Римские легионы в бою

Боевой строй легиона состоял из трех линий гастатов, принципов и триариев, спереди цепью располагались велиты, а фланги прикрывались конницей. Между линиями выдерживалась дистанция в 100 метров. В консулярной армии четыре легиона могли строиться по-разному. В центре могли располагаться римские легионы, а на флангах – легионы союзников, при этом конница легионов объединялась. Римские и союзнические легионы также могли чередоваться.

Каждая линия разделялась на манипулы, между манипулами соблюдалась дистанция, достаточная для прохода еще одного манипула. Манипулы принципов строились как раз против этих промежутков. В свою очередь, манипулы триариев строились в затылок гастатам, формируя знаменитый римский «шахматный» боевой порядок. Шеренги в каждом манипуле строились свободно, воины стояли на расстоянии двух метров друг от друга. Причем в построении манипула также соблюдался шахматный порядок, каждая последующая шеренга была смещена относительно предыдущей. Глубина строя манипула зависела от многих причин и могла меняться в диапазоне от 6 до 12 шеренг, при обычных 8-10 шеренгах. Большие интервалы между легионерами требовались для того, чтобы удобнее было метать копья-пилумы, а позднее действовать мечом. При необходимости можно было сомкнуть ряды, выдвинув вторую шеренгу в промежутки между воинами первой. Плотный строй помогал лучше защититься от стрел и камней, а также лучше держал стремительную атаку противника. Свободное построение позволяло уставшим легионерам отходить назад, уступая место свежим бойцам из задних рядов. В гуще боя мечом можно было наносить только колющие удары, поскольку места для размаха рукой и активных действий щитом не хватало.

Главным оружием легионеров были копья-пилумы двух типов. Легкое копье использовали в качестве метательного оружия, бросая его в противника с дистанции 30 метров. Легкий пилум имел в длину около 3 м, из которых половина приходилась на металлический наконечник. Метательными копьями были вооружены принципы и гастаты. Копья триариев были тяжелыми и имели в длину около 4 метров. Велиты использовали легкие, короткие дротики, а всадники были вооружены греческими копьями с наконечниками на обоих концах древка, что позволяло использовать копье и после того, как один конец был подрублен противником. Все легионеры имели при себе короткий железный меч длиной около 60 см и шириной 5 см с обоюдоострым клинком. Меч носили на правом боку в ножнах на греческий манер.

Копья-пилумы были самым важным оружием. При сближении их метали в противника: сперва легкие, затем тяжелые. Даже если воин противника закрывался от копья щитом, то потом ему приходилось бросать щит из-за того, что пилум было очень трудно выдернуть. Велиты, забросав противника дротиками и камнями, отходили через промежутки в первой линии, и в зависимости от ситуации или присоединялись к триариям, или переходили на фланги.

Любой, кто всерьез интересовался тактикой римского легиона, или проводил военные игры, сталкивались с вопросом: что делать с промежутками между манипулами? Бросая пилумы, гастаты могли поразить лишь противников прямо перед собой, в то время как солдаты противника, оказавшиеся против промежутков, могли ворваться вглубь строя и атаковать каждый манипул с флангов. Некоторые объясняют это недоразумение тем, что манипулы принципов быстро выдвигались в промежутки, образуя сплошную линию. Но это объяснение вызывает два возражения. Во-первых, в результате строй легиона вырождался в фалангу. Во-вторых, почему бы в этом случае не строить фалангу с самого начала, чтобы избежать любого риска прорыва строя, а также для того, чтобы удвоить число воинов, осыпающих противника копьями в момент сближения. Античные источники постоянно говорят о том, что построение легиона позволяло постоянно ротировать солдат, выдвигая вперед свежих воинов. Как это происходило на практике?
Дело в том, что манипул состоял из двух центурий, строившихся друг за другом. Таким образом, до соприкосновения с противником каждая линия имела промежутки, через которые можно было пропустить отходящих солдат (или в случае биты при Заме слонов противника), после чего вторая центурия каждого манипула закрывала окно, формируя сплошную линию. Именно благодаря этому обстоятельству боевой порядок римлян отличался особой гибкостью и в то же время сохранял устойчивость.

Если гастаты не могли сразу прорвать строй противника или обратить его в бегство, они отступали через промежутки между манипулами второй линии, после чего принципы смыкали строй. При необходимости, принципы также могли повторить этот маневр, что и гастаты. Но происходило это крайне редко. Римская поговорка «битва дошла до триариев» означала необычайно тяжелое положение. Как правило, триарии выступали в роли резерва. Они сидели на траве на одном колене, закрывшись спереди щитом и выставив копье в направлении противника. В задачу триариев входило сдерживать противника, пока две отступившие линии перестраивались у них за спиной. При необходимости триариев могли перебросить на фланг, или как в случае битвы при Каннах, их просто оставляли караулить лагерь, считая их присутствие на поле боя излишним. Именно это обстоятельство во многом обусловило поражение римлян, поскольку они не смогли без третье линии организованно отступить.

На марше пятая часть союзной пехоты и третья часть союзной конницы выделялась для выполнения специальных задач. Этих воинов называли extraordinarii. Часть экстраординариев образовывала авангард. Походное построение консулярной армии был следующим: за авангардом двигался правофланговый союзный легион, союзный обоз, прикрываемый союзной конницей, римский легион, римский обоз, прикрываемый римской конницей, второй римский легион и левофланговый союзный легион. Остальные экстраординарии образовывали арьергард. Фактически походное построение повторяло боевое построение, но свернутое в колонну. Легионы маршировали тремя параллельными колоннами, соответствующими боевым линиям. Обоз заполнял промежутки между колоннами, поэтому армия очень быстро могла изготовиться к бою.

С 282 г. до н.э. римляне стали активно использовать осадные орудия: тараны, баллисты и катапульты. Как правило, тяжелые баллисты и катапульты относились к легким в пропорции 1:6.

Римский триарий, римский гастат, римский велит

Римский триарий, римский гастат, римский велит

1. Римский триарий
Этот рисунок воссоздан по фигурам с алтаря Агенобарба и монумента Эимлия Пауллюса, воздвигнутого в Дельфах в ознаменование победы под Пидной (168 г. до н.э.). Нам известно, что до пунических войн римские легионеры носили на груди небольшие металлические пластины, которые продолжали использоваться и во времена Полибия. Но уже к началу 1-й пунической войны все легионеры за исключением велитов получили кольчуги. По свидетельству того же Полибия, на левой ноге легионеры носили нож.

2. Римский гастат
Кольчужное оплечье, надеваемое поверх кольчуги, имело кожаное основание, которое придавало конструкции форму. Оплечье по форме походило на букву U. Сзади оплечье жестко крепилось к кольчуге, а свисающие вперед концы соединялись с помощью ремня. По конструкции римская кольчуга несомненно походила на греческий холщовый панцирь. Масса кольчуги составляла 20-25 фунтов (в римском фунте 327,5 г.). Шлем типа Монтефортино выпускался в Риме серийно и был довольно низкого качества. Пилум изображен по уцелевшим до нас образцам. Место стыка наконечника с древком усилено накладкой, которая дополнительно уравновешивает копье.

3. Римский велит
Легкую пехоту комплектовали из беднейших римских граждан. Велиты не имели никаких доспехов, полагаясь только на щит и свою увертливость. Некоторые велиты могли иметь простейший шлем из кожи или бронзы. Дротик имеет длину около 1,7 м.

Добавить комментарий