице. Есть данные о том, что в этот период велись боевые действия на границе, но маловероятно, что Веттий Болан проявлял большую активность.

В 71 г. н.э. в Британию прибыл новый правитель Квинт Петиллий Цериалис, который привел с собой Legio II Adiutrix pia fidelis. Тацит называет Цериалиса победителем в ряде сражений с бригантами. Хотя кампанию Цереалиса Тацит описывает довольно кратко, он упоминает о строительстве легионной крепости Эборакум (Йорк).

Павсаний сообщает о проблемах с бригантами в период правлиния Антонина Пия. По-видимому, именно это обстоятельство привело к тому, что на севере Британии пришлось начинать новую кампанию: «Антоний Пий лишил бригантов большинства их территорий в Британии, потому что те подняли оружие и вторглись в Генунийскую область, населенную римскими гражданами».

Есть точка зрения, что именно восстание бригантов заставило римские власти оставить прежнюю границу на 70 миль к северу. Но эта позиция представляется сомнительной. Не может быть, чтобы мятеж простого племени заставил имперскую власть делать столь крупные перестановки. На самом деле перенос границы к северу объясняется восшествием на престол императора Антонина Пия и назначением на должность правителя Британии энергичного Квинта Лоллия Уорбика. Надпись из Корбриджа подтверждает, что Луллий Урбик был правителем Британии уже в 139 г., то есть спустя всего год после воцарения Антонина Пия (10 июля 138 г.)

Несмотря на свидетельство Павсания, мы не знаем достоверно, в чем заключалась причина столь решительного пересмотра политики в Британии. По-видимому, Антонин для укрепления своего авторитета нуждался в успешном военном предприятии. Клавдий, который также не имел за плечами военного опыта, лично участвовал во вторжении в Британию (43 г. н.э.) с единственной целью стяжать себе славу и усилить свои политические позиции в армии и обществе. Единственный шанс прославиться на войне для Антонина Пия просматривался в Британии. В честь побед в Британии была выпущена серия монет. Доказав свое мужество, император, который ни разу в жизни не покидал Италии, был запечатлен в панегирике, написанном Констанцием Хлором.

Памятные монеты датируются концом 142 г. н.э. Логично предположить, что повторная оккупация равнинной Шотландии произошла именно в этом году. Новая граница через перешеек Форт-Клайд датируется двумя надписями, обнаруженными в Балмуилди. На обоих надписях присутствует имя Лоллия Урбика, таким образом эти надписи сделаны не позднее 143 года, когда Лоллий Урбик покинул Британию. Римские крепости в Шотландии обнаруживают два периода эксплуатации (Антонин I и II). Эпиграфически подтверждается нахождение двух разных вспомогательных частей. Кроме того, видно, что постройки фортов однажды перестраивались.

Конец первого периода приходится на 158 г. Надпись на Нью-касл-апон-Тайн сообщает о прибытии подкреплений для всех трех легионов в Британии из гарнизонов в Верхней и Нижней Германии. Пополнение прибыло вместе с новым правителем провинции – Гнеем Юлием Вером. Точная дата прибытия неизвестна, но в 158 году Вер уже приступил к исполнению обязанностей. Вполне вероятно, что Юлий Вер прибыл в Британию непоредственно с должности правилтеля Нижней Германии. Причиной перевода Вера могла быть новое восстание, вспыхнувшее на севере Британии. После подавления восстания Вер занимался отводом римских войск из равнинной Шотландии.

Так или иначе, укрепления вала Антонина оставались заброшенными лишь краткое время. Надписи из Раф-Касл, Каслкери и Бар-Хилла говорят о том, что здесь стояли вспомогательные части, таким образом, они относятся ко второму периоду. Второй период закончился в 164 году, после чего границу окончательно провели южнее вала Антонина. Там граница оставалась вплоть до ухода римских войск из Британии. Таким образом, вал Антонина обозначал границу Римской империи на протяжении не более 20 лет.

Вал Антонина

Вал Антонина. Обратите внимание, здесь указаны только некоторые из небольших фортов. По-видимому, их было больше, они стояли с интервалом в одну римскую милю.

              

Добавить комментарий